Кыргызча

« Азбука кино» Д - «Джамиля» - самая прекрасная на свете история любви», - Луи Арагон

07:11, 18 Мая

В 1958 году в журнале «Новый мир» впервые была опубликована повесть «Джамиля», принесшая Чингизу Айтматову мировую известность. Французский поэт Луи Арагон говорил: «Джамиля» – самая прекрасная история любви в мире». Джамиля - молодая кыргызская женщина, которая наперекор отжившим патриархальным обычаям смело идет навстречу любви.

Советская критика считала, что фильм Ирины Поплавской далек от совершенства. Хотя все основные образы – Джамили (Наталья Аринбасарова), фронтовика Данияра (Суйменкул Чокморов), братишки мужа героини Сеита (Насретдин Дубашев) – воплощены блистательно. Сегодня, когда мы уже перевидали не одну инсценировку в разных театрах бывшего СССР, когда режиссеры из дальнего зарубежья попытались представить на наш суд свои киноверсии легендарной повести Айтматова, можем смело утверждать, что несовершенное творение москвички Ирины Поплавской остается наиболее адекватным экранным воплощением культового первоисточника.

Критик Эльга Лындина писала, что в фильме Поплавской был довольно точно передан сюжет повести, но зато ушла страстная взволнованность и подлинный пафос. Картина свелась к цепи отдельных эпизодов тех или иных иллюстраций «Джамили».

И в этой цепи у Поплавской есть отдельные достижения. Мне никогда не забыть сцену с огромным, в семь пудов, мешком с зерном, который подбросили Данияру озорники Сеит и Джамиля. Каждый шаг по трапу давался Данияру с трудом, к тому же, он начал заметно припадать на раненую ногу, чем выше он взбирался, тем сильнее качался из стороны в сторону: его раскачивал мешок. Джамиля с расширенными от ужаса глазами начала кричать ему, чтобы он бросил мешок. Но Данияр упрямо поднимался вверх.

Он выдержал это испытание, он вообще был склонен выдержать все несправедливости мира, которые Бог посылал, возможно, испытывая Данияра на прочность. И когда стало понятно, что герой способен выдержать все напасти, ему была ниспослана любовь. И тут хмурый Данияр расцвел. Он, оказывается, умеет петь, улыбаться, быть красивым! И все эти преображения Суйменкул Чокморов сыграл потрясающе.

Актеру удалось раскрыть богатый внутренний мир одного из любимых литературных героев писателя. Хотя сам Чокморов очень критично рассматривал свою работу в «Джамиле» и мечтал заново сыграть Данияра. Ему не раз приходила шальная мысль самому снять новую версию айтматовской повести, хотя в целом он никогда не помышлял быть режиссером.

Режиссеру из Германии Монике Тейбер, которая работала над экранизацией в 1994 году, удалось привлечь к сотрудничеству знаменитого американского театрального и киноактера Фарида Мюррея Абрахама, знакомого нам по образу Сальери в фильме «Амадеус», который принес ему премию «Оскар». В «Джамиле» Абрахам предстал в роли взрослого Сеита, по прихоти режиссера получившего фамилию Фролов. Но, как выяснилось на съемках, это была не единственная прихоть режиссера: на роль Данияра она выбрала блондина Джейсона Коннери, прямолинейно восприняв упоминание автора о том, что Данияр - человек пришлый, чужой…

Джамилю сыграла французская актриса вьетнамского происхождения Лин Фам. Можно высказать предположение, что при более тщательной подготовке к работе, способствовавшей более глубокому погружению в образ, она могла бы стать идеальной Джамилей.

Читаем у Айтматова: «Джамиля была хороша собой: стройная, статная, с прямыми жесткими волосами, заплетенными в две тугие косы». (1)

Лин Фам действительно очень красивая женщина, но для создания сложного образа Джамили одних внешних данных явно недостаточно. Очевидно, что трактовка образа Джамили Ириной Поплавской и Натальей Аринбасаровой гораздо ближе литературному прообразу, нежели представление Моники Тейбер и Лин Фам. Хотя Аринбасарова чисто внешне не столь красива, как Лин Фам, ей, тем не менее, удалось лучше выразить внутреннюю свободу и раскрепощенность Джамили.

Продолжаем читать Айтматова: «В характере у нее проявлялись какие-то мужские черты, что-то резкое, а порой даже грубоватое. И работала Джамиля напористо, с мужской хваткой». (2)

Невысокая, чуть плотная Аринбасарова точно расставила все смысловые акценты и при этом она очень естественна, раскованна, словно чувства героини стали и ее чувствами тоже.

Лин Фам же личностную независимость Джамили только декларирует, достаточно вспомнить  эпизод, в котором Сеит читает письмо Садыка с фронта. Героиня возмущена равнодушным отношением к ней Садыка и очень гневно высказывается по этому поводу. Джамиля Аринбасаровой переживает всю ситуацию скрыто, смена ее внутреннего состояния происходит постепенно: от сияния глаз в начале чтения письма до потускневшего взгляда в конце.

Разумеется, кыргызский зритель не принял «Джамилю» Моники Тейбер.

Моника Тейбер имела уникальный шанс привлечь к своей персоне всеобщее внимание: экранизируя в начале 90-х (в эпоху разгула феминизма) литературное произведение конца 50-х о женщине, в которой был заявлен потенциал свободного обращения со всеми, была обязана расставить все смысловые акценты в соответствии со вкусами нового времени. Именно с конца 80-х – начала 90-х экранная раскованная бунтарка 50-х трансформировалась в независимый образ твердо стоящей на ногах женщины, имеющей мечту и знающей, как ее осуществить. Моника Тейбер, чутко уловив актуальность истории внутренне раскрепощенной Джамили, к сожалению, не смогла сделать ее современной. Спустя 14 лет это попыталась сделать француженка Мари де Поншевиль, которая сообразно реалиям конца двадцатого века трансформировала сюжет бессмертной повести Айтматова, сохранив, тем не менее, основную концептуальную составляющую культового литературного произведения.

Фильм французского режиссера начинается с коротенького пролога.

Франция. Ночь. Прибрежная полоса океана. Шторм. Два человека европейского вида хватают азиата, кидают на землю, подавляют в нем все порывы, чтобы через некоторое время депортировать из страны. Затемнение.

Возникает надпись: «Тенгри. Синева неба» - в сопровождении мощного азиатского голоса, который рождается в сердце певца, проходит сквозь его горло, чтобы свободно парить в небесной выси своенравной Азии. Этот голос гордо звучит над родными просторами депортированного азиата. Зоркая, дерзкая орлица оберегает ход нашего героя, рассекая немногочисленные облачные волны Тенгри. Усталый мужчина, тем не менее, уверенно шагает по проезжей части, легко и просто подсаживается в крупногабаритный грузовик. Местный люд запросто объясняет ему, как добраться до джайлоо Ак-Жуз, где живет некий Тарас. Помятый жизнью, рано состарившийся, но обаятельный герой старается ступать по земле аккуратно, чтобы не затоптать траву, ибо знает, что это драгоценное пропитание для домашнего скота, который летом пасется здесь на джайлоо.

Героя зовут Темир. Выясняется, что его отец Тарас умер. Кто-то тихо спрашивает: «А ты, наверное, сын Джамили?» «Да», - так же тихо отвечает пришелец.

Родная земля приняла своего блудного сына. Земляки – нет. Лишь красавица Амира (А. Имашева) и старшая сестра ее – Уулжан (Т. Абазова) с братишкой Таибом проявляют интерес к Темиру (И. Калмуратов).

Образ Амиры близок айтматовской Джамиле. Режиссер фильма «Тенгри» многократно подчеркивала, что сюжет картины навеян историей любви Данияра и Джамили.

В своем творчестве Мари де Поншевиль всегда поднимает вопросы женской уязвимости в патриархальном устройстве мира. Не столь важно, где происходит действие ее картин: в Европе или Азии. Потому и во Франции, по словам режиссера, тоже царит мужской мир, и женщине не так просто пробиться.

Вспомним, что Джамиля - знаковая героиня Айтматова, сразу привлекла к себе внимание Луи Арагона и получила известность во Франции, потому что соотносилась с утвердившимся в 50-е годы на Западе новым женским образом. Как известно, тогда во французском кино появился и чуть позднее утвердился тип молодой женщины, которая выше всего ставила естественность чувств, подлинность порывов. Она не желала считаться с общепринятыми нормами поведения, выражая тему разрыва между поколениями, смутного и неоформленного бунта молодежи против буржуазных ценностей. (3)

Когда в начале 60-х литературовед Георгий Гачев приступил к первому прочтению повести «Джамиля», то знал, что она уже переведена на французский язык Арагоном. Из этого факта Гачев тогда составил себе представление - значит «Джамиля» «стоит на уровне современного литературного мышления и чем-то его обогащает». Прочитав повесть, Гачев пришел к выводу: «…семейно-родовые отношения кыргызов, сложившиеся в кочевую эпоху, как бы плавно перетекли в социалистические. Но неизменчивость патриархального состояния кажущаяся, где-то в глубине она уже подорвана. Эта подорванность старых норм и представлений о должном проявляется в характере Джамили. Очевидно, что она ведет себя как-то странно, по-своему, слишком многое себе позволяет того, что не принято, при этом нет никаких оснований, чтобы ее осуждать». (4)

Люди осуждают и Амиру, героиню эпохи перемен. Амира – женщина, свободная от предрассудков, единственное ее желание – узнать, что такое любовь. Осуждают ее слабые никчемные мужички, которые храбреют, пропустив стакан-другой водки, начиная беспардонно к ней приставать. Храбреют настолько, что могут забить насмерть человека, как это сделал пьяница Аскар со своей женой Уулжан. Экранные «герои» находят и другой способ преодоления дефицита мужественности в себе любимых. Так, собственный муж Амиры – Шамши – моджахед, косит под истинного правоверного молдоке, регулярно отъезжает в южные горячие точки для заработка. Шамши способен только воевать, не созидать. До поры до времени он остается элементарным дундуком по отношению к Амире. Его не заботят чувства, переживания, томления красавицы жены. Обычно Шамши возвращается в короткий отпуск домой для того, чтобы развеяться, но не в супружеской постели, а за выпивкой с дружками.

И вот на джайлоо появляется Темир, человек из ниоткуда, без гроша в кармане, который селится в хижине на отшибе стойбища. Единственный человек, с кем находит общий язык, пришелец – бывший воин-афганец, грубоватый русский мужик с добрым сердцем, который навсегда застрял в красивой азиатской стране и распродает китайцам металлические остатки былой мощи советской державы.

Амиру не волнует, что Темир неудачник по жизни. Она чувствует: хотя ее избранник беден материально, внутренне он наполнен, духовно богат, и именно с ним она сможет получить ощущение полноты счастья от всепоглощающей любви.

Амира сбегает с ним. По дороге выясняется, что Темир не способен подбить из рогатки зайчика, поймать рыбу, подстрелить птицу, чтобы накормить изголодавшуюся возлюбленную. Темир не ведает, куда он ее ведет и что с ними будет завтра. Он не планирует свою жизнь, а просто идет куда-то вперед, как выясняется, опять-таки на Запад, который уже однажды его изгнал. Темир не нашел себя на родном пастбище. Не распланированная жизнь вынуждает Темира подчиняться обстоятельствам: в который раз покидать родину. Он не может противостоять мужу Амиры с бандой боевиков. Темир в принципе не приспособлен к жизни, он мечтатель, и только сильная женщина рядом с ним способна поддержать его и стать опорой.

В начале я говорила об орлице в высоком небе Азии, которая охраняет хождение Темира по родной земле. Еще дважды появится она в поле зрения: когда Амира навещает могилу Уулжан и пытается установить на ней камень. Появляется Темир и помогает ей. Так начинаются их отношения. В третий раз, уже в финале, орлица оповещает героев, что они, преодолев все мыслимые и немыслимые препятствия, дошли до чужой земли. С новой надеждой на будущее счастье заканчивается фильм.

Мари де Поншевиль хотела показать природу Кыргызстана: «Пусть в мире все увидят, в какой красивой стране живут Амира и Темир». Да, наши пейзажи великолепны, живописны, но среди этой красоты герои де Поншевиль не могут обрести счастья, они уходят искать его на чужбине.

«Тенгри» - зрительская картина, и в целом бишкекчане ее приняли тепло. Правда, некоторые отметили (на их взгляд) очевидный минус музыкального сопровождения: «Горловое пение не свойственно кыргызам!»

В целом по ходу развития сюжета звучит много разных песен, которые не вызывали нареканий. Актрисы Альбина Имашева и Таалайкан Абазова от души поют лирические и задорные кыргызские песни. Известный актер и бард Николай Марусич исполняет свои авторские произведения. Артист Табалды Актанов сказывает небольшой фрагмент из эпоса «Манас», его юным партнером Айбеком Мидин уулу предпринимается попытка исполнить этот же фрагмент в стиле рэп. Отметим, что все это звучит в ленте «живьем»: звук писался на съемках.

Многие считают, что фильм явно затянут, и вторая его половина грешит длинными планами горных пейзажей, а бесконечная погоня за героями никак не обоснованна, и ее надо было бы урезать.

Кыргызстанцы не приняли картину в принципе.

Мы, земляки и хранители литературного наследия выдающегося писателя, не можем остановить творческий порыв, намерение того или иного режиссера, неважно, отечественного или зарубежного, осуществлять постановки по произведениям Чингиза Айтматова. Но мы вправе выражать свое мнение, жить надеждой, что новые экранизации будут адекватнее, что режиссер не будет допускать необоснованных вольностей в трактовке тех или иных образов, будет более бережным.

Гульбара Толомушева, киновед

Фильмография:

1. «Джамиля» - первая версия

Экранизация одноименной повести Чингиза Айтматова

Производство киностудии «Мосфильм», 1969, ч/б, цв., 35 мм, 78 мин.

Автор сценария – Чингиз Айтматов

Режиссер-постановщик – Ирина Поплавская

Оператор-постановщик – Кадыржан Кыдыралиев

Художник-постановщик – Анатолий Кузнецов

В главных ролях: Наталья Аринбасарова, Суйменкул Чокморов, Насретдин Дубашев

2. "Джамиля" - экранизация одноименной повести Чингиза Айтматова

Производство: «Трианглфилм» (ФРГ), «Гемлин Медиа Интернейшнл» и «Кори Филм дистрибьюторс» (США), 1994, цв., 35 мм, 85 мин.

Авторы сценария – Чингиз Айтматов и Моника Тейбер

Режиссер-постановщик – Моника Тейбер

Оператор-постановщик – Манасбек Мусаев

Композитор – Евгений Дога

В главных ролях: Лин Фам, Джейсон Коннери, Николас Кински, Фарид Мюррей Абрахам

3. «Тенгри. Синева неба»

Фильм посвящен светлой памяти великого писателя Чингиза Айтматова

Германия – Франция - Кыргызстан, 2008, 35 мм, 110 мин.

Производство: L.Films – Cine Dok GmbH & Arte France Cinema

: Мари-Жауль Поншевиль Jean-Francois Goyet участии Charles Castella

Постановка: Мари-Жауль де Поншевиль

Sylvie CarcedoFrank Muller

Birgit Lokke

Продюсеры: Франк Мюллер, Эммануэль Шлюмбергер, Таалайбек Бапанов

Продюсер-менеджер: Эрнест Абдыжапаров

На кыргызском (95%) и русском (5%) языках с английскими субтитрами

В главных ролях: Альбина Имашева, Илимбек Калмуратов, Николай Марусич, Таалайкан Абазова, Табалды Актанов, Бусурман Одуракаев, Асхат Сулайманов, Айбек Мидин уулу.

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям