"Азбука кино" - Е -«Если бы мы вдруг оказались во Дворце фестивалей на Круазет в Каннах»

14:20, 5 Июня

17 – 28 мая 2017 года в Каннах проходил юбилейный, 70-й кинофестиваль

Попасть на Каннский МКФ мечтают многие, а попадают только профессионалы!

Об этом постоянно говорит вице-директор Unifrance (французская организация, отвечающая за продвижение французского кино во всем мире), Кавалер Ордена искусств и литературы, легендарный отборщик Каннского МКФ, курирующий все страны на территории бывшего СССР, а также Восточной Европы - Жоэль Шапрон. 

В сентябре 2011 года, выступая на круглом столе в рамках МКФ «Евразия» (Алматы), Жоэль Шапрон сказал, что «Каннский фестиваль - это закрытый форум. Это съезд «аптекарей», то есть профессионалов. Весь мир наблюдает, как они обсуждают свои внутренние проблемы. На нашем фестивале нет зрителей в привычном понимании, есть только специалисты. Получается абсолютная шизофрения: весь мир смотрит на закрытый съезд кинопрофессоналов планеты, ведь все события широко освещаются мировыми СМИ. Дело в том, что, в принципе, дела, которые обсуждаются «аптекарями», всех остальных не касаются. Отсюда зависть тех, кого не впускают в пространство Каннского МКФ...»

Первый Каннский кинофестиваль состоялся вскоре после окончания войны, в 1946 году. В 1949 году городской муниципалитет построил для кинопраздника специальный дворец на набережной Круазет, но он постепенно стал маловат (на месте дворца Круазет сейчас находится отель «Марриотт-Канн»). И в 1982 году фестиваль получил новый дом – там, где раньше было муниципальное казино, в начале набережной Круазет, недалеко от старого порта. Именно этот дворец известен сейчас всем телезрителям как место проведения крупнейшего в мире кинофестиваля. Здание огромно: 35 тысяч квадратных метров. К парадному входу ведет широкая «лестница успеха». В дни фестиваля перед ней выстилают красную ковровую дорожку, на которой фотографируются звезды. Внутри здание впечатляет: оно насыщено современным оборудованием, здесь отличные свет и акустика.

Кыргызское участие в этом самом престижном кинофестивале планеты пока более чем скромное.

В мае 1985 года в программе «Особый взгляд» был показан последний фильм Динары Асановой «Милый, дорогой, любимый, единственный»

Режиссер скоропостижно скончалась 4 апреля 1985 года и потому сама не представляла свою картину в Каннах. Ее фильмы всегда смотрелись на одном дыхании, а на просмотрах «Милого, дорогого» зрители вообще не успевали его перевести. Динара практически полностью вынесла действие на оживленные улицы большого города. Герои почти весь фильм находятся в движущемся автомобиле, и по ходу действия они вынуждены скрываться от многочисленных преследователей. При этом герой сам ведет машину, в которой кроме героини находится еще и грудной ребенок. Учтите, что герои ведут весьма напряженный, непрекращающийся диалог, а снаружи мелькают машины, идет дождь, переходящий в снег, и незаметно наступают сумерки. Это то, что мы видим на экране. За кадром осталась Динара Асанова, которая практически весь съемочный период провела в полулежачем положении в автомобиле, выполняя при этом все технические функции, не говоря о работе с актерами – Валерием Приемыховым и Ольгой Машной. Прекрасный дуэт создал парочку антигероев эпохи безвременья первой половины 80-х: она – бездуховную, глупую, примитивную девицу, он – наивного, недалекого, ограниченного человека.

Дважды в Каннах были представлены фильмы Актана Арым Кубата. В 2001 году в программе «Особый взгляд» демонстрировалась картина «Маймыл», которая завершила уникальную биографическую трилогию режиссера: «Селкинчек», «Бешкемпир» «Маймыл». А в 2010 году в программе «Двухнедельник режиссеров» - «Свет-аке».

В добродушном электрике Свет-аке воплощены лучшие черты народа: порядочность, трудолюбие, смекалка, неприятие несправедливости. Таких людей называют солью земли. Во многом благодаря им страна не скатывается в пучину. Актан Арым Кубат снял жесткую картину. Будто в режиме реального времени воссоздал непростую обстановку в Кыргызстане. Предощутил болевой порог в душах простых людей, в жизни которых, кажется, уже никогда не зажжется свет. Но нет! Свет-аке, преодолевая напасти и невзгоды, дарит землякам надежду.

В 2007 году директор Фестиваля трех континентов в Нанте Ален Жалладо организовал «Павильон южного кино» в Каннах, в рамках которого включил в программу показы фильмов, которые представлялись их создателями. Так, режиссером Эрнестом Абдыжапаровым и продюсером Алтынай Койчумановой была трижды представлена их картина «Боз салкын» для дистрибьюторов, прессы и других заинтересованных лиц.

В 2014 году программу «Двухнедельник режиссеров» открыл фильм Айгуль Бакановой «Пустота» (Void), который она сняла совместно с датским режиссером Миладом Алами. В нем показана пограничная ситуация, когда человек начинает сходить с ума. Как важно, чтобы кто-то оказался в этот момент рядом, взял на себя роль психотерапевта. Я увидела трагический образ одиночества, воплощенный замечательным датским актером Ларсом Миккельсоном. 

В прошлом году в Канны вылетела большая делегация из Кыргызстана: режиссеры Эрнест Абдыжапаров, Нуржамал Дамир и Кымбат Адылбекова, продюсеры Самат и Айбек Ибраевы. В программе «Уголок короткого метра» (Short Film Corner) были представлены три короткометражки: «Сейде» Эльнуры Осмоналиевой, «Фрунзе» Нуржамал Дамир и «Таксист» Кымбыт Адылбековой.

Образ главной героини Сейде в одноименном фильме нетрадиционен для кыргызского кино, хотя тип «кыз-бала» занимает достойное место в иерархии женских архетипов в мироустройстве кыргызского народа. Известны многие личные женские истории, когда отцы, тщетно ждавшие рождения сыновей, воспитывали дочерей как мальчиков. С малых лет девочки умели скакать верхом и могли постоять за себя. Но рано или поздно женское начало давало о себе знать, и девушек начинали тяготить юношеские забавы.

«Фрунзе» - переосмысление новым поколением кыргызстанцев прекрасной ушедшей эпохи 60–80-х, когда наша столица носила имя балкано-романского происхождения. В переводе с молдавского «фрунзе» означает «зеленый лист». Тема фильма «Фрунзе» родилась вследствие перманентной ностальгии по времени молодости отцов.

В «Таксисте» известная модель Мээрим Атантаева создала принципиально новый в нашем кино образ молодой современницы с волевым характером, в данный конкретный момент находящейся в сложной ситуации стресса. Она может управлять своими эмоциями и чувствами, может управлять собой и за себя постоять.

И хотя в нынешнем юбилейном для фестиваля году нас, кыргызстанцев, в Каннах нет «живьем», наши новые фильмы представлены!

В этом году на Каннском фестивале состоялся двойной дебют Казахстана.

В международной деревне Канн впервые работает Павильон Казахстана с полным представлением киноиндустрии, оператором павильона является Национальная академия кинематографических искусств и наук Казахстана.

Во Дворце фестивалей впервые открылся Стенд Центральноазиатского кино в рамках кинорынка Каннского кинофестиваля. Созданная в 2016 году компания Kazakhstan Cinema выступает в качестве оператора этого стенда в целях продвижения центральноазиатской киноиндустрии за рубежом. Стенд представляет новые фильмы от ведущих производителей Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана. Как полагают организаторы данного стенда: «Участие кинематографистов из Центральной Азии на кинорынке позволит продемонстрировать мировому сообществу творческий потенциал Центральноазиатского региона, включая весь спектр возможностей реализации кинобизнеса в самом сердце Евразии».

Итак, наши казахские коллеги предоставили площадку для представления нового кино Кыргызстана. Это пять новых и совершенно разных фильмов: «Завещание отца» Бакыта Мукула и Дастана Жапар уулу, «Кыргыз – казак – бир тууган» Нурлана Абдыкадырова, «В поисках мамы» Руслана Акуна, «Мунабия» Таалайбека Кулмендеева и «Саякбай» Эрнеста Абдыжапарова.

«Завещание отца» - фестивальный триумфатор Кыргызстана киносезона 2016 – 2017 годов представил молодого человека нового поколения, иного мышления. Это серьезный, целеустремленный юноша, который думает, прежде чем что-то сказать или сделать. Молодой человек верен памяти отца. Неимоверной ценой, но ему удается выполнить свою задачу - восстановить его права на добрую память в родном селе.

«Кыргыз – казак – бир-тууган» («Путешествие с бомбой») – сатирическая комедия о том, как мечтали породниться кыргызы с «богатенькими казахами», отправляясь в путешествие с берегов Иссык-Куля в Алматы, чтобы сосватать невесту.

«В поисках мамы» - лидер проката 2017 года в Кыргызстане и Казахстане о невероятных приключениях большого - удалого «старшего брата» Данияра (олицетворяющего Казахстан) и маленького да удаленького «младшего брата» Азамата (олицетворяющего Кыргызстан) в США.

«Мунабия» - возвышенная и поэтическая история любви, которая протянута во времени и в момент смерти мужчины реабилитирует женщину в глазах социума. Экранизация «Лучшего литературного произведения» конца 1970-х в Кыргызстане, созданного Казатом Акматовым.

«Саякбай» - в центре картины история встречи великого сказителя эпоса «Манас» Саякбая Каралаева и молодого писателя Чингиза Айтматова, которая состоялась в 1957 году. Айтматов был потрясен сказительским искусством манасчи, об этом он написал в статье «Он знал миллион строк океаноподобного «Манаса»: «Весь его облик словно овеян ветрами минувших времен…». В главных ролях снялись Марат Жантелиев (Саякбай в пожилом возрасте) и Эльдар Айтматов в роли молодого Чингиза Айтматова.

Операторами стенда был подготовлен каталог, распечатаны плакаты, все участники Каннского фестиваля, имеющие интерес к кыргызскому кино, смогли просмотреть трейлеры и сами фильмы. Задача стенда – привлечь внимание кинодеятелей всего мира к кино Центральной Азии. Стенд успешно работал, привлекая внимание деятелей кино разных стран. Из гостей стенда прежде всего назовем Марко Мюллера, кинокритика, историка кино, ветерана фестивального движения Европы, и Алену Шумакову, отборщицу Венецианского МКФ. Именно Мюллер открыл Актана Арым Кубата и пригласил его представить фильм «Селкинчек» на фестивале в Локарно в 1993 году.

К сожалению, мы, кыргызстанцы, пока сами не можем заняться продвижением собственного кино на кинорынке Каннского фестиваля. Многие спрашивают: почему нет нашего стенда, почему наши фильмы рекламируются казахстанской компанией?

Ответ простой: сам стенд стоит приличных денег, в дни проведения фестиваля в Каннах его обслуживанием занимались четыре сотрудника компании Kazakhstan Cinema, которые прилетели в Канны из Алматы за свой счет, жили за свой счет и подготовили весь раздаточный материал за свой счет. Наши продюсеры и режиссеры полный пакет материалов и документов отправляли казахстанским партнерам в электронном виде. Но мы очень надеемся, что в будущем сможем подготовить, профинансировать и представить стенд, посвященный кино Кыргызстана. А затем подготовить свой Павильон. Хотя бы один раз Павильон в Каннах нужно организовать, например, к 80-летию отечественного кино, которое будет отмечаться в ноябре 2021 года.

Эстонский продюсер Татьяна Мюльбайер по нашей просьбе рассказывает о Кинорынке Каннского Международного кинофестиваля.

С 17 по 26 мая проходил самый большой в мире Кинорынок в рамках 70-го Каннского фестиваля (17-28.05.2017). Это муравейник без окон и без дверей. Самые успешные компании могут оплатить стенды с выходом на террасу и видом на Лазурный берег. А тех, кого стесняют эти бесчеловечные условия, арендуют большие номера в престижных гостиницах, но самые крупные, как «Европа корпорейшн, арендуют виллы, выходящие на променад.

Итак, зарегистрированных участников 12000, аккредитация каждого стоит не менее 350 евро. Из них примерно 800 фестивалей, 1200 продавцов, 3200 продюсеров посчитали необходимым посетить это крупнейшее в Европе мероприятие. И более 1700 аккредитованных покупателей. У всех свои расценки на аккредитации. В залах, арендованных компаниями, постоянно шли фильмы для участников кинорынка.

На рынке работает отдельно «Документальный угол» и «Короткий метраж», в рамках которого проходили индивидуальные встречи с продюсерами и обладателями прав на документальные фильмы с целью обсудить проблемы и фестивальную судьбу документальных фильмов или проектов. А также просмотры в видеотеке.

В числе продавцов был представлен Стенд фильмов из Центральной Азии, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана. Дело это новое, для содиректоров стенда Дарии Азимовой и Дианы Ашимовой потребовалось немало усилий, чтобы организовать работу стенда, продумать дизайн, заключить договоры со студиями, выпустить каталог, его электронную версию и постеры.

Отдельно на набережной располагались Павильоны под флагами стран-участников (цена начиная с 17 тыс. евро). Они были разбиты на три «деревни»: Ревьера, Пантьеро, Ревьера Променад. Перед входом в каждую шла серьезная проверка служб безопасности фестиваля, цена на услуги которых безгранично росла.

Специально или согласно стихийному стечению обстоятельств, Российский павильон (один из самых больших) соседствовал с Эстонским. Каждый павильон боролся за внимание посетителей. Кто-то, как американские коллеги, покупал это внимание. За определенную плату (800 евро заблаговременно за специальную аккредитацию) они предлагали рабочие площади для общения, утренние закуски, дневные фуршеты и вечерние коктейли. В павильонах обычно площадь невелика. Они, как правило, с трудом вмещают всех желающих посетить запланированные мероприятия, как-то: презентация проектов в периоде «work in progress/продолжающейся работы». На террасе каждого павильона плановое мероприятие плавно перетекало в легкий фуршет. Обычно с национальным колоритом на усмотрение хозяев павильона.

Фестиваль строит взаимоотношения с клиентами на прочном коммерческом расчете. Существует лист мероприятий, открытых для амбициозных участников, цена за билеты на вечеринки исчисляется в несколько тысяч. Например, на «черном рынке» вход на церемонию открытия с красной дорожки достигает максимума в 5 тысяч евро на балкон; на гламурную вечеринку с певцами Рианной и Бруно Марсом цена выросла до 8 тысяч евро. Вечеринки проходят на закрытых пляжах и отличаются строгим регламентом и принципиальными секьюрити. Объединенная «пати» трех Балтийских республик Латвии, Литвы и Эстонии прошла в ночь на 21 мая на пляже по заранее распространенным приглашениям на усмотрение устроителей. Провести такое мероприятие и дорого, и очень престижно. 

Нельзя не отметить работу казахстанских коллег, взявших на себя инициативу открыть впервые национальный Павильон. И, разумеется, нельзя не сказать о работе Эстонского павильона, который строго спланировал мероприятия в рамках международных договоров о сотрудничестве, что регламентирует число участников и отметает случайных «туристов».

Гульбара Толомушова

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям