Кочуя, рискуя, волю диктуя…

07:59, 18 Марта 2016

Я предлагаю нам сейчас сесть в фантастическую машину времени и перенестись на пару тысяч лет назад. Именно тогда на землях Южной Сибири появились первые племена загадочного «лесного народа» - пращуров кыргызов. Народа, чья история до сих пор является предметом научных споров и невероятных гипотез. Кем они были и как жили? С кем дружили и враждовали? Когда и почему переселились на Тянь-Шань?

Сибирский след кыргызов

За многие века непоседы-номады впитали в себя кровь сотен народностей, выходцев из степей и гор, лесов и тундр.

Говоря упрощенно основой нынешнего этноса стали три компонента: местные аборигены Тянь-Шаня; племена монгольского и ногайского происхождения; людские массы Енисейско-Иртышского междуречья и племена кочевников, переместившиеся на земли Ала-Тоо и Памиро-Алая с северо-востока.

Однако нас интересует именно «сибирский» след. А на то, что он есть, указывает многое. Ну, например, пять мощных родовых подразделений у современных кыргызов - толес, мундуз, саруу, торо, кушчу – встречаются, и совершенно так же читаются у... телеутов Алтая. Или возьмем название известного родоплеменного объединения сарыбагыш. Оно переводится как «желтый лось». А где вы видели в Киргизии сохатых? Для топей же Сибири этот зверь в самый раз. И именно там, кстати, зародилась знаменитая легенда о Матери-оленихе, ставшей тотемом северокыргызского племени бугу, покровительницей Иссык-Куля и героиней кинофильма «Белый пароход». И многие обряды, и слова, и культовые элементы у жителей Тенир-Тоо до сих пор схожи с теми, что приняты у алтайцев, шорцев, тувинцев, калмыков и т.д. Конечно, это не просто совпадение.

Жители Приенисейского района, чья история более-менее прослеживается с VI века, исстари жили в своих глухих лесах. Китайцы их называли чаще всего «хягасами», так как не могли выговорить этноним «кыргыз». Промышляли они, как и другие тамошние племена, всем понемногу: ловили рыбу, били пушнину, ходили на кабанов и медведей, оленей разводили. И вот не сиделось же им на месте! За столетия кочевнический дух овладел массами, и кыргызы устремили свой взор на соседние земли. А те, кто остался на родине, со временем из хягасов превратились в хакасов, образовав собственную республику в составе РФ.

Покорители горизонтов Евразии

Всякое было в истории откочевавших с родных мест лесных предков.

Лязг оружия, топот конницы, и стон раненых разрывал небо Урала и Поволжья, Китая и Северной Монголии, Восточного Туркестана и кипчакских степей. В ходе завоевательных походов, оборонительных боев и феодальной междоусобицы кыргызы становились то властителями степной зоны Евразии, то попадали в вассальную зависимость чингисхановского двора.

Ассимилировались племена и группы, плелись нити заговора и кровавых интриг, разгорались бунты, был расцвет и упадок, а миг торжества и владычества нередко сменялся болью потерь и лишений. И в этом горниле ковался характер будущей нации.

Свободолюбивый дух степных рыцарей гнал енисейцев все дальше и дальше - на Юго-Запад. И причины тому были разные: поиск новых пастбищ, охота за золотом, захват рабов и трофеев, война с джунгарами и многое другое. Некоторые ученые полагают, что сибирские племена попали, таким образом, на Тянь-Шань тремя основными потоками: вначале в составе орд северных гуннов, это еще лет за 50 до начала нашей эры; затем в VI-VIII веках; и потом в эпоху так называемого Кыргызского великодержавия, то есть в IX-X веках. Другие считают, что «великое переселение» продолжалось и позже, в XIII веке, после того, как началась мировая интервенция со стороны монголо-татар. Во всяком случае, к концу XV столетия потомки выходцев из Енисейско-Иртышского междуречья уже расселились по всему Тянь-Шаню. Они стали одним из составляющих ядра кыргызского народа.

Впрочем, часть кыргызов осталась на своей исторической прародине, проживая там вплоть до XVIII века. Их государство в русских источниках именовалось «Киргизской землицей». «Землица» простиралась с севера реки Чулым на юг до Саянского хребта. Западные рубежи составляли горы Кузнецкого Ала-Тау. Во главе улусов, то есть стойбищ, стояли князья, облагавшие данью соседей.

Сегодня карту Сибири украшают многие кыргызские названия. Бай-Кел - это озеро Байкал, Эне-Сай стал Енисеем, Кызыл-Жар превратился в Красноярск, Алты-Ай - в Алтай и т.п.

Раскопки археологов, особенно в Минусинской котловине, подарили миру множество ценнейших находок, рассказывающих о быте и культуре сибирских кыргызов, о том, какую роль они играли в политической, военной и экономической жизни средневекового мира. Причем, что интересно, многие из этих артефактов идентичны тем, что были найдены потом в Кыргызстане. Это связь через века. Связь времен и поколений.

Дом там, где твоя колыбель

А теперь, продолжая тему феномена великого кочевья, мы перенесемся на машине времени в XIX-XX века, которые характеризовались мощными миграционными процессами. И увидим, что этот феномен очень многолик, архисложен и неоднозначен…

Так, с 1868 года на севере и с 1893 года на юге страны активно проводилась переселенческая политика царской России. Кроме того, с 1877 года в Киргизии появилась первая волна дунган из провинций Ганьсу и Шэньси, спасавшихся от армии генерала Цзао Цзунтана. К концу 19 века у нас и в Казахстане проживало уже более 10 тысяч беженцев из Синьцзяна.

Перемещение огромных масс людей, в частности казаков, вкупе с реквизиционной политикой колониальной администрации по изъятию земель у коренных жителей в пользу империи не могло не привести к социальным взрывам. Одним из них стало печально известное восстание 1916 года. Поражение повстанцев повлекло их массовое бегство в Китай. За кордон ушло свыше 150 тысяч кыргызов.

В советский период эти процессы только усилились. На рубеже 1920-30-х годов, к примеру, Кыргызстан приютил людей, бежавших от людоедного голода из Украины, Поволжья и Казахстана.

Годы II мировой войны ознаменовались прибытием 150 тысяч эвакуированных граждан из оккупированных регионов СССР и 22 тысяч поляков из Западной Украины, Бессарабии и Белоруссии. Кроме того, сюда были насильственно депортированы из Северного Кавказа, Крыма, Калмыкии и других мест свыше 131 тысячи спецпереселенцев. Итого - более трехсот тысяч человек!

Больше всего их оказалось в Ошской области. В товарняках, начиная с конца 1943 года, на юг Кыргызстана по указке Иосифа Сталина были переселены тысячи представителей народов Кавказа – чеченцев, ингушей, балкарцев, аварцев, карачаевцев, лезгинов, зардинов, кумыков, тавлинов и других. С августа 1944 года в Ошский край были депортированы также месхетинские турки, курды, хемшилы и крымские татары.

Из телеграммы, датированной 1 апреля 1944 года под грифом «Совершенно секретно», направленной НКВД СССР и Ошским УНКВД в адрес секретаря Ошского обкома КП Киргизии Зайцева: «Расселение спецпереселенцев в Ошской области произведено в соответствии с планом... В 13 эшелонах прибыло... 35078 человек». Почти половину из них (17420) составили дети до 16 лет.

Увы, большинство «гостей» здесь ждала безрадостная жизнь на колхозно-совхозной периферии в качестве дешевой рабсилы. Лишь менее 3 тысяч человек были устроены на промышленные предприятия.

В целом же они были расселены в 40 районах, 11 городах и находились под надзором 87 спецкомендатур НКВД Киргизии.

В нынешнем Бишкеке основной массив спецпереселенцев размещался в западной части города, ближе к Кызыл-Аскеру, и они выходили на работу в столицу по пропускам через специальный КПП. Не случайно до сих пор у старожилов эта точка (на стыке проспектов Чуй, Дэн Сяопина и ул. Фучика) именуется остановка «Шлагбаум» в память о прежних заграждениях на этом месте…

История продолжается. Или повторяется?

Миграция меж тем продолжалась. В начале 60-х в нашу республику хлынул поток (примерно 30 тысяч человек) из приграничных районов Китая, преимущественно уйгуров, спасающихся от последствий так называемой политики «Большого скачка», голода и политических перегибов коммунистического режима Мао Цзэдуна.

1989 год. Межнациональный конфликт в Фергане (Узбекистан) вытолкнул в Кыргызстан турок-месхетинцев, осевших преимущественно в Аламединском и Сокулукском районах Чуйской области.

В 90-х годах в результате гражданской войны в Таджикистане на нашу территорию устремились как таджики, так и этнические кыргызы, ранее проживавшие в Горном Бадахшане, в Мургабе и Джиргатале.

2005 год, май. После печально известных Андижанских событий у нас получили кров четыре сотни узбекистанцев. Нескольких акромидов впоследствии компетентные органы КР передали спецслужбам в Ташкент, но большинство благополучно были переправлены в качестве беженцев в страны Европы.

Но кроме вышеупомянутых категорий лиц, сегодня у нас проживает немало бывших граждан КНР, Турции, Ирана, Эфиопии, Афганистана, Чечни и других государств. В последнее время к ним прибавились лица из Украины и Сирии, спасающихся от войны.

…Однако все это касалось миграции извне. С конца же 70-х началась невиданная внутриреспубликанская миграция в направлении село-город. Этот неконтролируемый процесс откочевки резко активизировался в начале 90-х годов, с обретением республикой независимости. Очередной вал мигрантов хлынул на Бишкек после Тюльпановой революции-2005 и Апрельских событий 2010 года. Сегодня число жилмассивов вокруг Бишкека превысило полсотни. Впрочем, это уже совсем другая история…

Азиз Карашев

  Фото Вячеслава Оселедко

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям