«Азбука кино» Ж - Жизнь его в киноискусстве: Болот Бейшеналиев

18:25, 23 Июня

(25 июня 1937- 17 ноября 2001)

В конце июня в Кыргызстане отметят 80-летие со дня рождения народного артиста Кыргызстана, известного киноактера Болота Бейшеналиева.

Основные мероприятия намечено провести в день рождения знаменитого киноактера - 25 июня 2017 года - в средней школе им. Б. Бейшеналиева в селе Калмак-Ашуу Кеминского района. Запланирована творческая встреча с участием его коллег, друзей и родных. 27 июня 2017 года в Доме кино им. Ч.Айтматова намерены провести Вечер памяти с участием общественности, видных деятелей искусства, культуры и кинематографии.

Отзывы поклонников и экспертов в социальных сетях сразу по опубликованию сообщения о предстоящем юбилее актера:

Ашот Саркисян: «Герой нашей юности: «Красные пески» - вместе с ним шагали по Красной площади!!!»

Гульсун Мусаева: «Болот Бейшеналиев как лицо кыргызской нации, великий артист».

Елена Баялинова: «Наша славная киноистория».

Ирина Павлова: «Грандиозные две работы - в «Андрее Рублеве» и в «Первом учителе». Совершенные шедевры!»

Успех «Первого учителя»

Народный артист Кыргызской Республики Болот Бейшеналиев родился в Кеминском районе Чуйской области. В 1953 году после окончания десятого класса Тарсуйской средней школы был в совхозе разнорабочим. В 1956-1957 годах занимался в студии при Кыргызском театре оперы и балета, пел в хоре.

В 1958 году поступил в Ташкентский театрально-художественный институт им. А. Н. Островского на актерский факультет и после его окончания в 1963 году был принят на киностудию «Кыргызфильм» ассистентом режиссера.

Первый опыт работы в кино Бейшеналиев приобрел на съемочной площадке Мелиса Убукеева в период создания первого кыргызского национального фильма «Белые горы» (оригинальное название «Трудная переправа», 1964). Молодой артист снялся в роли второго плана – хозяина юрты, а также был ассистентом постановщика.

Параллельно с «Трудной переправой» на киностудии велась работа и над экранизацией айтматовской повести «Первый учитель». Будущий фильм должен был называться «Шумят тополя», и ставить его намеревался казахский режиссер Султан Ходжиков, который проделал определенную подготовительную работу, но почему-то вдруг картину «закрыли». Потом появилась московская группа во главе с Андреем Михалковым-Кончаловским. В один из дней Бейшеналиев совершенно случайно попал в поле зрения своей сокурсницы - ассистентки Кончаловского Клары Юсупжановой, подбиравшей актеров для «Первого учителя», и оказался на пробах.

«Жизнь человека во многом зависит от случая, иногда он приносит удачу, иногда горе, потому что ситуации бывают разными. У меня, как у любого человека, жизнь состоит из подобных разных случаев. Вот так случай за случаем, один за другим и пошло и поехало», - заметил однажды артист.

Учитель Дюйшен – прежде всего сильный герой и, несмотря на это, он – один из наиболее трагических персонажей в истории кино. Болот Бейшеналиев под руководством А. Кончаловского создал образ человека с прекрасными порывами, который отчаянно сопротивляется единственной мысли, что его путь ошибочен. Не одно десятилетие сия мощная и достаточно вольная интерпретация повести Айтматова в Кыргызстане вызывала яростные споры. Критики писали, что в фильме «народные массы предстают дикой толпой», которой «недоступны ни человеческая культура, ни, тем более, понимание революции». «Толпы физических и духовных уродов» постоянно издеваются над учителем Дюйшеном, пытающимся «внушать новые идеи», потому что он раскрывает их суть «примитивно и грубо». На самом деле молодой Кончаловский, приступая к съемкам, во многом исходил из творчества Куросавы, герои которого «поднимаются до вершин духа и падают до бездн одичания», горел желанием снять потрясающий фильм, и в повести Айтматова он нашел литературный эквивалент стилю Куросавы. Образ сильного, не сдающегося учителя Дюйшена, в одиночку противостоящего не уходящему старому времени, тормозящему колесо истории, позволило режиссеру представить собственное видение сложных событий, происходивших в нашей стране в 20-е года XX века.

Режиссер явно предостерегал нас от того неминуемого краха, к которому мы можем прийти, если наших детей будут учить столь малограмотные люди, как Дюйшен, достаточно вспомнить, что он постоянно твердит в фильме: «Я и сам этого не знаю! Я еще многого не знаю!» Показателен в этой связи эпизод, когда Дюйшен рубит единственный на всю округу тополь для постройки школы, в которой и намеревается преподавать. Вспомним, что в повести Дюйшен и Алтынай, наоборот, сажают два молодых тополька у школы, с тем, чтобы они росли и набирались сил, как и юная героиня. Очевидно, что если бы Ходжиков осуществил постановку по сценарию «Шумят тополя», то это был бы совсем другой фильм.

Кинообразы Бейшеналиева

«Первый учитель» был показан на престижном Венецианском международном кинофестивале (1965). Лицо Бейшеналиева открыло миру образ кыргыза. Его действительно увидели везде, в том числе и во многих дружественных Советскому Союзу развивающихся государствах. Потом, когда зрители из Ближнего Востока видели его в ролях якутов, калмыков, казахов и прочих, они, мгновенно узнав Первого учителя, начинали расспрашивать: как он, где он. Актер переезжает в Москву, снимается в разных регионах необъятной страны, в Восточной Европе – многие помнят популярную чехословацкую «Колонию Ланфиер» (1968). В общей сложности его имя стоит в титрах более ста картин.

Например, в многосерийном художественном фильме Анатолия Ниточкина «Белый шаман» (1982) о становлении советской власти на Чукотке артист создал образ Черного шамана, который противопоставлялся главному герою картины. Сорокапятилетний Бейшеналиев в роли второго плана в немногочисленных сценах выделялся, он становился центром своих эпизодов, привлекая внимание зрителей. Еще бы: высокий, статный, подвижный, страстный мужчина в самом расцвете сил!  

Бейшеналиев в лучших своих работах создавал не только некий образ, он воплощал само время, эпоху, которым посвящался фильм. Каждый этап жизни актера оставлял след на его удивительном лице, более того, мы не знаем юного Бейшеналиева, даже в «Трудной переправе» он выглядит достаточно зрелым человеком, хотя в момент съемки ему было всего 26.

Памяти выдающегося артиста кыргызское телевидение часто показывает все любимые кыргызстанцами фильмы с его участием, среди которых им особо дорог телефильм Мелиса Убукеева «Ак-Мёёр» (1969). Новаторская постановка режиссера о печальной любви красавицы Ак-Мёёр и табунщика Болота (Бейшеналиев) осуществлена на стыке трех искусств – театра, кино и телевидения. Именно их взаимодействие создавало непрерывную структуру картины. Съемки проводились в одном павильоне, где Убукеев поставил все сцены.

«Вот ты говоришь синтез трех искусств, но тогда мне в голову он не пришел. Я вначале не очень верил, что эта картина будет долго существовать и, тем более, иметь успех. Сценарий был написан прекрасно, а когда начали снимать, то только в одном месте. Я не понимал, как можно раскрыть столь трагическую историю в одном павильоне. Меня удивило мастерство Мелиса, его видение, изобразительное решение всей картины в целом, он вообще очень глубоко знал материал, все время его анализировал, а когда с оператором Владимиром Котовым они непосредственно приступили к съемкам, то я буквально влюбился и в своего героя Болота, и поверил, что работа предстоит интересная. С самого начала я чувствовал, что Таттыбюбю Турсунбаева сможет одна «вытащить» весь материал. Эта ее работа отличалась от всего, что она раньше делала. В роли Ак-Мёёр она совсем по-другому смотрелась. Картина до сегодняшнего дня смотрится благодаря Таттыбюбю, ее мастерству, ее красоте. Конечно, прекрасен был Муратбек Рыскулов и, разумеется, Советбек Джумадылов», - отмечал в своих воспоминаниях Бейшеналиев.

Табунщик Болот молод, красив, но беден, кроме всепоглощающей любви он ничего не может предложить своей любимой. Его благородство оценила не только Ак-Мёёр, но и ее старый муж, хан Жантай, в последний момент осознавший, что власть, сила и богатство не гарантируют поклонения бедных, гордых и влюбленных.

Есть в послужном списке Болота Бейшеналиева удивительный образ народного героя, прототипом которого явился любимец довоенных зрителей всего Советского Союза – Чапаев, герой одноименного фильма братьев Васильевых. Некий Акаев из картины Усенжана Ибрагимова «Улыбка на камне» (1974), больше известной как «Шашки вон!»

Это – вернувшийся с фронтов Великой Отечественной войны одинокий, но гордый, храбрый и справедливый солдат. Любое, даже малейшее проявление в людях маленьких недостатков и пагубных пороков приводит Акаева в ярость. Вскакивает с места и с возгласом: «Шашки вон!» - стремительно вынимает свое боевое оружие из ножен, желая разрубить в пух и прах все мерзости окружающего мира. Да и чисто внешне герой Бейшеналиева явно косит под Чапаева: закрученные усы, шапка-кубанка набекрень и шикарная бурка. Кроме Чапаева Акаев Бейшеналиева напоминает и незабвенного учителя мировой социалистической революции Дюйшена.

Работа с Тарковским

Из воспоминаний Болота Бейшеналиева: «Я благодарю судьбу, что она свела меня с таким человеком, как Андрей Тарковский. «В то время, когда я снимался в «Первом учителе», Андрон Кончаловский спросил меня:

- Болот, ты знаешь Тарковского?

- Я, говорю, видел его картину «Иваново детство», мне она очень понравилась.

Тогда Кончаловский дал мне почитать сценарий «Андрей Рублев», написанный им и Тарковским.

- Как?

- Очень хорошо.

Я был счастлив от одной мысли, что, возможно, предстоит работа с Тарковским. Во время съемок «Андрея Рублева» мы часто общались втроем: Андрей, Андрон и я. Мы с Андреем подружились. А потом, когда я снимался на «Узбекфильме», Тарковский, будучи художественным руководителем узбекской картины, все время был с нами и в Хиве, и Ургенче, несмотря на жару. Я благодарен ему за то, что он многому меня научил».  

Действие масштабного двухсерийного фильма Тарковского «Андрей Рублев» (1966) происходит в начале пятнадцатого века в Древней Руси, попранной монголо-татарским игом. Болот Бейшеналиев сыграл в этой картине татарского хана, одну из двух центральных фигур, пожалуй, самой впечатляющей новеллы «Набег». Она длится чуть больше двадцати минут, и всю свою роль кыргызский артист ведет легко, непринужденно, сидя верхом на боевом коне. Второй основной персонаж «Набега» - князь Малый в исполнении Юрия Назарова. Князь Малый обратился за поддержкой к татарскому хану, дабы захватить престол своего старшего брата - князя Великого. Хан, хитро улыбаясь, постоянно поддевает Малого: «Как хочешь ты взойти на престол брата!» Для хана набег – одна из забав на многострадальной земле порабощенной Руси, и бесславные потуги князя Малого, естественно, вызывают у него лишь косую ехидную усмешку. До тех пор, пока русские правители ненавидят друг друга, власти Орды ничего не грозит.

Возвращение  

Уехав из Киргизии, Бейшеналиев, разумеется, не покинул ее навсегда. В середине 70-х он создал образ современника Эркина в фильме Геннадия Базарова «Зеница ока». Разумеется, Эркин воспринимался как alter ago самого Бейшеналиева. Судите сами: герой, имеющий большую родню в кыргызском аиле, поселился в Москве. Он работает в некоем крупном НИИ, а живет в тесной однокомнатной квартирке. На первый взгляд кажется, что Эркин органично вписывается в атмосферу гигантского города, так как и сам являет собой личность незаурядную. В конце концов, герой Бейшеналиева решает не возвращаться на Родину, к матери, так как посчитал, что ему лучше остаться в Москве, где он будет и дальше заниматься своим интеллектуальным совершенствованием. Но авторов картины волнует вопрос: где Эркин принес бы большую пользу – на Родине, в Кыргызстане, или на чужбине? Заинтересованность авторов в профессиональной востребованности или невостребованности героя показана через беседу Эркина с дядей, который сожалеет, что племянник не вернулся в родные края.

Бейшеналиев на Родину вернулся, и это было не триумфальное возвращение победителя, а скромный переезд немолодого артиста в маленький уютный Бишкек. Возвращение было предвосхищено в фильме Базарова 1984 года «Первый», где в качестве его партнерши вновь выступила Наталья Аринбасарова. Они сыграли уставших друг от друга супругов. Бейшеналиев был статным, как и прежде, но постаревшим и поседевшим, хотя ему еще не исполнилось пятидесяти.

В начале 90-х, когда Болот Алимбаев снимал документальную картину «В этом замкнутом круге» памяти Таттыбюбю Турсунбаевой, то специально устроил показ фильма «Ак-Мёёр» для актера, не видевшего его много лет. Потом перед зрителями предстал пожилой человек, со слезами на глазах вглядывавшийся в финальные кадры незабвенной картины: встретившись в загробном мире, герои не узнают друг друга.

Еще через несколько лет Бейшеналиев снялся в художественно-публицистической картине Мелиса Убукеева «Вселенная Манаса», где предстал в образе старца-провидца, давшего долгожданному младенцу хана Джакыпа имя Манас. Он говорил: «Очень интересно, что свою первую и сотую роли я сыграл у Мелиса! Для меня важно, что в своем сотом фильме я снялся в год столетия кино».

В 1996 году Мелис Убукеев умер. Это была первая крупная потеря в кругу кыргызских шестидесятников. Друзья с болью восприняли весть о смерти режиссера.

В 1997 году Э. Рыспаев посвятил актеру документальную картину «Белый дождь поздней осени». Название пришло из строки одного из стихотворений Бейшеналиева. Это был грустный бенефис артиста, выступавшего в пустом зале, читая собственные замечательные стихотворения. Хотя, может быть, он находился в ожидании своего праздника. Высокий, худой, старый мужчина с длинными седыми волосами бродит по осеннему городу, в котором до него никому нет никакого дела. Он вспоминает былое, и на экране возникают кадры из фильмов с его участием, которые все кыргызстанцы знают наизусть, и по этой причине в момент первого просмотра слишком длинные фрагменты раздражали. Сегодня, когда артист умер, все встало на свои места, потому что Рыспаев смонтировал картину согласно экзистенциональной кривой пути Бейшеналиева на земле.

В 2001 году режиссер Дальмира Тилепбергенова сняла короткометражную картину «Томого». Она рассказывает об одиноком старике (в этой роли снялся Болот Бейшеналиев), зарабатывающем себе на жизнь ловлей и продажей птиц. Однажды на базаре к нему подходит подозрительный молодой человек и предлагает хорошие деньги, если герой достанет сокола. Собственная жадность становится клеткой для героя, поздно осознавшего свою ошибку. Тилепбергенова создала удачное в изобразительном плане произведение, что в целом не характерно для молодых режиссеров: жилище старика одновременно и убого, и по-своему колоритно. В нем почти нет мебели, но оно наполнено светом ушедшей молодости, настоящей печали и будущего раскаяния. Этого на самом деле очень трудно добиться в кино – создать атмосферу, которая олицетворяет образ героя, но Дальмире это удалось. На стену над старой железной кроватью старик повесил фотографию, увековечившую его молодого в кругу семьи. Значит, некогда были у него родные люди, а также портрет Че Гевары. Новому поколению вряд ли что скажет образ этого человека, но герою он, несомненно, так же дорог, как ставшие почти святыми лики дочери и жены. Старик в курсе всех современных событий – у него есть приемник, и голос Булата Минжилкиева для него предпочтительнее голоса Юрия Шевчука, возможно, потому что Шевчук поет о последней осени, а Минжилкиев - «Балладу о матери». Не меняясь внешне, Бейшеналиев создал образ своего обездоленного современника в «Томого». Здесь он не просто бродит по мрачному городу: герой занят ловлей и продажей мелких птиц. Однажды некто предлагает ему поймать сокола. «Но ведь охота на него запрещена?!» - восклицает старик. «А, ты, дядь, попробуй!» – отвечает заказчик. И вот дело сделано, глаза заветной птицы-хищника закрыты томого (кожаный колпачок, надеваемый на голову сокола и закрывающий ему глаза до клюва), осталось дождаться клиента. Порывистый, благородный Дюйшен, испив всю чашу до дна, превратился в несчастного торгаша, доживающего век в той же самой каморке, в которой некогда начинал свой путь. Тогда на стене висел портрет Ленина, сейчас Че Гевары, но теплом от них не веет.

Последний караван кино

В свой последний приезд в Кыргызстан знаменитый венгерский режиссер Марта Месарош в июле 2014 года вспоминала Болота Бейшеналиева, впервые увиденного ею и ее мужем, знаменитым режиссером Миклошем Янчо в фильме Андрея Тарковского «Андрей Рублев». Миклош Янчо в 1967 году снял Бейшеналиева в своей знаменитой картине «Звезды и солдаты». Эту ленту увидели американцы и пригласили нашего артиста для съемок в Голливуд. Но руководство СССР не разрешило Бейшеналиеву принять это приглашение.

В 2001 году 17 ноября кыргызские кинематографисты торжественно отметили 60-летие кыргызского кино. На «Кыргызфильме» был открыт музей. К Национальной филармонии, месту официальных торжеств, через весь Бишкек двинулся караван. Союз кинематографистов представил праздничную программу. На сцену были приглашены лучшие мастера национального кино, и народный артист Кыргызстана Болот Бейшеналиев особо выделялся среди других: высокий, стройный, с длинными седыми волосами.  

Все было замечательно, все были довольны, хотя для поздней осени день выдался на редкость душным, Болот Бейшеналиевич иной раз вытирал пот с лица, но, тем не менее, праздник продолжался…

Вечером 17 ноября 2001 года артист умер.

Моя мама, кстати, монтажер фильма «Зеница ока», как только услышала эту печальную новость, рассказала мне, что, когда кино-караван со двора «Кыргызфильма» через весь Бишкек двинулся к зданию филармонии, они с Бейшеналиевым оказались в одном камер-вагене. Вспоминали тех, кто не дожил до юбилея: Бакен Кыдыкееву, Таттыбюбю Турсунбаеву, Советбека Джумадылова…

Потом некоторое время ехали молча, потом вдруг Бейшеналиев с грустью сказал: «Какой я был когда-то! И каким стал…»

А я вспоминаю, как в связи с очередным показом по телевидению фильма «Ак-Меер» он заметил:

- Зрители любят «Ак-Меер», и, когда потом встречают меня, говорят: «Вот, наш Болот пошел, только совсем седой!»

Гульбара Толомушева, киновед 

СПИСОК НАИБОЛЕЕ ИЗВЕСТНЫХ ФИЛЬМОВ С УЧАСТИЕМ БОЛОТА БЕЙШЕНАЛИЕВА:

  1. «Трудная переправа» («Белые горы», 1964, реж. М. Убукеев)
  2. «Первый учитель» (1965, реж. А. Михалков-Кончаловский)
  3. «Андрей Рублев» (1966, выпуск в прокат в СССР – 1971, реж. А. Тарковский)
  4. «Материнское поле» (1967, реж. Г. Базаров)
  5. «Белые, белые аисты» (1967, реж. А. Хамраев)
  6. «Житие и вознесение Юрася Братчика» (1968, ЧССР)
  7. «Ак-Меер» (1969, реж. М. Убукеев)
  8. «Колония Ланфиер» (1969, ЧССР)
  9. «Красные пески» (1969, реж. А. Хамраев)
  10.  «Поклонись огню» (1972, реж. Т. Океев)
  11. «Освобождение» (фильм четвертый «Битва за Берлин», 1972, реж. Ю. Озеров)
  12. «Захар Беркут» (1972, реж. Л. Осыка)
  13. «Без страха» (1972, реж. А. Хамраев)
  14. «Горячий снег» (1973, реж. Г. Егиазаров)
  15. «Тайна забытой переправы» (1974, реж. Хамидов)
  16. «Улыбка на камне» (1974, реж. У. Ибрагимов)
  17. «Зеница ока» (1976, реж. Г. Базаров)
  18. «Мама, я жив» (1977, ГДР)
  19. «Три дня в июле» (1978, реж. К. Акматалиев)
  20. «Отец и сын» (1980, реж. В. Краснопольский и В. Усков)
  21. «Мужество» (1980)
  22. «Владивосток, год 1918» (1982, реж. Э. Гаврилов)
  23. «Белый шаман» (1982, реж. А. Ниточкин)
  24. «Первый» (1984, реж. Г. Базаров)
  25. «Вселенная Манаса» (1995, реж. М. Убукеев)
  26. «Белый снег поздней осени» (1997, документальный, реж. Э. Рыспаев)
  27. «Томого» (2001, реж. Д. Тилепбергенова)

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям