Кто сыграет Бога?

12:40, 2 Февраля

Поводом для нашей очередной встречи с актером и режиссером Маратом Амиром (многие зрители еще не привыкли к этому псевдониму и ищут на афишах имя Марата Амираева) стала его постановка по знаменитой пьесе Луиджи Пиранделло «Шесть персонажей в поисках автора».

Театр начинается с вешалки, а хорошее интервью – с билетной кассы и зрительского кресла. Режиссерская работа, прямо скажем, удалась.

Развернувшийся на Малой сцене Русского театра драмы имени Айтматова мистический фарс, еще и с интерактивными элементами (это когда зрители подключаются к игре), удивил меня дважды. Первый раз – когда я поняла, что в одной из главных ролей на сцене – мой давний товарищ Тимур Анваров, который в театре или кино никогда не играл, а работал главредом в одной из городских газет. Более того, я несколько раз протерла глаза, потому что дебют оказался однозначно успешным. Непрофессиональный актер, играющий на одном уровне с профи во время дебюта, – это повод удивиться, согласитесь.

А второй раз я едва не свалилась с кресла, когда осознала, что на долю секунды поверила, что говорю с Богом. Нет, с ума пока не сошла. Во всяком случае, не совсем. Просто Анатолий Адали, повернувшийся к зрительному залу и вопросивший, куда девать неоднозначных персонажей, общая драма которых только что развернулась перед нашими глазами, был убедителен. Слишком убедителен. И я в очередной раз порадовалась – какая же у меня хорошая работа. Я сижу на отличном спектакле, а «служба» идет. А потом еще и за кулисы пустят, чтобы я могла задать все самые провокационные вопросы.

Но сюрпризы на этом не закончились. Потому что в гримерке у Марата Амира (кроме Тимура Анварова) оказалась Гульнара Чокубаева, та самая. Она играет мадам Поче, но в основном составе. А я видела второй состав. В общем, интервью вышло коллективное, что, на мой взгляд, его только украсило.

- Почему именно эта пьеса, Марат?

Марат Амир: - Все просто: ее утвердил худсовет. Я предлагал три пьесы. «Пир во время чумы», «Шесть персонажей» и «Недоразумение». То есть Камю, Пиранделло, Пушкин. Худсовет сделал выбор. Из 58 страниц текста, кстати, осталось семь от Пиранделло и шесть мы написали. Вам показалось, что чего-то не хватает?

- Ни на сколько. Никакого ощущения недосказанности. А как Вам удалось уговорить Адали взять роль Бога? Я брала у него интервью некоторое время назад, он как-то «за кадром» очень категорически тогда сказал: «Никогда, например, я не соглашусь играть Бога»…

Марат Амир: - А кто, если не Адали? Он на сцене – Бог. Во всяком случае, в нашем театре…

Гульнара Чокубаева: - Да обманом же. Сначала он думал, что будет играть директора. Вы пьесу читали?

- Нет, разумеется, вы слишком хорошо обо мне думаете…

Гульнара Чокубаева: - Я не буду пересказывать, хорошо?

- Конечно! Я даже не собираюсь рассказывать читателю сюжет спектакля. Считаю, что зритель придет сам, все увидит и переживет, а потом, если его зацепит, как меня, то и пьесу прочтет.

Гульнара Чокубаева: - Это в точку, так и надо. В общем, Адали обманули. А потом, когда он все понял, уже втянулся, обжился, как-то обошел это все.

- А то… видела. А на сайте театра написано «Анатолий Адали – Небожитель». Но я вот в его божество поверила в какой-то момент. Мне даже казалось, что я могу как-то повлиять на определение участи персонажей. Мимолетно…

Марат Амир: - Это круто. Оно и есть самое ценное для меня как для режиссера. Мы хотели, чтобы каждый зритель стал участником действа. И вы – стали.

- Вы только режиссер в этой постановке, в основном актерском составе Вас тоже нет?

Марат Амир: - Только режиссер.

- Почему Вы, Марат, перестали сниматься в русских сериалах. Вас же не единожды звали после «Ивана Грозного», «Семи жен одного холостяка» и прочих работ?

Марат Амир: - Чтобы сниматься в российских сериалах, нужно жить там. А я тут. Один раз позвали – я не смог приехать. Потом еще были обстоятельства. А потом звать перестали, что логично.

- Не жалеете?

Марат Амир: - Нет, конечно. Все, за что мы боремся, – это искренность. И для меня стало открытием, что и здесь, на этой прекрасной земле, с нашими актерами тоже можно добиться искренности.

Гульнара Чокубаева: - С одной стороны, может, оно и правильно – поехать туда, где можно прыгнуть выше, но, с другой стороны, кто-то же должен работать тут, а?

Тимур Анваров: - Никто не жалеет, поверь. Вот, к примеру, смотри: он мой друг, и я хочу, чтобы он был здесь. Наверное, это эгоистично, хотя, как знать. Вероятно, нас таких слишком много, кто этого хочет. Потому он и здесь.

- Ты сам-то зачем талант закапывал столько лет?

Тимур Анваров: - Кто ж его знает… Я и попробовать-то решил больше ради мамы. Она мечтала видеть меня актером. И вот как выходит – это моя жизнь, оказывается…

- Гульнара, а Вы как посреди столь успешной карьеры, таких головокружительных дизайнерских проектов согласились выйти на сцену бишкекского драмтеатра?

Гульнара Чокубаева: - Я часто проходила мимо нашего театра… Он такой истерзанный. Не только внутри, но и снаружи... Меня такое чувство жалости накрывало, я же еще и дизайнер, как вы подметили. И вообще не собиралась сюда заныривать. А в какой-то момент в прошлом году зимой я пошла на «Дон Жуана». И вы говорите, у вас секунда доверия, включения возникла, а я вдруг – на всю катушку. Вошла как зритель – и до конца спектакля там и осталась. Сижу и думаю: «Это что, у нас есть театр? Ничего себе…». Потом я посмотрела «Материнское поле», «Демона»… Так и вошла, уже как актриса…

- «Демон» - это феерия… Я его смотрела три раза…

Тимур Анваров: - Когда актеры вернулись с «Демоном» из Москвы, они знаешь, что рассказывали? Искушенный, избалованный московский зритель сначала сидел вразвалочку. Потом подобрался, сел в кресле, как положено. А в конце уже, как дети на чудо смотрят, так и смотрели, подавшись вперед и кусая губы…

- Марат, вот только честно, к чему все-таки больше лежит душа: к театру или кино?

Марат Амир: - Душа? Душа лежит к искреннему, а этого можно добиться и там, и там. Просто по-разному.

Гульнара Чокубаева: - Это категорически разные процессы. Журналисты их все время сравнивают, а они несравнимы вообще. Вопрос из серии «Кого ты больше любишь, маму или папу».

- Чего больше в человеке по имени Марат Амир – актера или режиссера?

Марат Амир: - По образованию я режиссер…

- Это-то я знаю, энциклопедия у меня открывается...

Марат Амир: - Играю… Люблю играть…

Гульнара Чокубаева: - Он стихи читает. Не улыбайтесь. Вы знаете, что по пальцам можно пересчитать актеров, которые умеют читать стихи? Вообще, везде. А он – читает.

Марат Амир: - Да, мне нравится ритм. А знаете что, кино снять тоже хочется.

- О чем оно будет, то самое кино, которое Вы лелеете?

Марат Амир: - О маме. О матери. Сейчас столько всего на эту тему снято. Но идея растет, и дай Бог, когда-нибудь разродится хорошим фильмом.

- Роли и пьесы откладывают отпечаток на личную жизнь?

Марат Амир: - Нет, в жизни я себя, как «Демон», вести не начинаю, если Вы об этом…

Гульнара Чокубаева: - Марат – человек очень глубокий. У него весь опыт проявляется поступательно, шаг за шагом. Всяких феерических перерождений то и дело нет. Это все глубже уходит.

- Гульнара, а Вам нравится с ним работать как с режиссером?

Гульнара Чокубаева: - Да. Он вот мне каждый день говорит: «Ты вообще знаешь, какая ты красивая?» А я, может быть, только ради этого сюда и хожу.

Марат Амир: - Чтобы с актерами работать, их надо любить. Весь секрет-то простенький – в любви. Без нее ничего не будет.

- Конечно, секрет не в гонораре… всем известно, как мало в Кыргызстане получает актер сегодня…

Марат Амир: - Вообще это плохо. Расхожую фразу «Творец должен быть голоден» никогда не приводят полностью. «Должен быть голоден до творчества», - вот это нормальная постановка вопроса… Я не знаю в нашей стране человека, состоящего на госслужбе (а актеры именно служат), который бы получал много. Но ведь и время диктует: помоги государству, а не проси его. С другой стороны, мы нормально живем. У каждого машина есть.

- У меня нет…

Марат Амир: - Наверное, вы ее не хотите.

Гульнара Чокубаева: - Я, когда подписывала договор, по которому мне за выход полагается 60 сомов, сначала была в растерянности. Я другими вещами зарабатываю, конечно, мои проекты действуют, давно умею зарабатывать, но… так мне еще никогда не платили. А потом как-то откинула это недоумение. Сказала себе: «Гульнара, ну ты же не в Милане. И даже не в Москве. Ну что же ты хочешь, чтобы было так, как там?»

- Почему люди так часто несчастливы в нашем просвещенном информационном веке?

Марат Амир: - Потому что боятся зависимости друг от друга, боли боятся. Слишком боятся. Так сильно, что готовы отказаться и от счастья, лишь бы больно не стало. Лишь бы никому не принадлежать. А без боли нет и радости, такая штука.

Гульнара Чокубаева: - Разве счастье не должно быть, как соль? Только приправой? По-моему, нормальные мы люди. Люди как люди. Счастливо живем.

- Марат, а под занавес выдайте мне главный режиссерский секрет. Как Вы определяете, хорош ли спектакль?

Марат Амир: - Вся наша жизнь – это музыка. Мелодия вашего сердца, звук шагов, связность событий, непрерывность жизни – все это музыка. На сцене играется пьеса для сложного инструмента – человеческой души. Вот если мелодия не прерывается, все будет хорошо. Вот и весь секрет.

Справочно

Марат Амир - актер и режиссер. В 2003 г. окончил актерско-режиссерский курс театрального факультета Кыргызского государственного института искусств, в 2003-м – курсы актерского мастерства лондонской школы Нориса, была учеба в Москве, множество хороших спектаклей и успешная работа в российском и отечественном кинематографе. В культовой постановке «Демон», которую критики называют «событием 2017 года №1 в театральной жизни Кыргызстана», играл главную роль.

Гульнара Чокубаева - актриса с серьезным послужным списком и обширной фильмографией, окончила актерский факультет ВГИКа (преподаватель курса – Алексей Баталов). Снялась в свое время в культовом фильме «Потомок Белого Барса». В 2007 году окончила российскую Академическую школу дизайна, курс «Дизайн интерьера». В какой-то момент вторая профессия превратилась в основную. И вот известная актриса – дизайнер, художник-декоратор, руководитель проектов в архитектурном Бюро Golden Heads. 15 лет жила в Москве, в Бишкек вернулась недавно. Что называется, на свою голову зашла в театр…

Тимур Анваров - сокурсник Марата Амира по режиссерскому факультету. Однако профессия режиссера или актера судьбой поначалу не стала, Тимур работал в СМИ корреспондентом, потом главным редактором, выполнял и многие технические функции. «Шесть персонажей» - актерский дебют. Объяснить такой поворот в жизни в 44 года затрудняется. Однако, судя по лицу, абсолютно счастлив. Вместе со зрителем…

«Шесть персонажей в поисках автора» - пьеса Луиджи Пиранделло, итальянского писателя и драматурга, Лауреата Нобелевской премии по литературе 1934 года «За творческую смелость и изобретательность в возрождении драматургического и сценического искусства». Тема покаяния глубоко раскрывается великолепными актерскими работами, интересными декорациями – передвижными зеркальными панно, музыкой японского композитора Рюити Сакамото.

Беседовала Светлана Бегунова 

© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям