Две премьеры в Русском драмтеатре

20:56, 30 Сентября

Иван Миневцев: «Выбор есть всегда. Об этом «Звериные истории»

Свой 84-й сезон Государственный национальный русский театр драмы им. Ч. Айтматова открывает спектаклем по уже довольно известной пьесе американского драматурга Дона Нигро «Звериные истории». Свое прочтение этого произведения бишкекскому зрителю представит молодой российский режиссер Иван Миневцев. Год назад он стал победителем творческой лаборатории, которая проходила в театре при поддержке Союза театральных деятелей России.

- Почему Вы выбрали «Звериные истории»?

- Мне показался интересен этот материал.

- Чем?

- Тем, что это связь культур. Американский автор - Дон Нигро, российский переводчик - Виктор Вебер, сама постановка в Кыргызстане. Такая очень интернациональная история про зверей. Причем история, понятная всем и всегда. И, безусловно, актуальная.

- В пьесе идет чередование диалогов и монологов. Все они красноречивые. И ассоциации напрашиваются сами по себе. На каких из них Вы сделали акцент?

- Я не убирал ничего. Все идет так, как задумано автором. И актеров я подбирал по фактуре. Мне показалось, что три взрослые женщины могут сыграть коров, попугаев – семейная пара, леммингов – два молодых безумных человека.

- Актеры понимают то, что Вы хотите донести до зрителя через их героев?

- Я надеюсь, что они понимают. Во всяком случае, они хорошо вживаются в роли.

- Сама пьеса заканчивается диалогом коров. Напрямую там не говорится, что их ведут на убой. Коровы спорят друг с другом, будет ли все хорошо в дальнейшем. На что Вы намекаете нашему зрителю?

- Я хочу сказать зрителю, что нужно думать о своей жизни, чтобы не быть такими коровами.

- А у этих коров был выбор?

- У любого человека или животного есть выбор, если он начнет думать. У животных этого выбора меньше. Именно поэтому в нашем случае это люди, которые играют животных, которые думают, как животные. Выбор есть всегда. Можно уйти, сбежать… Об этом и история. О свободе выбора. О самоидентификации: кто я, что я?

- В пьесе есть интересный диалог двух попугаев…

- Это история любви семейной пары. Они уже много лет живут вместе. И устали друг от друга. Но в итоге друг без друга они не могут. И поэтому молчание женщины-попугая вызывает у мужчины страх.

- Очень яркой в пьесе является история леммингов. Насколько я понял, автор говорит о том, насколько мы безлики в толпе…

- Там много смыслов. Важно, что автор в каждой истории показывает свое преломление, если так можно сказать. Лемминги – это люди, которые бездумно прутся за толпой. Куда все, туда и они. У них нет никакого понимания, что происходит. Если в каждой истории этой пьесы прослеживается хотя бы желание понять действительность, разобраться в хитросплетениях мира, то лемминги абсолютно бездумны. Эта ситуация подходит ко многим людям в любой стране мира.

- Насколько легко Вам работалось с труппой?

- Работалось легко, насколько это позволяло время. Конечно, всегда хочется больше времени, чтобы что-то обговорить, обсудить, доработать. Мы находились в жестких рамках. И они, может быть, ограничивали актеров. Но в целом, актеры работали с интересом. Им нравилось. Надеюсь, понравится и зрителю. Хочется, чтобы у этого спектакля была счастливая судьба.

Андреа Бенальо: «Айтматов интересен мне тем, что затрагивает и общечеловеческие темы, и популярные народные темы»

В начале октября Русский театр драмы представит зрителям спектакль «Ыр. Песнь Чингизу», приуроченный к 90-летию со дня рождения Чингиза Айтматова. Свое понимание нашего классика представит итальянский режиссер Андреа Бенальо (театр АтельекункеоН).

- Как Вы оказались в Кыргызстане?

- Четыре года назад я стал знакомиться с культурой Центральной Азии и тюрков. За это время поработал в Казахстане и Хакассии. И недавно мне стало интересно побывать в Кыргызстане и узнать культуру вашего народа. Я обратился к руководству Русского театра драмы с предложением о постановке. Так я и оказался в Бишкеке.

- Вы выбрали для постановки произведения Айтматова. Почему?

- Это никак не связано с юбилеем. У меня давний интерес к Чингизу Айтматову. Впервые я познакомился с этим автором в Караганде, когда ставил спектакль по его произведению. Айтматов мне интересен тем, что затрагивает и общечеловеческие темы, касающиеся всего мира, и популярные народные темы. Он умело совмещал все это в своих произведениях.

- Какие произведения будут использованы в Вашем спектакле на сцене Русского театра драмы?

- Мы начали с «Плахи». Но в процессе репетиций я решил взять некоторые темы из «Белого облака Чингисхана» и «Тавро Кассандры». В целом, мы работаем больше с темой человека, с его целью в жизни.

- Насколько я понимаю, Ваша постановка будет отличаться от всего, что есть в этом театре сейчас. В чем новаторство?

- Сам процесс репетиций начался не с того, что я раздал актерам роли. У них нет каких-то персонажей, которые предстоит воплотить. Мы начали сразу с физических действий. Если так можно выразиться, мы работаем в «лабораторном режиме». Актеры в процессе сами предлагают свой материал. На этом потом выстраиваются какие-то линии спектакля. Естественно, мы начинаем с простых элементов: с тела актера, с ритма, голоса. Актер все это в себе соединяет и воспроизводит. В этом и заключается отличие и в самом процессе работы.

- Это будет пластический спектакль?

- Нет. Я обычно избегаю пластических спектаклей. Это работа актера с простыми элементами и умение их соединять. То есть чтобы актер не забывал о своей физической природе и мог умело это все в себе соединять. Просто в обычном театре с этим работают меньше.

- Актеры понимают задачу, которую Вы перед ними ставите?

- Они находятся в процессе понимания того, как работать в этом направлении.

Подготовил Александр Кулинский

Фото Антона Селова

Предоставлены ГНРТД им. Ч. Айтматова

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям