Кыргызча

Азбука кино А - «Арман» - фильм о неизбывной тоске отца по погибшему на фронте сыну

13:21, 7 Апреля

Авторы сценария: Дооронбек Садырбаев, Муса Мураталиев, Бакыт Карагулов

Режиссер-постановщик: Дооронбек Садырбаев

Оператор-постановщик: Альберт Сейфуллин

Художник-постановщик – Алексей Макаров

Директор картины: Петр Елиференко

В ролях: Нурмухан Жантурин (Чодрон-ата), Жоробек Аралбаев (Султан – сын Чодрона), Роза Рыскельдинова (Бурма – первая жена Чодрона), Асанкул Шаршенов (Асанкул), Жамал Сейдакматова (Салика – дочь Чодрона), Таттыбюбю Турсунбаева (Зейнеш – дочь Чодрона), Алиман Жангорозова (Насипкан - вторая жена Чодрона), Турсун Уралиев (комузист Мураталы) и др.

По мотивам рассказа Чингиза Айтматова «Свидание с сыном».

Производство: «Кыргызтелефильм» им. Д.Садырбаева, 1975, 60 мин.

Синопсис. Старик Чодрон отправил единственного сына Султана на Великую Отечественную войну. Чодрон-ата вспоминает счастливые дни в мирное время, когда вся его семья была счастлива.

Фильм «Арман» режиссер Дооронбек Садырбаев поставил на студии «Кыргызтелефильм», которая ныне носит его имя, в 1975 году. «Арман» - это экранизация рассказа Чингиза Айтматова «Свидание с сыном» (1970).

Нелинейная структура сборки фильма идентична сюжетному строению рассказа, которое следовало за полетом мысли писателя, и казалось, что его совершенно не заботило соблюдение точной хронологии событий, ибо он подчинялся лётному ходу своего воображения. С самого начала было очевидно, что объема небольшого рассказа (чуть больше десяти страниц текста) не хватит для постановки полнометражной картины, что потребуется расширить литературную основу посредством введения новых героев и придумав дополнительные эпизоды.

Литературных героев в первоисточнике меньше десяти. Это - кузнец Чодрон, его вторая жена - Насипкан, трое детей: дочери Зейнеш и Салика, младший сын - Султан, все рождены первой женой, которая умерла много лет назад. Чодрон и Насипкан изредка вспоминают о ней. А также старик из соседнего села Сапаралы и охотник с Ак-Сая, в доме которого жил Султан, когда стал работать в школе.

В фильм, прежде всего, был введен образ первой жены Чодрона – Бурмы. По состоянию здоровья она не может ходить. Большое экранное пространство отведено роскошному, фактурному герою по имени Асанкул. Это молотобоец Чодрона в кузнице в колоритном исполнении удивительного комического актера Асанкула Шаршенова. Так как действие картины происходит в селе – авторы не могли отказаться от ярких, характерных, пусть и небольших ролей кыргызских старух в исполнении великолепных Сабиры Кумушалиевой (Сайра) и Каличи Рысмендеевой (туговатая на ухо рукодельница). Кроме того, в фильме представлены замечательные ребятишки, с которыми с удовольствием возится пионервожатый и молодой учитель Султан Чодронов.

Айтматову было важно, чтобы герой сбросил многолетний эмоциональный груз – тоску по сыну. Вот почему Чодрон стремится съездить в то село, где учительствовал сын: подышать воздухом того края, походить по земле, которая еще помнит шаги Султана. Поэтому рассказ свой он назвал «Свидание с сыном». Писатель пишет, что «в сознании Чодрона совершенно неподвластным образом сын оживал, годы причудливо смещались, желаемое становилось действительностью, фантазия – реальностью». Гармоничным образом возникает воображаемый диалог отца с сыном: «приехал почтить память твою. Приехал поклониться людям, среди которых ты жил. Хочу поклониться этой земле, этим горам, воздуху, которым ты дышал, воде, которую ты пил. Вот и свиделись, сын мой».

В фильме на первый план выходит состояние АРМАН – неизбывной тоски главного героя Чодрона по погибшему в Великой Отечественной войне сыну. Чодрон все время думает о сыне, вспоминает разные счастливые мгновения довоенной жизни, особо остро переживает драматическую ситуацию в момент проводов добровольцев на фронт, когда дочери требовали от отца встретиться с комиссаром и остановить уход Султана на войну. Чодрон и мысли подобной допустить не мог, ведь сын сам подал заявление идти на фронт добровольцем, как же теперь он может отречься от своих слов? Дочери уже проводили своих мужей, которых они не в силах были остановить. Теперь думали, что отец сможет вернуть домой Султана. Чодрон был непреклонен. Дочери прямым текстом прокляли отца. Чодрон смолчал в ответ. Зато он имел счастье достойно проводить сына на Священную войну и пожелать ему оставаться человеком при любых обстоятельствах.

Ключевой является сцена в конце фильма, когда сельчане собрались во дворе дома Чодрона и Бурмы, чтобы выразить соболезнования по поводу гибели Султана. Драмой данной ситуации является то обстоятельство, что пока супруги не знают, что единственный, младший любимый сын их погиб. Поэтому оба недоумевают: зачем люди пришли к ним без приглашений? Все молчат, никто не решается взять на себя смелость и сообщить плохую весть. Бурма спрашивает свою подругу: «Зачем ты пришла?» Та отвечает: «Подать вам всем чай…» и отводит взгляд в сторону. Бурма спрашивает другую: «А ты зачем здесь?» - «Навестить тебя пришла». Чодрон кидает вопрос в воздух: «Вы что-то хотите сказать нам?» И тогда глуховатая старуха протягивает своему мужу Мураталы комуз, который был спрятан за его спиной и подаёт знак – начинай.

Мураталы нехотя берет в руки инструмент и начальные заунывные, весьма печальные звуки трагической мелодии «Көкөй кести» прорезают плотную невидимую стену скорбного молчания сельчан, пришедших поддержать супругов в горестную минуту. В момент, когда никто не берет на себя смелость сообщить плохую новость, музыке отводится незавидная роль оповещателя. Только теперь Бурма с Чодроном осознают, что сына больше нет, он погиб.

Неизбывная тоска поселилась в душе одинокого Чодрона. Бурма умерла после войны, дочери поселились в городе, а вторая жена Насипкан лишний раз боится сказать слово мужу. Будучи от природы немногословным человеком, Чодрон стал еще более замкнутым в своей печали. Лишь белогрудые ласточки с точеными головками и раздвоенными стрелками хвостов радовали и вносили умиротворение в истерзанную тоской душу старого кузнеца. Возможно, в строгой и безупречной красоте их Чодрон находил нечто родственное образу его любимого и единственного сына, погибшего, но не покинувшего пространство вселенной. Айтматов далеко не случайно «поручил» именно ласточкам сопровождать Чодрона в его частых одиночных поездках. Как известно, ласточки воплощают дух умерших детей, олицетворяют надежду, являются символом воскрешения, так как, возвращаясь весной, они привносят новое дыхание в жизнь человека, который ждет их возвращения.

В роли Султана снялся тогда еще студент Высшего Театрального училища (института) им. М.С.Щепкина в Москве – Жоробек Аралбаев. Юный обаятельный, статный Аралбаев был идеальным воплощением благородного образа романтического героя семидесятых. В этой связи показательна сцена в классе, когда молодой, подтянутый, европеизированный учитель Султан о чём-то увлеченно рассказывает ученикам-пионерам. В это время за окном класса появляется отец и с любовью и гордостью наблюдает за сыном. Как в первоисточнике писал Айтматов: Чодрон сына «не просто любил - любит каждый, а уважал с самого детства, как разумного, равного себе человека».

Окно, разделяющее отца и сына, становится гипотетической границей между поколениями. С одной стороны, это сцена – весьма реальна, но она явно не из довоенного времени, она из семидесятых годов двадцатого века, когда наступила эра экономической стабильности, когда молодежь страны Советов была уверена в своем завтрашнем дне. Молодой учитель одет по моде 70-х, школьная форма и в целом внешний вид учащихся также соответствует этому времени. Не случайно поэтому, что музыку для фильма писал весьма востребованный в кыргызском кино композитор из Москвы Шандор Каллош (он был также композитором суперпопулярных отечественных картин 70-х - «Очкарик» и «Красное яблоко»). После первого просмотра казалось, что его ярко акцентированная мелодика для детско-юношеской аудитории совершенно не сингармонична периоду 30-х – 40-х годов прошлого столетия. Но после повторных просмотров фильма «Арман» вдруг осознала, что Садырбаев, снимая свою ленту в середине 70-х, прокладывал мостик из прошлого в настоящее: воображение Чодрона перемещает Султана в действительность «сегодняшнего дня» на момент создания фильма. Если б сын остался жив, то в своей трудовой деятельности он на деле воплощал бы всё правильное, хорошее, благородное, что с младенчества закладывал в него отец. Эта сцена той будущей жизни, которой Султан был лишен, ибо погиб на войне.

Роль Чодрона сыграл выдающийся казахский артист Нурмухан Жантурин, который часто снимался в Кыргызстане («Салтанат», «Джура», «Зной», «Бег иноходца» и др.).

Известный советский киновед и сценарист Леонид Гуревич писал, что началом его актерского «я» является пластическая сторона роли: «Отсюда начинается его движение к образу. Вслед приходит глубокое постижение характера, проникновение в суть. Сама фигура артиста, его движения обладают особой выразительностью». 

Показательны в этом плане сцены в кузнице, когда молотобоец Чодрона – Асанкул решил уйти на фронт и оставляет вместо себя невысокого парнишку крепкого телосложения. (Кстати, в этой крохотной роли снялся уже повзрослевший Насреддин Дубашев, знаменитый на весь мир актер-подросток, который в годы своего отрочества сыграл в культовых кыргызских картинах – «Небо нашего детства», «Джамиля» и других, до сих пор востребованных в ретроспективных программах на разных фестивалях и телевизионных показах).

Асанкул просит Чодрона благословить его на ратные подвиги. Асанкул уверен в скором окончании войны, поэтому обещает быстро вернуться, ну, а пока на время его подменит юный сменщик. Но один за другим юные подручные молотобойцы Чодрона покидают кузницу. Наконец, на их месте у наковальни оказывается мальчишка лет десяти, который старается и чётко следует за молотком-ручником Чодрона: куда кузнец ударит, туда и бьёт тяжёлым молотом-кувалдой очень серьезный, сосредоточенный и ответственный маленький работник.

Жантурин естественен в крошечной кузнице, он освоил тяжелый, но динамичный труд кузнеца: быстро-быстро и в то же время артистично, с огоньком стучит по горячей металлической заготовке, придавая ей нужную форму, главное успеть сформировать ее пока металл не остыл, иначе ковать его будет невозможно.

Известно, что Нурмухана Жантурина отличала невероятная страсть к лошадям. В фильме «Арман» актер неоднократно демонстрировал безукоризненную выездку. Можно вспомнить сцену, когда отец с сыном устраивают шутливые скачки – Чодрон верхом на коне, а Султан – на велосипеде, оба не хотят отставать, то один вырывается вперед, то другой. Жантурин удивительный наездник. Чувствуется, что движение в гармонии с живым существом – отличным скакуном было приятно ему. (Не случайно, что именно Нурмухану Жантурину Сергей Урусевский доверил роль табунщика Танабая в своем режиссерском дебюте «Бег иноходца», экранизации знаменитой повести Чингиза Айтматова «Прощай, Гульсары».)

Гульбара Толомушова

  

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям