"Азбука кино" - Р- "Райские птицы"

12:15, 11 Мая

Кыргызско-казахский фильм «Райские птицы», о котором сегодня пойдет речь, снят на кыргызско-узбекской границе в Ферганской долине. Это произошло в тот самый период, в середине нулевых (2004 – 2006 гг.), когда между Узбекистаном и Кыргызстаном был введен визовый режим со всеми вытекающими последствиями, весьма затруднявшими жизнь простых граждан.

Режиссерам Талгату Асыранкулову и Газизу Насырову удалось передать присущий нашим южанам неиссякаемый дух оптимизма в жестких ситуациях, когда кажется, что нет никакого выхода. «Райские птицы» - фильм об отважной четверке рисковых и отважных борцов за правду и справедливость в этом яростном и прекрасном мире.

Представим главных героев: бывший художник Шима, его друг Кыча, студентка журфака Пати, эфиоп Батон. В середине нулевых эта четверка славных отроков почему-то не вызывала ассоциаций с четверкой неуловимых мстителей из трилогии Эдмонда Кеосаяна. Может, оттого, что Асыранкулов с Насыровым – прежде всего концептуалисты-интеллектуалы, их дерзкие и неуловимые герои совершают свои подвиги в совершенно ином эстетическом пространстве.

О чем сюжет? Студентка–журналистка по имени Пати едет в приграничный городок Джанабад, чтобы снять трехминутный репортаж о границе. На одной из улиц махалли подросток вырывает из ее рук видеокамеру. Оставшись без камеры, девушка бесцельно блуждает по городку, пока не попадает в офис к трем друзьям-шерикам – Шиме, Кыче и Батону. Шима, Батон и Кыча – три товарища, промышляющие контрабандой, как, в прочем, большинство жителей этого городка. Они перевозят через границу продукты, бензин – все, на что есть покупатель или заказчик. У них всегда есть работа, поскольку Батон – умелец: собрал автомобиль-вездеход. «Макака» – так они любовно называют эту машину – «уродливую, но дерзкую лошадку». На «макаке» они легко преодолевают приграничную реку.

Лев Аннинский, критик из Москвы, писал о «Райских птицах»: «В четкости Асыранкулова и Насырова чувствуется какое-то новейшее щегольство. Кадр – не просто выразительная картинка, кадр – оптическая улика. Где условность, где реальность, не угадаешь. Все кругом демонстративно-дружелюбное и втайне опасное. Граница между двумя восточными государствами, недавно обретшими независимость, эфемерна, но гибельна. Перемены ситуации мгновенны. Братство спасает в безвыходности. Обман уравновешивается обманом. Узкие глаза, загадочные улыбки, фальшивые патроны в автоматах, тонкие ножи за пазухой».

Но не в этом основная начинка фильма. Пати интересна жизнь контрабандистов – полная опасностей и веселья. Ребята возвращают ей видеокамеру. Пати даже участвует в перегоне автомобиля через границу. Автомобиль перегоняют в составе свадебного эскорта, под рев труб свадебных музыкантов – маскаропозов. Пати сидит в автомобиле в костюме невесты. Они пригоняют автомобиль фермеру Раису. Кыча обалдевает при виде страусов, которых разводит фермер. Он их назвал райскими птицами. Рассчитавшись с ребятами, фермер Раис просит ребят перевезти на ту сторону коробку. Друзья в этой коробке обнаружили героин. Именно эта проблема и станет главным испытанием для всех.

Во-первых, это шанс для молодой журналистки Пати сделать сюжет о наркотрафике. Во-вторых, азарт Кычи – рискнуть и содрать проценты за перевозку наркотиков. Но Батон против – он ни за что не хочет связываться с дрянью. Шима (Ашим) – лидер банды, совершает поступок, которого никто не ожидал. Он уничтожает наркотики и таким образом идет на смертельный риск...

Дарья Борисова, киновед из Москвы, отмечала: «Райские птицы» - произведение яркое, прямо-таки брызжущее талантом, и оно, безусловно, достойно большого внимания. В нем присутствуют такие актуальные, «кричащие» для всей Центральной Азии темы, как наркотрафик и приграничная контрабанда – только ни на том, ни на другом авторы не спекулируют (хотя демонстрируют детальное знание проблем), говорят об этом как о горьких составляющих повседневности».

Любовь к осмыслению всего и вся служила движущей силой для творчества художника Талгата Асыранкулова всегда. Знаю, что, приступая к созданию собственного дебютного фильма «Райские птицы», Талгат сначала создал концепцию, в которой обосновал свое решение стать режиссером. А только потом он просто захотел «взять камеру и шагнуть внутрь». Он предощутил «время селфи».

15 ноября 2006 года в бишкекском Доме кино состоялась презентация фильма «Райские птицы». А днем позже на радио «Манас FM» я беседовала с идейным вдохновителем картины Талгатом Асыранкуловым и исполнителями ролей: Америки (Амир-аки) - Аширом Чокубаевым, Шимы – Азизом Бейшеналиевым, специально прилетевшим из Москвы.

- Начав съемки фильма в 2004 году, Талгат многие вещи в нашей общественной жизни предощутил. Например, образ хозяина города Джанабада, Амир-аки (Америки), человека, живущего двойной жизнью, явно перекликается с образом убитого на юге Кыргызстана влиятельного религиозного деятеля Мухаммадрафика Камалова, а также со многими другими произошедшими в 2006 году в Кыргызстане драматическими событиями. Вопрос к исполнителю роли Амир-ака Аширу Чокубаеву: как Вы сами относитесь к сыгранному Вами человеку с двумя лицами – прячущегося от людей имама и хозяина города, который любит быть на виду у всех горожан?

Ашир Чокубаев:

- Мой герой – Амир-ака – не за беспредел. Ему надо держать город, чтобы было все справедливо, для него самое главное, чтобы было все в порядке. Справедливость в жизни Джанабада играет первостепенную роль. Все личные амбиции, когда человек переступает через головы или через совесть, – отсутствуют. Он против этого. А я за этого человека.

- Многие зрители старшего поколения говорят, что по фильму непонятно, где отрицательные персонажи, а где - положительные. Сейчас и жизнь такая, что непонятно – кто ваш, а кто – наш.

Ашир Чокубаев:

- Ну, правильно, каждый должен выбрать свой путь, и это по сегодняшним меркам – поступок: где он сам себя чувствует более комфортно, более справедливо. Сейчас такое время без правил, но тот беспредел, который всюду происходит, не должен существовать ни в государстве, ни в семье, ни тем более в самом человеке. Главное – сделай выбор перед самим собой.

- Ашир-байке сказал мне, что в фильме много автобиографических мотивов.

Талгат Асыранкулов:

- Это не автобиографический фильм. Я никогда не был контрабандистом, хулиганом, а наоборот, домашним мальчиком, отличником.

Азиз Бейшеналиев:

- По одной из версий, которая не очень прослеживается в фильме, герой, которого я играю, Шима, бывший художник.

Талгат Асыранкулов:

- Художник не бывает бывшим.

Азиз Бейшеналиев:

- Он даже не бывает мертвым. Это цитата из сценария, которая не вошла в окончательный вариант.

- Расскажите, как Вы нашли Ассоль Абдуллину – исполнительницу роли Пати?

Талгат Асыранкулов:

- Ассоль тогда училась в АУЦА и одновременно работала в модельном агентстве East Models. А у меня жена fashion-дизайнер. И я помогаю ей в ее работе как декоратор и грузчик. Я видел Ассоль несколько раз на фотосессиях. Смотрю и думаю: «Какое лицо интересное, она не красавица, но в ней есть какой-то магнит».

Азиз Бейшеналиев:

- Ей присуще какое-то особое, трудно объяснимое очарование.

Талгат Асыранкулов:

- И какое-то внутреннее напряжение, давление, сжатая энергия. И пластика у нее особенная, вроде бы как модель ходит, но в то же время довольно коряво. И в этом есть какая-то хрупкость, что меня и привлекло. Я еще не знал, какая это будет Пати. Мы думали, что Пати будет сестренкой Батона и немного влюбленной в Шиму.

- Эфиопкой (смеется)?!

Азиз Бейшеналиев:

- То, что Батон будет эфиопом, выяснилось за день до начала съемок.

Талгат Асыранкулов:

- Потом я уже пошел за персонажами. Шиму я вообще по-другому себе представлял. Я не думал, что Шима будет такой статный, собранный, волевой. Я хотел, чтобы Шима, грубо говоря, был придурком. Шима должен был сочетать в себе образы трех героев, которые в результате у нас получились: Шимы, Кычи и Батона. Если их всех взболтать, тогда и получился тот Шима, которого я себе представлял. А мы потом пошли за конкретными исполнителями персонажей. Потом же еще натура нас повела. Когда мы ехали в Джалал-Абад, то заехали в Майли-Сай. Когда Газиз увидел этот городок, у него по-другому пошла вся история. Я ему говорю: «Стоп, стоп, стоп, поехали до Джалал-Абада…» Для меня это было приключение, и вчера мы зашли в один из портов, в котором нас радушно встретили.

Азиз Бейшеналиев:

- Из первоначального замысла фильма остались…

Талгат Асыранкулов (смеется):

- …остались только имена!

Азиз Бейшеналиев:

- …только один эпизод остался целым и невредимым – это перегон краденой машины через границу. Все остальное поменялось полностью!

- Но идея, дух сохранились! Этот непередаваемый южный, джалал-абадский колорит… Ведь кыргызские южане – люди особенные, и они отличается от нас, законопослушных северян, тем, что ничего не боятся, для них препятствия отсутствуют в принципе. Они говорят «беймарал», то есть «нет проблем». Все препятствия они преодолевают легко, с улыбкой…

Талгат Асыранкулов:

- Это же важно – вдруг начинать понимать себя. Я иду от фактуры, от пластического, живописного импульса. А вот Газиз идет от драматургической структуры, и плюс у него очень сильное понимание кино. И вот наш симбиоз дал возможность весело работать, а это на порядок легче.

- По поводу Улана Омуралиева. Моя мама, впервые посмотрев вчера «Райские птицы», сказала, что Улан напомнил ей молодого Жумадылова. С другой стороны, мы же его все знаем, общаемся, он же сам себя играет. Я помню, как на X Форуме Национальных кинематографий он чересчур эмоционально смотрел «Лунного папу». Весь просмотр сопровождался его хохотком. Он играет сам себя, но при этом же и образ создает.

Талгат Асыранкулов:

- Образ держит, да. Нам приводили разных Кыч. И вот, когда привели Улана, я говорю: «А давай приходи завтра на пробы». На пробах он нас просто очаровал. Мы хохотали, он нас смешил. Он же на пробах был с Рахматуллой Табалдиевым – они такие кренделя выписывали, каждый раз мини-спектакль создавали!

- Мне кажется, что у Улана техника театрального актера, видно, как он выдерживает паузу, контролирует себя, а у Азиза – полная киногения, вся работа скрыта, незаметна, а в результате получается естественно…

Азиз Бейшеналиев:

- Так и должно быть – незаметно. Улан – актер потрясающий. У него сочетаются прекрасное образование (он учился у Дмитрия Георгиевича Кознова в «Щепке») и его природный талант, темперамент и харизма. И какая-то органичность, которая всем этим не запластовывается, не теряется, он абсолютно живой.

- Как появились в сюжете страусы?

Талгат Асыранкулов:

- Еще до работы с Газизом однажды ко мне приехал из Джалал-Абада мой друг, художник Байыш Исманов. И долгими зимними вечерами он рассказывал мне о ситуации в нашем родном городе. Как выживают люди, занимаясь контрабандными перевозками. Что они везут на ту сторону, что везут сюда (то есть из Кыргызстана в Узбекистан и обратно). Я спросил про наркотики, он сказал, что, наверное, кто-то возит. Обычно люди везут туда хлеб, китайский ширпотреб, оттуда в основном ГСМ, тогда у нас были проблемы с ГСМ. Потом, когда мы на выбор натуры выезжали, то видели, что почти в каждом дворе в селе Бегавад врыты в землю емкости, и они по канистре вывозят. Меня настолько увлекла ситуация. С одной стороны, нарушение закона, границ. С другой стороны, опасность. И с третьей стороны, это настолько трогательно, что граница сегодня проходит по реке, в которой в детстве мы купались. Купались на этой стороне, а на пленэр ходили на тот берег. Меня настолько это тронуло, я представил этих людей, которые навесят на ишачка по три-четыре-пять канистр и под покровом ночи (и ведь стреляют!). Тогда я подумал основной сюжет закрутить вокруг бензина… Но не помню, как родилась линия с кражей страусовых яиц…

- Не в связи с Батоном?

Азиз Бейшеналиев:

- Еще раз повторяю, что Батон как эфиоп появился в последний момент, а страусовые яйца уже были прописаны в сценарии. Когда искали Батона, пробовалось несколько актеров. Послезавтра выезжать на съемки, а у нас не было актера. И вдруг Талгат, лучисто улыбаясь, приводит Ассреса. Я смотрю на него, и у меня внутри все переключается, я толкаю в бок Улана и говорю: «Смотри, Улан, а теперь кличка Батон какой интересный коленкор приобретает. Это же попадание просто в яблочко!»

Что еще сказать от автора? Образ придуманного режиссерами доброго города Джанабада («Душа-город») слеплен из двух населенных пунктов – кыргызского Джалал-Абада и узбекского Ханабада. Эфиоп Ассрес Касса, исполнитель роли Батона, сейчас работает водителем троллейбуса в Бишкеке, хотя приехал из социалистической Эфиопии в советский Кыргызстан учиться на военного летчика. Распад СССР закрыл возможность возвращения Ассреса и его земляков на далекую африканскую родину. Ашыра Чокубаева, Талгата Асыранкулова и художника-постановщика картины Шарипа Жайлообаева сегодня, увы, больше нет с нами...

Гульбара Толомушова

Справочно

«Райские птицы», 2006, 75 мин., 35 мм, Кыргызстан-Казахстан

Производство: Dana-film (Казахстан), Altai Cinema group (Кыргызстан), НК «Кыргызфильм» им. Т. Океева (Кыргызстан)

Генеральный продюсер Мелис Атамкулов

Автор оригинальной идеи – Талгат Асыранкулов

Авторы сценария и режиссеры-постановщики – Талгат Асыранкулов и Газиз Насыров

Оператор-постановщик – Сапар Койчуманов

Художник-постановщик – Шарип Жайлообаев

Звукорежиссер – Бакыт Ниязалиев

Композитор – Жандарбек Бакиров

В главных ролях:

Ассоль Абдуллина, Азиз Бейшеналиев, Улан Омуралиев, Ассрес Касса, Ашыр Чокубаев

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям