"Азбука кино" - С - Саякбай. Гомер XX века

10:14, 22 Мая

«Манас» - это эпос-океан. Это бесценный вклад кыргызского народа в мировую вселенную творчества», - Чингиз Айтматов.

«Саякбай Каралаев – Гомер XX века, бесценная реликвия человечества», - сказал казахский писатель Мухтар Ауэзов. Фильм с одноименным названием появился в кыргызском прокате совсем недавно. Его автор, режиссер Эрнест Абдыжапаров, получил за ленту приз «Золотой зенит» в главном конкурсе Международного кинофестиваля в Монреале (2017) за лучшую визуальную инновацию в передаче устной традиции.

Сюжет картины построен вокруг первой встречи великого сказителя эпоса «Манас» Саякбая Каралаева с молодым писателем Чингизом Айтматовым.

Пролог

Первый кадр символичен: в темно-красном небе парит беркут. Цвет неба кажется кровавым. Это жесткий, но яркий оттенок. Он передает цвет жизни Саякбая, который многое пережил: и восстание 1916 года, и трудные времена на чужбине, и период, когда советская власть считала эпос «Манас» чуждым для сознания советского народа. С другой стороны, Саякбай явно был поцелован богом, у него с детства проявился поэтический дар, бабушка сказывала ему отрывки из эпоса «Манас». Он был любим своим народом, и его талант оценило государство. Образ беркута в символическом прологе фильма – это одновременно и любимый героем картины беркут Карачолок, который был предан сказителю с давних пор, это и сам Саякбай, который, широко расправляя сильные крылья, рассекает кровавое небо и взлетает высоко на недосягаемую высоту.

Первая сцена. Утро на Иссык-Куле. Саякбай взбудоражен: он ждет гостя из столицы

Сцена снята общим планом с одной точки на фоне озера. Это классически выстроенный мизанкадр, в котором до мельчайших подробностей проработаны расстановка объектов, вхождение в кадр актеров и их передвижение на натурной площадке. В первом же диалоге обозначены характеры Саякбая и его жены Бейшекан, их своеобразные отношения друг с другом. Саякбай своенравен, эмоционален, беспокоен. Бейшекан – уравновешенна, улыбчива, трудолюбива. Мы ощущаем мощную энергетику Иссык-Куля, который вносит покой и умиротворение в мятущуюся душу Саякбая, когда он чем-то взволнован. На берегу Иссык-Куля Саякбай был рожден, все основные этапы роста, взросления были пережиты им здесь.

Перед нами общий план подворья – вдали в самом центре композиции расположен домик Саякбая с верандой у левой стены, вверху слева - хозяйственная постройка, а на заднем плане – озеро. Бейшекан появляется в кадре в верхнем левом углу, неся таз со свежевыстиранным бельем, идет вдоль дома до правого верхнего угла, места, где меж двух оголенных стволов деревьев протянуты бельевые веревки. Она начинает развешивать белье. Напоминаю, камера неподвижна, мы смотрим на экран с дальней точки.

Саякбай выходит из дома и зовет жену. Она откликается, но продолжает вешать белье. Тогда он быстрым шагом направляется к ней, по ходу сообщает новость, что к ним едет важный гость из столицы, что нужно ставить самовар и готовить угощение. Бейшекан продолжает развешивать белье. Саке взволнован и повторяет эту новость в резком тоне. Бейшекан завершает развешивать белье и только после этого начинает выполнять поручение мужа. Камера остается на своей – дальней – точке. Саякбай, увидев, что Бейшекан начала ставить самовар, из верхней центральной части кадра идет на камеру – то есть выходит на передний план кадра. Сцена завершается средним планом Саякбая, который пристально смотрит вдаль.

Старый грузовик привозит высокого стройного юношу в европейской одежде – широкополом светлом плаще, свободного кроя брюках и темной шляпе. «Я-то думал, важный гость, а это всего-навсего столичный пижон!» - ворчит Саке. На нем традиционная мужская одежда сельского пожилого кыргыза двадцатого века: на голове – коричневая шапочка - топу, на плечи наброшен синий чапан, поэтому мы можем хорошо разглядеть белую рубаху, теплую серую безрукавку, черные штаны и сапоги. Хотя шестидесятитрехлетний сказитель достаточно крепок и энергичен, предпочитает ходить с палочкой.

Следующая сцена происходит слева от домика Саякбая. Сказитель и писатель располагаются на веранде вокруг низенького стола. У Саке здесь свое тронное возвышенное место, все остальные, усаживаясь на напольные тошоки, в ту же секунду становятся ниже хозяина. Приземистый, плотный Саякбай свысока посматривает на стильного Чингиза, вдруг ставшего маленьким и хрупким.

Айтматов представляется и объясняет цель визита: находясь на каникулах, он решил проведать сказителя, чтобы в его исполнении послушать эпос «Манас».

На фото: Саякбай Каралаев и Чингиз Айтматов 

Теперь зритель может разглядеть все объекты, которые находятся в подворье Саякбая: печь, самовар – на расстоянии вытянутой руки. Камера мягко скользит вокруг внешней стороны веранды, давая возможность послушать разговор хозяев и гостя.

Саякбай вспоминает первые годы после женитьбы на байской дочери Бейшекан. Это случилось благодаря его сказительскому дару: по возвращении из Китая, куда Саякбай бежал после подавления мятежа 1916 года, волостной Кененбай, уважая исполнительское мастерство молодого сказочника, женит его на аристократке. Конечно, молодым потребовалось время, чтобы привыкнуть друг к другу, ибо у каждого из них был свой бэкграунд, и в первые годы чаще характер показывала Бейшекан, а Саякбай старался молчать, пытаясь понять внутренние мотивы обид жены.

Абдыжапаров искусно вплетает в канву своего строго выверенного полотна, которое мы видели с первых, представительских сцен, эмоциональные эпизоды воспоминаний Каралаева. Это события конца девятнадцатого и начала двадцатого веков: 1894 год - рождение Саякбая, 1904 год – период раннего детства на берегу Иссык-Куля, трогательные отношения с русской девочкой Леной.

В этом плане показателен эпизод посадки детьми двух топольков на берегу Иссык-Куля. Старший брат Лены, Сергей, не верит, что топольки приживутся на песке, он много раз повторяет: «Не вырастут ваши деревья! Им нужна плодородная почва». Но Саякбай и Лена верили в благость своей идеи, делали все, чтобы деревьям было комфортно в некомфортной среде, обильно поливали их, ухаживали за ними, и деревья прижились, выросли.

История с топольками имеет мотивационное значение: дети верили в свою мечту, не забывая о ней ни на день, и вопреки прогнозам скептика Сергея их заветная мечта реализовалась. Деревья выросли и, как символ вечной дружбы, непоколебимой парой стоят на берегу озера и дарят надежду любому, кто окажется рядом.

Проходит несколько лет. Кажется, что ничто не может помешать крепким добрососедским отношениям между семьей Саякбая и русской семьей Баженовых. Саякбай и Лена влюблены друг в друга и ведут трогательные разговоры о возможности возникновения кыргызско-русской семьи. Вдруг Саякбай говорит, что должен идти в армию, Лена недоумевает: «Ведь кыргызы вне призыва? И у них нет оружия!» Саякбай отвечает, что вышел закон о призыве, но кыргызы не хотят ему подчиняться, а значит, будет восстание. Это – 1916 год.

Саякбай помогает семье Лены бежать. Судьба распорядится так, что Лена и Саякбай никогда не увидят друг друга. Но всю жизнь Каралаев хранил в памяти образ Лены.

Важнейшим эпизодом из всех картин воспоминаний сказителя в фильме является впечатляющая встреча мальчика Саякбая с суженой батыра Манаса Каныкей. Благодаря ее участию происходит сакральное вхождение Саякбая в святая святых – в пантеон эпического героя Манаса Великодушного и его сподвижников побратима Алманбета и мудреца Бакая.

После сакральной встречи и полученного благословения на исполнение эпоса мальчик начинает сказание на открытом горном пространстве. Он настолько погружен в свой рассказ, что не обращает внимания на ливень и не слышит голос отца, который уже несколько часов бегает по горам в поисках сына. Найдя Саякбая, отец полами своего чапана старается прикрыть мальчика от проливного дождя, ибо понимает, что остановить его ему так просто не удастся.

Эпизод пришествия Манаса, Алманбета и Бакая приходит на память Саякбаю после разговора с Айтматовым, в котором молодой писатель говорит о сомнениях, скептицизме, возникших из-за отсутствия исторических источников о происхождении эпоса «Манас». «Был ли Манас на самом деле, или его выдумали кыргызы как желанного героя?» - спрашивает Айтматов у Каралаева. Сказитель удивлен вопросом и уверенно отвечает: «Манас есть! Если б эпоса не было, как бы тогда сохранились кыргызы как народ, и как я бы смог воспеть его деяния?»

Айтматову повезло, Саякбая в тот день пригласили в один из районов области выступить перед народом. «Я пошел вместе с ним. Зала не было, на открытое поле поставили стулья. Когда он начал рассказывать отрывок «Манаса» «Каныкейдин Тайторуну чапканын», вдруг небо покрылось черными тучами, и хлынул дождь. Я начал искать место, где можно было спрятаться от дождя, но люди, которые сидели на открытом месте, даже не шелохнулись, мне тогда стало стыдно», - так позже описывал Чингиз Айтматов этот случай. Сцена исполнения Каралаевым эпоса «Манас» под проливным дождем есть и в знаменитом документальном фильме Болота Шамшиева «Манасчы». Каждый раз, смотря на людей, которые сидят и слушают сказителя под проливным дождем, думаешь: «Это какой же силы должно быть сказительское искусство манасчи, чтобы никто и не подумал бежать и прятаться от дождя?!» С другой стороны, очевидно и страстное желание людей слушать старинные сказания и предания. Волшебная сила искусства манасчи имела столь сильное воздействие на слушателей, что те забывали обо всем на свете, погружаясь в события давно минувших дней.

Эпилог

Чингиз Айтматов прощается с Саякбаем Каралаевым. Саке спрашивает гостя: «Доволен?» - «Конечно, - отвечает Чингиз. - Теперь я погрузился в мир Манаса!»

Затем Саякбай, узнав о проблемах с повестью «Джамиля», советует Айтматову обратиться за поддержкой к Мухтару Ауэзову, знаменитому казахскому писателю, который в свое время спас эпос «Манас» от уничтожения в сталинские времена. Ауэзов вместе с ученым Болотом Юнусалиевым организовали конференцию, посвященную эпосу «Манас», и таким образом спасли его от забвения. Их не пугала угроза преследования. «Я тебе открыл дорогу. А в остальном тебе поможет этот казах», - сказал Саякбай на прощание Чингизу Айтматову и благословил его на долгую жизнь в литературе.

События и даты, имеющие отношение к фильму:

● Шестой Всемирный фестиваль студентов и молодежи открылся в Москве 28 июля 1957 года. Так Айтматов отвечает Каралаеву на вопрос о новостях в стране, а режиссер Эрнест Абдыжапаров дает нам понять, когда конкретно происходит встреча знаменитого Саякбая и молодого Чингиза в его ленте.

● Саякбай Каралаев (1894 – 1971), великий сказитель эпоса «Манас». В 1939 году ему было присвоено почетное звание «Народный артист Киргизской ССР».

● Чингиз Айтматов (1928 – 2008), выдающийся писатель. В 1956 – 1958 годах учился на Высших литературных курсах в Москве. Повесть «Лицом к лицу» была впервые опубликована на кыргызском языке в июне 1957 года. Повесть «Джамиля» сначала была опубликована на французском языке в переводе Луи Арагона тоже в 1957 году. Затем чуть позже в том же году в Москве на русском языке были опубликованы его рассказы и повесть «Джамиля». В конце фильма Саякбай спрашивает Чингиза: «Как там у тебя на писательском фронте?» Вздохнув, Айтматов отвечает: «В этом году опубликовали повесть «Лицом к лицу». А вот у повести «Джамиля» много противников». Значит, в фильме историческая встреча знаменитого манасчи Каралаева и молодого писателя Айтматова происходит до момента опубликования «Джамили» и знаменитого высказывания Луи Арагона: «Джамиля – это лучшая на свете повесть о любви».

● Известно, что Каралаев и Айтматов жили в одном писательском доме на улице Московской в столице Кыргызстана. Как пишет младшая сестра Чингиза Айтматова Роза Айтматова в своей книге «Белые страницы истории»: «В 1958 году на Московской улице был построен трехэтажный многоквартирный дом под номером 141. Это тот самый, что расположен напротив сквера имени Тоголока Молдо и известен в народе как «писательский дом». Таким образом, очевидно, что встреча сказителя и писателя в фильме Эрнеста Абдыжапарова была их первой встречей и состоялась до момента их заселения в дом по Московской, 141.

На фото: группа создателей фильма с призом "Золотой Зенит"

Гульбара Толомушова

СПРАВКА

«Саякбай. Гомер XX века», 2017, ОФ «Саякбай Манасчы», компания «Телегейи», студия Эрнеста Абдыжапарова при техническом содействии НК «Кыргызфильм» им. Т. Океева

Автор идеи – Болотбек Берикбаев

Автор сценария и режиссер-постановщик – Эрнест Абдыжапаров

Оператор-постановщик – Хасан Кыдыралиев

Художник-постановщик – Толгобек Койчуманов

Композитор – Муратбек Бегалиев

Звукорежиссер – Бакыт Ниязалиев

В главных ролях: Марат Жанталиев, Бактыбек Нурмат Уулу, Умот Доолот Уулу, Эльдар Айтматов, Тынара Абдразаева

Генеральный продюсер – Саматбек Ибраев

 

© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям