Нужен ли Кыргызстану театр оперы и балета?

18:51, 27 Апреля 2015

Ровно 60 лет назад, в мае 1955 года, было построено здание Кыргызского театра оперы и балета архитекторами Л.Лабуренко, при участии П. Иванова. До сих пор это один из красивейших объектов архитектуры республики. Сюда приходят гости столицы, чтобы полюбоваться отечественным храмом искусства – величественным зданием в стиле строгой и вечно молодой классики, в лучших традициях.

Молодожены устраивают возле здания фотосессии, а с недавних времен паркуют свои свадебные кортежи прямо напротив романтичных колонн. Молодым кажется прикольным распивать спиртные напитки рядом с этим удивительным зданием. Вряд ли они знают, что подчеркнуто мощная колоннада, поддерживающая высокий фронтон, украшена монументальными скульптурами О.Мануйловой.

Когда заходишь в театр, через величественные двери, оказываешься в совершенно ином мире – зеркала, бархатные портьеры, Малахитовый зал. Особым украшением здания являются росписи Г.А.Айтиева, А.Н.Михалева, Л.А.Ильиной, фрески Ф.Стукошина и К.Кошкина, фигуры-светильники О.Миньковой, живописные полотна Л.Дейманта и Л.А.Игнатьева.

На сцене театра блистали мастерством Бюбюсара Бейшеналиева, Рейна Чокоева, Чолпонбай Базарбаев, пели Сайра Киизбаева, Булат Минжылкиев.

Спустя шесть десятков лет в конце марта этого года на этой же сцене за накрытым столом собралась веселенькая компания, молодые нувориши праздновали чей-то день рождения. Наверное, посчитали, что это круто – оказаться на легендарной сцене, не будучи ни певцом, ни танцором, ни человеком хоть мало-мальски разбирающимся в искусстве. Главным их достижением стало то, что они могут себе это позволить, то есть, оплатить такой банкет.

Скандал разразился, когда стало известно, что среди участников «тайной вечери» на подмостках театра были депутаты городского кенеша. Начались разбирательства, некоторые депутаты открестились от участия в вечеринке, другие в свое оправдание поведали миру, что «каждый культурный человек как хочет, так и развлекается».

После скандала своего поста лишился директор театра оперы и балета Тимур Саламатов. Сегодня коллектив театра пребывает в напряженном ожидании – кого назначит Министерство культуры на эту должность? Мы решили воспользоваться этим временным безвластием и поговорить с артистами тетра, мастерами сцены и молодежью – начистоту, что они думают обо всей этой ситуации, кто виноват в произошедшем и есть ли выход? Люди искусства – народ ранимый, поэтому одним из условий разговора была анонимность. Но некоторые высказывались открыто.

«Это оскорбление сцены»

Надо ли объяснять, что для любого артиста сцена – это святое. И, конечно же, все произошедшее они расценивают как оскорбление и осквернение сцены.

- Это стало последней каплей после того, что творилось в нашем театре в последние годы,- говорит Наталья, инспектор балета.- В театре царил беспредел. Ни о каком творчестве речи не было, одни коммерческие ценности. И этот беспредел был и по отношению к театру, как к храму искусства, и по отношению к людям, работающим здесь, и по отношению к памяти тех людей, кто создавал этот театр. Произошедшее страшно и отвратительно, но с другой стороны для нас, сотрудников театра, это не стало неожиданностью. Это стало законным итогом того, что мы наблюдали в последние годы. То есть финал мог быть только таким.

- Люди с деньгами считают, что им все позволительно,- продолжает артистка балета Ирина. - Им уже мало кабаков и ресторанов, им захотелось экзотики, захотелось новых ощущений. А то, что произошло – это хамство. О морали я уже не говорю, здесь есть факт наживы. Кто заплатил, тот может делать все, что хочет и где захочет. Мы привыкли, что в малахитовом зале постоянно проводят и похороны, и свадьбы, а вокруг театра просто стоянка и бардак.

- Я расценил это как плевок в душу всем артистам, - говорит Марат Сыдыков, солист балета, ведущий мастер сцены.- Я несколько раз заходил в администрацию театра и ругался, когда увидел объявление на «Дизеле», что любой желающий мог устроить романтический вечер на сцене при свечах для своей девушки. Стоило это удовольствие 10 тысяч сомов. Для меня это было неприемлемо, потому что сцена для меня, как и для любого артиста, это святое. Я помню, как трепетно относилась к сцене оперная певица из Японии, чтобы выйти на нее, певица одевала сменную обувь, настолько для нее сцена была священной.

- Это произошло, потому что наше руководство это допустило. Потому что оно не уважает ни своих сотрудников, ни историю этого театра. Почему эти молодые люди не провели такую вечеринку в библиотеке? Потому что там руководство такое не допустит. А театр некому защитить, потому что к нему не относится с любовью прежде всего само руководство, - говорит балерина Екатерина.

- Почему театр к этому состоянию пришел?

- Это продолжается очень давно,- считает Наталья.- После развала Союза с 1991-го по 1999 год театр пережил настоящий упадок. Но в 2000-х годах зритель начал возвращаться. Но вернулся он в разруху, потому что все директора театра, которые за эти годы и в последующем менялись, как перчатки, преследовали только свои личные интересы. Ни один из них не болел душой о театре. Каждый руководитель вытягивал по кирпичику из нашего театра, и таким образом разрушал. Но тревогу бил весь театр – и артисты, и сотрудники обслуживающих цехов. Мы все об этом говорили на собраниях, которые проводились с представителями министерства культуры. Мы постоянно говорили о наших проблемах, буквально кричали, писали заявления и коллективные письма-просьбы. Мы поднимали вопрос и зарплат, и ужасающих условий труда. Но ни одна проблема не решалась, в результате у людей просто опустились руки.

- Как такие люди попадали на руководящие должности в ваш театр?

- Мы считаем, что все это происходило с попустительства Министерства культуры, именно оно назначало таких директоров. А назначали людей, которые не имеют к культуре и искусству никакого отношения, они были просто удобные. То у нас был директором театра аграрий, то милиционер. Но и в Минкультуры сидели чиновники, которые в культуре ничего не смыслили. Они даже не понимали разницы между академическим театром и сельским клубом. Вот это отношение и привело к такой ситуации.

- Последний директор театра был композитором детских спектаклей. Он не имел отношения к академическому искусству. Он не понимал, насколько важно артистам заниматься творчеством. Сегодня артистам не интересно работать в театре, - говорит Марат.- Я посещал многие театры мира и видел, какая там творческая атмосфера царит, как кипит работа, как люди отдаются искусству, как творят, приглашают хореографов из других стран, ездят на гастроли. Это очень важно артистам выезжать, показывать себя за рубежом. В прошлом сезоне на сцене шло только два балета. И когда солисты балета и хореографы не заняты творческой работой, они гаснут. Последний директор не хотел искать финансирования, чтобы делать новые постановки. Ему это было не интересно и не важно. Он никогда не выделял деньги на конкурсы, в которых могли бы поучаствовать наши артисты. Только однажды в 2012 году нам выдели 5 000 сомов на двоих танцоров на участие в международном конкурсе.

«Сдаю храм искусства в аренду. Недорого»

Такое объявление вполне могло со временем появиться в рубрике «Объявления». Артисты театра знают, что стоимость аренды здания театра оперы и балета составляет 70 тысяч сомов. В отечественном памятнике архитектуры постоянно проводились юбилеи и корпоративные праздники солидных организаций. Куда администрация театра девала деньги, не знает никто из простых сотрудников.

- Этот вопрос мы задаем постоянно дирекции. Мы этих денег не видим, - говорят работники сцены. - Однажды нам ответили, что эти деньги уходят на мыломоющие средства. Но это наглая ложь, и это подтвердят наши уборщицы, которые ничего не получают. Куда уходят деньги от аренды здания, кто наживается на сдаче сцены под романтические ужины, и кому платят молодожены за фотосессию в интерьере театра – покрыто тайной. У нас работало много комиссий по финансовым проблемам. Но ни одна комиссия ничего не нашла, не обнаружила никаких нарушений ни в бухгалтерии, ни в управлении, все чисто и гладко. Но этого не может быть, потому что сколько арендаторов имеет наш театр, (причем, арендуют под мероприятия, не касающиеся искусства), не имеет ни одно здание в Бишкеке. Подозреваем, что наживалась на этом администрация театра во главе с директором, замами. Нас очень поразило одно интервью нашего бывшего директора, когда он сказал, что обновил костюмы на «Материнское поле». Ни один костюм, ни на один спектакль в период его правления обновлен не был. Вы можете увидеть у нас костюмы, которым 50 лет – и мы в них танцуем! Из-за того, что костюмы у нас драные и рваные, нам приходится брать костюмы из других спектаклей. Вы представляете, у нас разные спектакли, а костюмы одни и те же! То же самое происходит с декорациями, из одних спектаклей они переходят на другие. А дирекция отчитывается, что спектакль новый. Часто бывает так, что спектакль много лет не ставился, потом его подготовили артисты, выходим на сцену, но никто не задумывается, что костюмы те же самые, с других спектаклей, те же самые декорации. А по бумагам проходит как будто все новое.

- В декабре прошлого года было по три аренды театра в день. И мы не знаем, сколько из этих денег платится в кассу, сколько идет в бухгалтерию, сколько директору. И нет никакой отчетности перед коллективом. Работникам театра, артистам ни разу премию не выдавали ни к дню театра, ни к дню культуры, не говоря о 13-й зарплате. Даже устно нас руководство не поздравило, - добавляют артисты.

Оскорбительные зарплаты

Всего в театре работают около 500 человек. Из них артистов балета 70, оперных певцов -40. Зарплата у танцоров балета 4 с половиной тысячи сомов, а у мастеров сцены – 8 тысяч. После вычета подоходного и прочих налогов, остается и того меньше. Как можно прожить на эти деньги?

- Люди вынуждены работать на 2-3 работах. Это тоже играет отрицательную роль в творчестве,- говорит инспектор балета Ирина. - Но и обвинять людей нельзя, потому что людям нужно выживать, содержать семьи. И в результате, человек заканчивая работу здесь, бежит на другую работу. И естественно, на следующий день он приходит уставшим, измученным, и в полной мере отдаваться искусству он уже не может.

- Я мастер сцены, у меня зарплата 8000 сомов. Мне грех жаловаться, потому что ребята из кордебалета получают в два раза меньше меня,- говорит Марат Сыдыков. – Надо понимать, что танцоры, чтобы энергично двигаться в танце, поднимать партнерш по сцене, должны нормально питаться. Обедаем мы в нашем буфете в долг. А к концу месяца выясняется, что многие ребята только за обед проели всю свою зарплату. А как им жить еще целый месяц? Мне стыдно признаться, но в мои 24 года мне до сих пор финансово помогают родители. Но по-другому мне не выжить.

- Я 19 лет обучалась оперному пению, плюс 20 лет работаю в этом театре. Моя зарплата 6 тысяч сомов после последнего повышения. Да, для меня оскорбительно, что государство оценило мое мастерство в эту сумму, но когда я узнала, что на сцене пьют и веселятся богачи, почувствовала себя оскорбленной вдвойне. Для нас сцена – это святое. Да, нам приходится выступать на тоях и праздниках, продавать свой Божий дар, чтобы просто не умереть с голоду. Но когда запросто покупают нашу святыню, нашу сцену, это не поддается никакому оправданию, - говорит известная оперная певица.

Необходимо отметить, что большинство артистов театра не имеют своего жилья и снимают комнаты в общежитиях, которые когда-то принадлежали театру, но с тех пор были приватизированы.

Ужасные условия труда

Если вы думаете, что самые бесправные люди, которые трудятся в опасных и унизительных условиях, это гастарбайтеры, то ошибетесь. Артисты Кыргызского театра оперы и балета трудятся в условиях, приближенных к экстремальным.

- У нас постоянно течет крыша, из-за этого мокнут проводки и постоянно происходит возгорание осветительных приборов. А вы представляете, что трагедия может произойти прямо на сцене? – вопрошают артисты. - У нас постоянно выходит из строя сантехника. То воды нет, то трубы прорвало, из-за этого на весь театр неприятный запах. Порой нам, артистам, стыдно перед зрителями, они приходят в храм искусства, а тут атмосфера и запах, далекие от возвышенного. В гримерки просто страшно заходить, а нам там надо одеваться к спектаклям, настраиваться на творческий лад, входить в образ. Зимой наступает ледниковый период, театр плохо отапливается. Люди десятками болеют, но, несмотря на высокую температуру, выходят на сцену танцуют и поют. Да, мы настоящие фанатики! Но это тоже не может происходить бесконечно. Пока держимся на фанатизме. Обращаемся к директору, он отмахивается от этих проблем, отстраняется, не реагирует на наши жалобы. И это происходит с каждым новым директором.

- Сценические костюмы к спектаклям мы, оперные певцы, шьют на свои деньги, так как почти все приличные костюмы списали и распродали. Зачастую даже мех отрываем от своих курток, чтобы украсить костюм. Туфли тоже свои. Мы как-то обратились к дирекции, что нужна обувь. Нам предложили купить балетки по 200 сомов на базаре за свой счет. Недавно мы ставили «Дон Жуана» на деньги, которые выделило посольство Австрии. Так вот костюмы сшили из портьерной ткани, которая оставалась на хоздворе, а хору купили футболки по 50 сомов на «Дордое». Мы не знаем, сколько денег выделило посольство, но участникам спектакля выплатили премиальные по 1000 сомов. И все. – говорят оперные певцы.

Ремонт как способ отмыть деньги

Сегодня здание театра, нуждается в капитальной реконструкции от крыши до сантехнических труб. В негодность пришло все, и это не смотря на то, что несколько лет назад проводился ремонт. Но артисты считают, что лучше бы этот ремонт не делали, потому что этот ремонт больше похож был на отмывание денег.

- Поменяли чешские люстры на дешевые китайские. Дубовые рамы и двери поменяли на пластик. Все аксессуары, которые определяли стиль театра, куда-то исчезли. Мы спрашивали, куда все делось? Нам в шутку ответили: «Поищите на дачах вашего руководства», - говорят сотрудники театра.

Современные рабы

Артистов оперного театра можно образно назвать рабами сцены и искусства, но порой дирекция театра относилась к ним как к личным рабам.

Есть в театре некая организация «Театрал», которая занимается тем, что привозит российских звезд балета в Кыргызстан. Билеты на такие спектакли продаются за баснословные деньги. А заезжие «звезды» оттанцевали один спектакль, получили большой гонорар, ужаснулись условиями нашего театра и уезжают. Вы думаете, наши артисты за это получают? Ни копейки.

- Порой эти звездные гастролеры откровенно халтурят на нашей сцене. Ощущение такое, что они пренебрегают наши зрителем,- считают работники театра. - Думают, что мы ничего не понимаем и должны только от их имен трепетать. А то, что они показывают, бывает не самое лучшее. А наш зритель возмущается, ведь наши артисты танцуют не хуже, а лучше. За что они платят такие огромные деньги? И потом получается так, гастролеры приезжают, собирают полные залы, получают свои деньги – 2-3 тысячи долларов, а наши артисты, которые на кордебалете или другие солирующие персонажи не получают ни копейки, хотя работали и выкладывались также. Ни один спектакль не оплачивается. Это идет в счет нашей мизерной зарплаты. Но мы артисты оказались совершенно бесправны, и никаких претензий руководству высказать не можем, иначе внесут в черный список и ни ролей, ни выступлений не будет.

Когда вникаешь во все тяготы жизни наших артистов, возникает резонный вопрос – почему они все до сих пор работают в театре?

- Любовь к искусству. Настоящая фанатичная любовь к искусству. Было время, когда кыргызское академическое искусство развивалось и было признано во всем мире. Мы не можем сегодня, только по вине недобросовестных чиновников растерять то, что по крупицам собиралось все эти годы.- говорит Марат Сыдыков. – Мы хотим оставить свой след в истории кыргызского искусства, и работаем ради этого каждый день.

Так нужен ли Кыргызстану театр оперы и балета?

После всего услышанного, этот крамольный вопрос напрашивается сам собой.

- Мы часто задаем себе этот вопрос. Кыргызстан это государство, а государство это люди. Людям это нужно, они в большинстве своем тянутся к искусству, - считает Наталья Жанатаева, работник театра. - Мы видим, как зритель идет на наши спектакли, какое удовольствие они получают. В Бишкеке много приезжих из регионов. А какое еще искусство, как не балет или опера, понятны всем? Театр воспитывает человека, одухотворяет его, затрагивает самые тонкие струны души, пробуждает все самое светлое и чистое, что в нас есть. Рано или поздно человек, удовлетворив какие-то первичные потребности, приходит к искусству. Зрителю театр нужен. Но нашему Министерству культуры, нашему парламенту, нашим чиновникам, к сожалению, он не нужен. Когда мы задаем вопрос чиновникам - вы вообще ходите в театр? Они в лучшем случае отвечают: «Когда я учился в школе, нас гоняли в театр». Наши современные чиновники не понимают, что без культуры нет нации. И, разрушая нашу культуру, они разрушают государство. Нельзя людей держать только хлебом. Некоторые депутаты открыто заявляют, что опера и балет вообще чужды кыргызскому народу. На это мы можем возразить, что наличие в стране академического театра – это показатель светского, развитого государства.

- Академическое искусство обязательно нужно, это язык на котором мы можем общаться с мировым искусством и показывать свое мастерство, - говорит Марат Сыдыков.

- Татр обязательно нужен. Это гордость страны, ее престиж. Это показатель интеллекта общества. Если мы будем только легкие застольные песни петь и превращать театр в клуб, то у такого государства нет будущего. Откуда возьмется культура? – вопрошают оперные артисты.

Есть ли выход?

Единственным выходом из сложившейся ситуации артисты видят в одном: уволить всю администрацию театра, которая действовала в связке с прежним директором. А на должность директора должен быть назначен настоящий хозяйственник, профессионал, который бы знал ситуацию, вел прозрачное руководство и болел бы за театр и искусство в целом. На сегодняшний день известно, что есть 17 претендентов занять эту должность. Артисты со страхом ждут появление нового человека.

- Мы надеемся, что новый министр культуры вникнет в наши проблемы и постарается поставить такого человека, который возьмет на себя ответственность восстановить театр. Помните, на заре независимости в Туркмении тоже закрыли оперный театр под предлогом того, что оперное и балетное искусство чуждо туркменскому народу, а потом спустя годы опомнились и попытались восстановить. Но, не смотря на огромные финансовые вливания, ничего у них не вышло, потому что уже не было ни кадров, не специалистов. Мы не хотим, чтобы Кыргызстан шел по этому пути. В 3 часах езды от Бишкека в Алма-Ате своершенно иная картина и иное отношение к академическому искусству. Казахстанские коллеги получают за свой труд от 1500 до 3 тысяч долларов. Мы понимаем, что такое финансирование для нас не реально. Но можно ведь хотя бы уважительно относиться к нам, людям искусства. Еще есть надежда сохранить искусство в стране, и мы, артисты, готовы поддержать и помочь это сделать человеку честному, достойному, который по настоящему любит и понимает академическое искусство и наш театр, - заключают артисты.

Лейла Саралаева

Фото Абылая Саралаева

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям