Почему бесправие, неравенство и несправедливость усиливаются?

11:19, 14 Декабря 2021

Размышления после фестиваля “Бир Дуйно”

Отгремел 15-й международный фестваль документального кино о правах человека “Бир Дуйно”; названы победители, призами отмечены самые достойные киноленты. И теперь есть возможность вспомнить о наиболее ярких работах, рассказать более подробно об истории их создания и том, что хотели донести авторы фильма в своих работах.

Фильмы о детях

Посмотреть все 27 конкурсных работ, я физически не могла. Поэтому речь буду вести о тех фильмах, которые видела лично, участвовала в обсуждении и которые тронули до глубины души.

Два фильма были посвящены детям с аутизмом. Картина “Когда закончится дождь” молодой кыргызстанской режиссерки Нарины Акопян снята в лучших традициях Санкт-Петербургского института кино, чьей выпускницей она является. Это глубокая картина и по сюжету, и по воздействию, которое она оказывает на зрителя. Речь идет о судьбе талантливого подростка Темирлана, который остался сиротой. Проблема заключается в том, что из-за аутизма подросток одинок и необщителен. Страшно представить, что бы случилось, если бы ребенок попал в государственное социальное учреждение. Парня записали бы в “умственно-отсталые” и на всю жизнь обрубили надежду стать кем-то, кроме пациента социальных учреждений. Но к счастью мальчик попадает в частный семейный дом “Яхва”, где царит тепло и любовь. На глазах зрителей разворачивается прекрасная история раскрытия удивительного художественного таланта Темирлана, которая приводит к персональной выставке в музее чудесных работ мальчика.

Работа Нарины Акопян сильна по эмоциональному воздействию, ей удалось показать хрупкий душевный мир Темирлана и словно погрузить зрителя в другое измерение.

Важным аспектом является техническое исполнение киноленты, выполненное на высоком профессиональном уровне.

Этот фильм Нарина Акопян сняла благодаря победе в прошлогоднем конкурсе идей фестиваля “Бир Дуйно”. Это произведение останется ярким достижением и фестиваля, и режиссерки Нарины Акопян.

Второй фильм на эту же тему - “Радио Феликс”, бельгийского режиссера Лоран Ван Дэн Хида, получил приз фестиваля в номинации за лучший фильм по правам ребенка.

Для меня этот фильм оказался настоящим откровением того, как можно и нужно бережно относиться к миру, которым живет подросток. Феликс учится в обычной школе, посещает различные кружки, изучает иностранные языки, как и все дети, единственное отличие – у него аутизм. И свое общение со внешним миром он построил в виде трансляции собственного радио – “радио Феликс”, которое существует у него в голове.

Повествование фильма идет немного неровно, так же как и мысли Феликса, подросток выдает много странной информации, какие-то обрывки фраз. Но чем больше знакомишься с самим героем и погружаешься в его внутренний мир, тем понятней и интересней становится этот мир.

Особенно поразило то, как учителя и родители внимательно обсуждают небольшие сложности или непонимание с одноклассницей, которые возникают у Феликса в течение дня. Благодаря такому отношению ребенок живет гармоничной, полноценной жизнью. И психологические особенности совершенно не влияют на его качество жизни и успеваемость.

В этой же номинации лучшим национальным фильмом стал фильм "Медресе" режиссера Нуржамал Карамолдоевой на серьезную тему религиозного образования в современном Кыргызстане.

На примере семьи фермера и сельской учительницы и трех их сыновей, рассматривается новая тенденция, когда родители вместо традиционного светского образования выбирают медресе. Семья дружная, самодостаточная, отец разводит скот, мать – завуч в сельской школе. Они сознательно отдали двух старших сыновей в медресе. Мать-учительница сама говорит о критическом состоянии местной школы и надеется, что религиозное образование даст больше шансов ее сыновьям не сбиться с правильного пути.

В фильме много ключевых цитат и неожиданных деталей. Например, младший сын шестиклассник мудро рассуждает о том, что мечтал бы учиться в хорошей школе с сильными учителями, которые помогли бы ему выучить языки и увидеть весь мир. Но ребенок уже психологически готов к учебе в медресе в Бишкеке: “ Если я останусь в сельской школе, то либо стану трудовым мигрантом, либо останусь на всю жизнь в селе, присматривать за родителями”. Видно, что ребенок по-настоящему увлечен учебой и мог бы серьезно изучать физику и химию, но ему уготована судьба его старших братьев – учение Корана.

В фильме отражен любопытный момент, когда преподаватели медресе обзванивают парней, которые поступили к ним после 9 класса, чтобы сообщить, что они успешно прошли тестирование. И один из ребят честно признается, что не хотел бы учиться в медресе, это его мама настаивает на том, чтобы он пошел туда.

“Почему детей отдают в медресе? Причин много. Зачастую и институт семьи переживает кризис. В фильме полная семья, которая работает и ведет свое хозяйство. Но в Кыргызстане много неполных семей, где родители в миграции, а детей отдают в медресе, из страха, что они пойдут в криминал или не найдут себе места в жизни. Это такая забота родительская. Но нужно понимать, какой потенциал у медресе”, - говорит режиссер картины Нуржамал Карамолдоева.

На фото: Режиссерка Нуржамал Карамолдоева

В фильме “Медресе” приведен широкий спектр взглядов - интервью с учеными социологами, религиоведами, представителями министерства образования.

“В ходе работы над фильмов, я пришла к выводу, что стереотипизация: “Религия это зло”, - нас никуда не приведет. Надо обладать знаниями об истоках. Поэтому в начале фильма я привожу историю возникновения джаидизма, как медресе появились в Кыргызстане.

Через фильм я хочу донести, что проблема не в религии, проблема в другом. Религиозное образование это дверь, через которую каждый зритель может поразмыслить на тему того, где мы находимся сейчас.

Религия это не ответ на все вопросы, это лишь одна из частей жизни. Я за полноту взгляда. При этом я понимаю, что у человека есть выбор. Каждый должен решать для себя сам, каким путем двигаться”, - говорит автор фильма “Медресе” Нуржамал Карамолдоева.

“Этот народ исчезает на моих глазах!” –

признается Вячеслав Кречетов, российский режиссер фильма “Шорское золото”, завоевавшего приз в номинации лучший фильм о социальных, экономических и культурных правах.

Это по-настоящему страшный фильм. Страшен он тем, что демонстрирует варварское отношение к природе, когда на твою родную землю приходят чужаки и начинают истреблять всё на своем пути в стремлении любыми путями выкачать из недр полезные ископаемые и сиюминутно обогатиться. Владельцев компаний по добыче угля и золота не волнует, что испокон веков в лесах тайги жили коренные жители этих мест – шорцы. Старатели буквально выдавливают коренных жителей из их родных мест, вырубают многовековую тайгу, выкапывая золото, засоряют реки, а после себя оставляют голые котлованы.

“Мой фильм о систематических нарушениях прав коренного народа - шорцах, проживающих в Кемеровской области и Хакасии. Добывающие компании, вне зависимости от того, что они добывают уголь или золото, нарушают их права. Решая свои задачи по добыче полезных ископаемых, недропользователи не обращают внимания на то, что там живут этносы, которые привязаны к окружающей среде, ведут традиционный образ жизни и пытаются сохранить свой уклад. Уничтожая среду их обитания – леса тайги, наносится прямой ущерб этим этносам и уничтожаются их священные культурные места, могилы предков, разрушаются дома”, - говорит режиссер Кречетов.

На фото: Режиссер Вячеслав Кречетов

- Вы проводите сравнительную параллель между этой ситуацией с шорцами и истреблением индейцев в Америке 200 лет назад. Почему?

- Очень часто региональные, муниципальные власти, когда местные жители предлагают узаконить территории, где они компактно проживают, вопрошают: “Вы что хотите устроит резервацию?” Но в американских резервациях у индейцев намного больше прав, чем у коренных народностей Кемеровской области. Поэтому и проведена подобная аналогия в моем фильме.

Шорцы пытаются защитить свои земли более 10 лет. Сегодня нетронутой тайги практически не осталось. И каждое новое предприятие забирает огромные участки ценнейшего леса и оставляет неживой котлован.

Противостояние жителей села Казас с добывающими компаниями и местной властью, которая дает разрешение на разработку недр, началось в 2014 году. Вопрос дошел до ООН, но ничего не изменилось. У людей, которые отказались выселяться, просто сожгли дома, а золотодобывающие компании установили на дорогах общего пользования шлагбаумы и шорцы на собственной земле не могут выпасать скот или пройти в лес за грибами.

Шорцы это первый народ, из коренных жителей тайги, который в Кемеровской области начал открыто выражать свою позицию. Был случай, когда герой моего фильма, охотник Алексей Чиспияков, в одиночку остановил колонну техники, которая ехала строить очередной объект. И когда жители других национальностей увидели, что шорец способен остановить колонну, они сплотились и начали противостоять. Установили палатки, митинговали и заставили отменить разрешение губернатора на строительство погрузки угля возле своего села.

- Вы этнический русский, почему так остро переживаете проблему шорцев?

- Я вырос с этим народом. Этот народ исчезает на моих глазах. Я не могу не зафиксировать эти обстоятельства. 10 лет назад их было 12 тысяч. Ещё 10 лет и их родные земли будут непригодными к жизни, поэтому их может совсем не остаться.

- Внешность шорцев напоминает кыргызов. Кроме того в языке много схожих слов, например река называется Балык-суу. Такое впечатление, что мы с этим народом принадлежим к одной этнической группе.

- Если рассматривать историю средних веков, то получается, что кыргызы покинули те земли, которые сегодня населяют шорцы – Хакасию и Кемеровскую область. Я тоже считаю, что кыргызский народ родом оттуда. Это родина и ваших предков.

- Подвергались ли вы, как автор или герой фильма – охотник Алексей, какому-либо преследованию со стороны властей за то, что говорите правду?

- Цель фильма зафиксировать, задокументировать фрагменты технологии уничтожения шорского этноса. Открыто меня не преследуют, но вот на Алексея недавно подали очередной иск из Министерства культуры за его критические выступления. Во время съемок нас неоднократно задерживали и обыскивали.

На фото: Охотник Алексей в одиночку остановил колонну техники

В последнее время есть сложности. На всех промышленных предприятиях Кемеровской области есть фотографии, моя и Алексея, у служб безопасности. Этот фильм снимать было сложно. Ни через КПП, ни по обычной дороге не пройдешь. Хорошо, что Алексей как опытный охотник знает таёжные тропы, иногда приходилось уходить другими путями.

- В современной Росси опасно поднимать такие серьёзные темы, как истребление коренных народов?

- В Современной России просто говорить правду очень опасно, - заключает режиссер Вячеслав Кречетов.

В таком мире мы мечтаем жить?

Каждый конкурсный фильм 15-го фестиваля “Бир Дуйно” поднимает острые проблемы неравенства современного общества. Сегодня мы живем в мире, где романтический лозунг: “Свобода, равенство, братство” – превратился в пустые слова. Сегодня царят – жажда наживы, уничтожение ближнего своего и тотальная несвобода.

«Фестиваль заставляет задуматься над глубоким пониманием рисков и новых вызовов для каждого человека. Мир изменился, как и климат, радикально.  Неравенство и захват ресурсов стали общей проблемой. Надо меняться каждому из нас, надо становится настоящими ответственными Гражданами. Для этого мы и проводим это фестиваль», - говорит Толекан Исмаилова, главная вдохновительница фестиваля «Бир Дуйно».

На фото: Толекан Исмаилова с гостьей фестиваля

С ней созвучен и Анэс Зарифьян, большой друг фестиваля: “Все фильмы о маленьком человеке. Но в нем заключена какая-то непонятная ему самому сила, которая начинает раскрываться, когда он хочет доказать миру, что он не примитив, не “тварь дрожащая” по-достоевскому, с которой могут не считаться. И это вне зависимости от того, какой теме посвящен фильм. Это судьбы, это личности, это такие стороны бытия, с которыми если бы не фестиваль, мы бы не столкнулись и не задумались бы”.

Несмотря на общую тревожную тональность всех фильмов, фестиваль дает надежду, что всё больше людей начнут задумываться о том, как быстро меняется мир, и не в лучшую сторону, и можно ли сохранить экологию природы и экологию человеческих отношений хотя бы на том уровне, на котором они ещё существуют.

Прошедший фестиваль “Бир Дуйно” дал много тем для рефлексии и размышлений. Ждём с нетерпением очередной фестиваль и новые талантливые работы режиссеров со всего мира на самые важные темы повседневной жизни.

Лейла Саралаева

 
© Новые лица, 2014–2022
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям