Кыргызча

Чокморовская правда

03:59, 12 Декабря 2016

Знаменитый писатель Чингиз Айтматов писал, что крупного художника созидает само время, в котором тому довелось жить. Ибо талант не просто дар божий, а поэтический дух народа, проявляющийся в творчестве конкретной личности. Выдающийся кыргызский киноактер Суйменкул Чокморов точно и мощно воплотил на экране национальный характер.

Он родился в селе Чон-Таш, в предгорье благодатной Чуйской долины, в многодетной семье Чокмора Ормокоева. Суйменкул был его младшим, одиннадцатым ребенком. Дети росли вольно, хотя в семье были строгие внутренние законы. Очень любил лошадей и с раннего детства отлично держался в седле. Любил также читать. Неожиданно подкралась страшная болезнь – суставы его рук и ног были поражены настолько сильно, что долгое время он был практически неподвижен. Чтобы отвлечь Суйменкула от мрачных мыслей, старший брат Намырбек стал приносить ему разные книги. Однажды он заметил, что братику больше всего нравятся альбомы с репродукциями знаменитых живописцев, и Суйменкул начал перерисовывать их. С тех пор младший из братьев Чокморовых не расставался с карандашом.

Новый участковый врач почувствовала, что сможет помочь Суйменкулу встать на ноги. Она предложила ему ежедневно выполнять сложный комплекс упражнений, а когда болезнь стала постепенно отступать, предложила всерьез заняться спортом. Подросток выбрал для себя прыжки в высоту и волейбол.

Подошло время определиться с будущей профессией, и Суйменкул решил стать живописцем. Поступил во Фрунзенское художественное училище. По его окончании юноша поступил в Академию художеств имени И. Репина в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург). Его учителем был народный художник СССР Е. Моисеенко. С 1964 по 1967 год С. Чокморов работал преподавателем и завучем художественного училища во Фрунзе.

Веселый прищур красивых умных глаз, подвижность и легкость спортивной фигуры, благородная стать, удивительная гармония всего облика и несомненная природная одаренность - казалось, он был рожден для кино. Еще ленфильмовцы отметили выигрышные внешние данные Суйменкула, пригласив его попробоваться на главную роль Джуры в одноименной ленте.

В 1967 году Чокморов был приглашен Болотом Шамшиевым на роль Бахтыгула в фильме «Выстрел на перевале Караш». Именно экран открыл все богатство его художнического таланта, принес ему широкую известность в стране и за рубежом. При этом сам Чокморов не раз признавался, что своей первой профессии художника обязан небывалому успеху в кино.

Действительно, уже в дебютном фильме он выступил очень уверенно, мощно, профессионально. Уверенно Чокморов работал в кино всегда, чувствуя себя перед камерой свободно, так как ощущал пластику съемки, композицию кадра. Чокморов утверждал, что его артистические секреты основываются на личном опыте, и не каждый актер должен быть живописцем, хотя пластическое чутье необходимо развивать всем исполнителям.

Продолжая размышлять о технике актерского мастерства, Чокморов говорил, что роль складывается в момент съемок. Позже, во время монтажа, благодаря концентрации самых ударных дублей происходит так называемое «сгущение красок» - поступательное развитие образа. На съемочной площадке артист должен представлять, как будет играть, так как в голове должна быть продумана и прорисована вся мотивационная линия роли, считал артист Чокморов.

Образ нищего конокрада Бахтыгула – героя фильма «Выстрел на перевале Караш» - был создан гением казахской литературы Мухтаром Ауэзовым. Его рассказ связан с предреволюционными годами, когда наступает нравственное пробуждение народа. Оно выражается через духовное прозрение Бахтыгула. Осознав всю бесперспективность отношений со своим хозяином – местным волостным, баем Жарасбаем, конокрад решается на протест. Но этот протест дается ему непросто, ведь Бахтыгул как человек бесхитростен, добр, гуманен, справедлив, и самое главное – доверчив. Вот и Жарасбаю он сначала поверил. Их разделяет непреодолимая пропасть: они принадлежат к разным сословиям, и у каждого своя дорога в этом мире. Наивный и доверчивый Бахтыгул долгое время не обращал на это внимания. Но жестокая действительность открыла ему глаза. И он понял, что в этом несправедливом мире надо рассчитывать только на самого себя.  

В каждой роли, говорил Чокморов, всегда есть несколько поворотных моментов. В «Выстреле на перевале Караш» - самая ключевая сцена у реки. Бахтыгул уже потерял все: семью, сына, коня. Именно здесь актер стремился передать всю правду, всю боль через образ главного героя произведения. Именно здесь его герою приходит мысль, одновременно жуткая, но в то же время и эмоционально высвобождающая Бахтыгула от пут прошлого. Он решает убить Жарасбая. Бай должен заплатить за предательство. Но Бахтыгул благороден, не может стрелять из укрытия, чтобы потом никто не узнал, кто выстрелил. Поэтому выходит из укрытия и поднимается на вершину скалистой горной гряды, выкрикивая имя своего бывшего хозяина. Он стреляет, не таясь. В роли Жарасбая снялся замечательный кыргызский артист Советбек Жумадылов, с которым Чокморов впоследствии еще много раз работал в дуэте. Вообще Чокморов всегда прекрасно работал в тандеме, среди его партнерш были такие известные актрисы, как казашка Наталья Аринбасарова, кыргызки Таттыбюбю Турсунбаева и Гульсара Ажибекова, узбечка Дилором Камбарова.

Следующая роль Чокморова – Данияр в «Джамиле» (режиссер И. Поплавская, 1969) по одноименной повести Чингиза Айтматова. Актеру удалось раскрыть богатый внутренний мир одного из любимых литературных героев писателя. Чокморов очень критично рассматривал свою работу в «Джамиле» и мечтал заново сыграть Данияра. Ему не раз приходила мысль самому снять новую версию айтматовской повести, хотя в целом он никогда не помышлял быть режиссером. Действительно, фильм Ирины Поплавской далек от совершенства, хотя все основные образы – Джамиля (Наталья Аринбасарова), Данияр (Суйменкул Чокморов), Сеит (Насретдин Дубашев) – созданы великолепно. Сегодня, когда мы уже перевидали не одну инсценировку в разных театрах бывшего СССР, когда режиссеры из дальнего зарубежья попытались представить на наш суд свои киноверсии легендарной повести Айтматова, мы смело можем утверждать, что несовершенное творение москвички Ирины Поплавской остается наиболее адекватным экранным воплощением культового первоисточника. Критик Эльга Лындина писала, что в фильме Поплавской был довольно точно передан сюжет повести, но зато ушла страстная взволнованность и подлинный пафос. Картина свелась к цепи отдельных эпизодов тех или иных иллюстраций «Джамили». И в этой цепи у Поплавской есть отдельные достижения. По повести каждый шаг по трапу давался Данияру с трудом, к тому же, он начал заметно припадать на раненую ногу, чем выше он взбирался, тем сильнее качался из стороны в сторону с семипудовым мешком с зерном. Джамиля с расширенными от ужаса глазами кричала, чтобы он бросил мешок. Но Данияр упрямо поднимался вверх. Он выдержал это испытание. Был склонен выдержать все несправедливости мира, которые бог посылал, возможно, испытывая Данияра на прочность. И когда стало понятно, что герой способен выдержать все, ему была ниспослана любовь. И тут хмурый Данияр расцвел. Он, оказывается, умеет петь, улыбаться. И все эти преображения Суйменкул сыграл потрясающе.  

Подлинным художественным открытием Чокморова стал созданный им образ большевика Низаметдина Ходжаева в узбекском фильме «Чрезвычайный комиссар» (режиссер А. Хамраев, 1970). В основе картины – реальная история, связанная со становлением советской власти в Туркестане. Враги наступали со всех сторон, стремясь уничтожить завоевания революции. В эти дни в Ташкенте вспыхнул мятеж. Контрреволюционеры, захватив власть, расстреляли красных комиссаров. Среди приговоренных был Низаметдин Ходжаев. Тяжело раненный, он чудом остался жив. Чокморов впервые встретился с материалом, основанным на реальных событиях. Ему хотелось, чтобы роль Ходжаева отличалась от похожих на него экранных героев революции. Артист стал изучать первоисточники, и у него в воображении стал прорисовываться образ Ходжаева. При этом он сопоставлял узбекского комиссара с пламенным латиноамериканцем Эрнесто Че Геварой: «Я много читал о Че Геваре, меня всегда увлекала гармония его существования, соответствие мечты и действия», - восторгался Чокморов. Документальный материал позволял Чокморову представить себе образ реального Ходжаева, открывая пространство для импровизации в связи в контексте с революционером Че Геварой.

В 1971 году Б. Шамшиев вновь приглашает Чокморова к совместной работе. На сей раз им предстояло экранизировать повесть А. Сытина «Контрабандисты Тянь-Шаня». Фильм получил название «Алые маки Иссык-Куля» (1971). Суйменкул создал образ Карабалты – загадочного человека, закаленного в жизненных испытаниях. Шамшиев говорил, что не мог так просто расстаться с Бахтыгулом, и придумал образ Карабалты, который долгие годы провел в сибирской ссылке. Никто не знает точного имени этого мрачного, нелюдимого бирюка, и зовут его по прозвищу Черный Топор. Карабалта независим в суждениях, нежели Бахтыгул. Прошло десятилетие после оглушительного выстрела на перевале Караш. Да и страна изменилась. Теперь правит не «белый падишах», а большевики, которые на иссык-кульской земле борются за кыргызов столь же отчаянно, как еще недавно сражались за власть Советов. Противник на кыргызской земле коварен. Кажется, что на его стороне все тропы в горных ложбинках, ведущие к тайникам скалистых пещер, где сокрыт от глаз неверных дорогостоящий опий. Борьба идет не на жизнь, а на смерть. И в этой схватке нет пощады, так как главарь банды торговцев опием прикинулся красным товарищем Байзаком, которому доверяет сам комиссар Кокорев. Правда, Карабалта чует подвох. Он понимает, что отец контрабанды кружит рядом, и сокрушается, что ему не удается его обнаружить.

И вновь пара С. Чокморов и С. Жумадылов блестяще выступила в дуэте. Их схватка в рукопашном бою верхом на лошадях на краю пропасти вошла в историю кино как зримое воплощение классовой борьбы правды с кривдой. Очевидно, что побеждает правда, чокморовская правда! Но какой ценой достигается эта правда! За исполнение роли Карабалты Суйменкул Чокморов в первый раз становится лауреатом Всесоюзного кинофестиваля (Тбилиси, 1972) в номинации «Лучшая мужская роль».

В 1974 году Чокморов в фильме «Лютый» Толомуша Океева блестяще справляется с ролью индивидуалиста и эгоцентриста Ахангула. В основе фильма – рассказ Мухтара Ауэзова. Это полная драматизма история жизни волка с момента его рождения у волчьей пары до ужасного конца после схватки с псом Аккаска и смертельным вклиниванием ножа под лопатку охотником Хасеном. Итак, рассказ называется «Серый Лютый», потому что он посвящен Коксереку. Фильм же называется просто «Лютый». Имеется в виду не только волк, но и человек – Ахангул. У актера был особенный грим: куцая с проседью бородка, обветренное жесткое, колючее лицо, суженные холодные глаза и на голове постоянная войлочная шапочка, которую Ахангул никогда не снимал, лишь приподнимал «ушки», чтобы расслышать характер шумов, прорезающих тишину. Очевидно, что создатели фильма добивались не только внутреннего, но и внешнего сходства Ахангула с волком. Перед съемками постановщик говорил Суйменкулу, исполнителю роли Ахангула: «Тебе предстоит создать образ жестокого человека». Сам Чокморов потом вспоминал: «В «Лютом» мы искали совмещения нескольких планов – социального, философского, психологического. Мы искали и напряженный темп существования Ахангула, контрасты этого существования. Только так можно было обозначить обреченность людей, в которых пылает огонь разрушения и саморазрушения».

Актер говорил, что ему импонировал характер героя, который, несмотря на непреодолимые жизненные преграды, не сдается, не покоряется, а продолжает борьбу всеми доступными ему средствами и исходя из своего понимания мира: «Я ему верю, понимаю и оправдываю».

Мать Ахангула ближе к финалу фильма «Лютый» слепнет, становится совсем беспомощной, как малое дитя. Таким же беспомощным становится и Ахангул. После памятной разборки с байским сыном вследствие жестоких побоев он стал заметно прихрамывать. Курмаш покидает отчий дом. Когда, наконец, Ахангул разыскивает мальчика у Хасена, умоляя племянника вернуться домой, ибо «бабушка совсем плоха, и некому разжечь очаг», зритель поражается трансформации образа Ахангула: перед нами предстает не злой, жестокий человек, а жалкий, немощный мужичок. Возвращение Курмаша не убавило несчастий: его искусал внезапно появившийся Коксерек. Мальчика спасти от смерти мог только Хасен, но его забирают царские урядники. Вслед им смотрят вмиг состарившийся Ахангул с умирающим Курмашом на руках и еле передвигающая ноги слепая мать Ахангула. Финал трагичен, а не мелодраматичен, как некогда писал Мурат Ауэзов в своей критической статье на фильм Т. Океева. Ахангулова правда оказалась кривдой, и осознал он это очень поздно. За исполнение роли Ахангула Суйменкул Чокморов во второй раз стал лауреатом Всесоюзного кинофестиваля (Баку, 1974) в номинации «Лучшая мужская роль».

В 1974 году Чокморов создает еще один яркий образ – это боец революции Максумов в «Седьмой пуле» Али Хамраева. Среди других фильмов артиста – «Поклонись огню», «Улан», «Красное яблоко» Толомуша Океева, «Дерсу Узала» японца Акиры Куросавы, «Я - Тянь-Шань» Ирины Поплавской и многие другие, в которых Чокморов покорил зрителей своим ярким талантом.

Среди других фильмов Чокморова «Красное яблоко» (1975) Толомуша Океева является глубоко психологическим произведением. Красное яблоко - символ, благодаря которому герой фильма, наш современник Темир (Чокморова) поэтически переосмысливает прозу жизни, тривиальность ситуаций. Яблоко разрушает его иллюзии и в то же время дарит надежду на будущее счастье.

Необыкновенно тонкий, лирический рассказ Айтматова «Красное яблоко» стал основой фильма, отразившего внутренний мир человека, его переживания и размышления. Киносценарий был написан Э. Лындиной, которая на протяжении почти двух десятилетий опубликовала множество работ о кыргызских картинах, режиссерах, актерах, среди них наиболее известна монография о Суйменкуле Чокморове. Именно первая профессия артиста – художник – повлияла на смену жизненных интересов героев: из людей науки они превратились в служителей муз. Темир стал живописцем, его супруга Сабира – диктором на телевидении. Литературный первоисточник отразил прекрасную эпоху. Это 50-е, 60-е и начало 70-х годов, когда складывался образ кыргызской интеллигенции, когда наши отцы одевались, как в кино, а мамы были бесконечно нежны и тонки, когда желание быть красивым побеждало бедность: лучше недоедать, но выглядеть красивым. Фильм, снятый в середине 70-х, представил уже сформировавшуюся богемную прослойку интеллектуалов. С. Чокморову в партнерстве с прекрасными актрисами Г. Ажибековой и Т. Турсунбаевой удалось открыть потаенный мир чувств, интимных переживаний современников.

Во второй половине 70-х годов Океев решил попробовать себя в трагикомедии и снять фильм под названием «Свинопас». Главную роль готовился сыграть Советбек Жумадылов. Он практически вошел в образ пьющего человека, вынужденного пасти свиней, так как овец, коров и тем более лошадей ему просто не доверяли. Но когда Океев с московским драматургом Эдуардом Тропининым углубились в тему алкогольной зависимости, им стало не до смеха. В конце застойных 70-х годов, когда кризис системы вылился в повсеместное пьянство, авторы поняли: надо бить тревогу, сделать шоковый фильм, и факт замены главного исполнителя явился первым знамением сего. Любимец кыргызстанцев Суйменкул Чокморов предстал в страшном образе алкоголика, проваливающегося в могилу. Эта сцена потрясает до сих пор. Образ Азата Майрамова стал провидческим: по всему современному Кыргызстану слоняются спившиеся сорокалетние мужчины, выгнанные из теплых квартир своими женами. Кажется, что уже ничто не вернет их к нормальной жизни, на каждом углу за копейки они могут купить некачественный самогон, прием которого зачастую приводит к летальному исходу. За исполнение роли Азата Майрамова Суйменкул Чокморов в третий раз стал лауреатом Всесоюзного кинофестиваля (Ереван, 1978) в номинации «Лучшая мужская роль». Роль Азата приносит ему также приз за лучшее исполнение мужской роли на Международном кинофестивале в Ташкенте в 1978 году.

Пожалуй, одной из лучших ролей Суйменкула стала работа в фильме «Мужчины без женщин» (режиссер Альгимантас Видугирис, 1981). А. Видугирис к постановке этой картины шел не одно десятилетие. Литовец, воспевший строительство великой кыргызской Токтогульской ГЭС, снял несколько полнометражных документальных фильмов на эту тему. Он накопил огромный материал для воспроизведения на экране художественного фильма о смелых и мужественных людях. 

«Строительство Токтогульской ГЭС представляло собой зажатую в скалах теснину, по которой, как разъяренный барс, несся вскачь тысячелетний Нарын. Будущую ГЭС с ее двухсотметровой плотиной, с четырьмя агрегатами по триста тысяч киловатт с водохранилищем чуть поменьше моря можно было увидеть только на чертежах и в макетах. В чертежах представал и теперешний город. Тогда вместо него стояло два десятка палаток, приютивших у себя первых прорабов, бульдозеристов и скалолазов», - писал публицист Валерий Сандлер. Предоставляли палатки и первым операторам кинохроники, писавшим историю Токтогульской ГЭС. Видугирис был среди них. В интервью журналу «Советский фильм» в 1973 году он говорил: «Я искал людей могучих сердцем и духом, а не бицепсами, которые могут все и даже более того. Они делали подчас в миллион раз больше, нежели ожидали от них. Мои герои должны побуждать зрителя заглянуть в себя, поверить в свои силы, шагнуть за узкие границы собственных нужд и потребностей. Главное для меня – проследить рождение нового человека нашего общества. Это требует пристального, длительного наблюдения, поиска. Поэтому документалист должен быть, прежде всего, исследователем. Вот уже несколько лет я снимаю строительство Токтогульской ГЭС. Снимаю сюжеты для киножурналов об этой стройке и мои фильмы «Нарынский дневник» и «В год неспокойного солнца». Передо мной проходит удивительно красочная картина Киргизии, картины разнообразных личностей и судеб. Я приезжаю на какую-нибудь стройку, живу здесь неделями, присутствую на рабочих совещаниях, принимаю участие во всеобщих праздниках. Одним словом, живу со строителями едиными интересами, единой жизнью. Эти люди и становятся героями моих лент. Надеюсь, что в будущем смогу рассказать о могучем герое, который совершил подвиг сродни подвигу Геракла. Этот герой – наш современник, советский человек, строитель Токтогульской ГЭС».

Видугирис нашел не одного Геракла во время строительства кыргызской великой стройки XX века. Героям Токтогулки режиссер посвятил свой дебют в игровом кино - героическую балладу «Мужчины без женщин». В главной роли бригадира монтажников Касыма зрители увидели любимого актера Суйменкула Чокморова. Касым – прекрасный, душевный человек, ежедневно совершающий трудовой подвиг, но не подозревающий об этом, ибо для него это повседневная работа. Экстремальная ситуация (авария ЛЭП, которая расположена высоко в горах), предложенная авторами, способствует полному раскрытию характеров действующих персонажей. Будучи высококвалифицированными специалистами, они устраняют аварию. Эпизоды в горах, когда на головокружительной высоте идет человек, балансируя на проводах, а также переправа бульдозера с одного берега на другой для выполнения работ по устранению аварии очень впечатляющи и живописны: внизу бурлящая бездонная горная река и сверкающие на ней блики, суровые серые горные склоны. За исполнение роли Касыма Суйменкул Чокморов в четвертый раз стал лауреатом Всесоюзного кинофестиваля (Таллин, 1982) в номинации «Лучшая мужская роль».

Уже прошло около тридцати лет после выхода фильма «Мужчины без женщин», в котором Чокморов сыграл героя социалистической эпохи. На Касыма равнялись миллионы, ибо он своим экранным примером убеждал наших парней стремиться быть отважными. Не зря американские киноведы говорят: «Мужчина зрелого возраста олицетворяет на экране сегодняшний день нации».

А кто он – герой нашего времени, конца первого десятилетия двадцать первого века? В Кыргызстане сегодня остро встал вопрос о новом экранном герое и актере, который смог бы его воплотить. Да, сейчас идет поиск нового экранного героя. К сожалению, сегодня героем кыргызского экрана становится бандит.

Когда Эрнест Абдыжапаров искал исполнителя для своего фильма «Влюбленный вор», то говорил, что главный герой - Дамир должен напоминать образ зловещего господина Лао – безжалостного и холодного профессионального убийцу, созданный Суйменкулом Чокморовым в фильме «Жизнь и смерть Фердинанда Люса». Как писала Эльга Лындина, Чокморов «нашел превосходную внешнюю характеристику для господина Лао: высокий, рослый и очень гибкий, точно без костей, он легко склоняет голову в поклоне и так же легко выпрямляется, когда ему надо стрелять в того, перед кем он только что склонялся».

Конечно, в эпизодической роли господина Лао Чокморов выступил блестяще, но действительно жаль, что нынешние режиссеры опираются на его отрицательных персонажей. Кстати, Чокморов неоднократно проявлял себя прекрасным, филигранным мастером эпизода. Так, кроме Лао он сыграл маленькую роль Чжан-бао (около минуты на экране, но врезается Чокморов в память навечно!) в эпическом фильме Акиры Куросавы «Дерсу Узала», снятом в СССР (1975). Чжан-бао – это таежный Робин Гуд, который вместе со своим небольшим отрядом всегда приходит на помощь людям, оказавшимся в опасности. Движения Чжан-бао порывисты, в нем ощущается постоянное напряжение, которое держит его отряд в постоянной боевой готовности. Чокморов был вдохновлен встречей с великим японским режиссером Акирой Куросавой.

Оказалось, что Куросава видел его лучшие фильмы и хотел, чтобы Чокморов сыграл Дерсу Узала. Но Суйменкул все-таки был еще молод и не мог играть пожилого охотника. Впоследствии японский режиссер мечтал соединить в одном своем фильме Чокморова в дуэте с великим японским актером Тосиро Мифуне, чтобы они могли сразиться в одном яростном поединке!   

Но, несмотря на яркие вкрапления Чокморова в зарубежные фильмы, этот выдающийся артист прежде всего является гордостью Кыргызстана. Суйменкул Чокморов навсегда останется символом кыргызского мужчины, мужественного, сильного, благородного.

Великим актером Суйменкулом Чокморовым талантливо сыграны роли в фильмах «Выстрел на перевале Караш» (реж. Б. Шамшиев, 1968), «Джамиля» (реж. И. Поплавская, 1969), «Чрезвычайный комиссар» (реж. А. Хамраев, 1970), «Алые маки Иссык-Куля» (реж. Б. Шамшиев, 1971), «Поклонись огню» (реж. Т. Океев, 1972), «Я – Тянь-Шань» (реж. И. Поплавская, 1972), «Седьмая пуля» (реж. А. Хамраев, 1972), «Лютый» (реж. Т. Океев, 1974), «Красное яблоко» (реж. Т. Океев, 1975), «Дерсу Узала» (реж. А. Куросава, 1975), «Улан» (реж. Т. Океев, 1977), «Жизнь и смерть Фердинанда Люса» (реж. А. Бобровский, 1977), «Ранние журавли» (реж. Б. Шамшиев, 1979), «Мужчины без женщин» (реж. А. Видугирис, 1981).

Гульбара Толомушова, киновед, член ФИПРЕССИ и НЕТПАК

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям