Сила, конь и вольный ветер!

08:43, 19 Февраля 2016

Внимание, мы открываем новую рубрику «Традиции в лицах». Это будут лица реальные и легендарные, исторические и мифологизированные, конкретные и обобщенные… Одним словом - лица традиций страны Ала-Тоо.

Жало кинжала

Могли ли древние вожди и каганы подозревать, что их потомки будут жить-поживать даже спустя тысячи лет? Что, несмотря на все катаклизмы, нация сохранит свою суть, стержень, костяк и дух этнического самосознания? Что за столетия у кыргызов выкристаллизуется свой особый характер и менталитет? Вряд ли о том помышляли предки. Да и заморского слова «менталитет» они не знали. Но именно о ментальности титульного народа мы сегодня и потолкуем…

«Маленький народ должен иметь большие кинжалы», - так говаривал когда-то свободолюбивый имам Шамиль про своих кавказцев. Но мысль подходит и для кыргызов. Ведь те и другие жили в горах. Отсюда и горский гордый нрав. Точнее – норов. Не случайно при царизме наших пращуров, живущих на Тянь–Шане, именовали дикокаменными кыргызами.

Борьба с природными стихиями, суровый быт, обособленность, военные стычки с врагами, прочие факторы отнюдь не способствовали расцвету народа. Зато слабаки сразу отбраковывались. Выживал сильнейший. Этнос получился немногочисленным, но дюже закаленным, боевым и мобильным. Наши вечные непоседы только и делали, что рубились. За власть, скот, рабов, за пастбища, охотничьи места, припасы и т.д.

Тогда все было пронизано, так сказать, «героикой военных будней». Сохранившиеся народные конные игры, борьба на лошадях, козлодрание — все это несет на себе отпечаток бурного прошлого. Даже знаменитый эпос «Манас», имеющий тысячелетнюю историю, эта «степная Илиада», являющаяся квинтэссенцией устного народного творчества, по сути, чистая сага о Великом походе Манаса, потом – о подвигах его сына Семетея и внука Сейтека. В общем, ратное дело было приоритетом. Кстати, не потому ли Кыргызстан сейчас занимает чуть ли не первое место в СНГ по числу генералов на душу населения?

Жизнь хороша, когда живешь не спеша…

Помимо доставшейся в наследство номадской удали одновременно отмечаются и такие черты, как рассудительность, молчаливость, степенность, неторопливость. Особенно у нарынчан. А все потому, что по кручам да скалам не больно–то побегаешь – «мотор» можно надорвать. Да и куда спешить?

Сами по себе кыргызы неоднородны. В течение веков их кровь разбавлялась джунгарской, алтайской, кыпчакской и даже жуань–жуаньской. От соседей привносились обычаи, культура, философия. Впитывались многие этно-группы. Например, среди кыргызских племен и родов есть такие, как кытай, калмак, чала–казак и другие. В этих названиях легко угадываются слова «китай», «калмык», «казах»... Есть и региональные различия, обусловленные тем, что у кочевников севера были свои особенности, а у оседлых жителей юга - свои.

И, тем не менее, общие черты преобладают. Например, радушие и гостеприимство. Не зря кыргызы говорят: где гость, там и благодать. Испокон веку пращуры ведь перемещались. Поэтому сегодня ты где–то заночевал, завтра у себя в стойбище путника принял. И так постоянно.

Здесь привечались все. В силу разных причин Кыргызстан за прошедшее время стал родным для десятков тысяч переселенцев из Украины, России, Казахстана, Синьцзяня, Кавказа... Да и сейчас двери открыты.

Седьмая вода на киселе

Исследователи дебрей Азии, в числе которых Семенов-Тянь-Шанский, Пржевальский, Абрамзон, Бартольд, Валиханов, Радлов, Бернштам и другие, всегда подчеркивали существовавший у кыргызов культ семьи, родовой общности и взаимовыручки. Друг дружки держались крепко.

Давайте вспомним август 1992 года. Страшная трагедия постигла тогда поселок Толук, который был стерт с лица земли разрушительной стихией. В результате землетрясения погибло 54 человека. Но что примечательно – ни осталось ни одного осиротевшего ребенка! Как же это возможно? Дело в том, что всех детей, в одночасье лишившихся отцов и матерей, тут же взяли под опеку их сородичи. В дружном альянсе никто не должен оставаться без присмотра, всем гарантирован кров, поддержка, чтобы не случилось... Подобная взаимовыручка проявилась и после схода оползня в айыле Согот, природного катаклизма в селе Нура, бедствий в других местностях. Один за всех и все за одного – таков завет предков!

Увы, принцип «один за всех и все за одного» принимает порой странные формы. У нас ведь как? Родичами считаются не только единокровники. Все представители одной ветви вплоть до седьмого колена - родичи. И породнившиеся с тобой через женитьбу – тоже. И земляки из одного села в той или иной мере также состоят с тобой в связи. В общем – все люди братья, все люди сестры! И многие из них всерьез полагают: раз мой брат-сват, пусть и «седьмая вода на киселе», живет, например, в Бишкеке, значит, он обязан меня встретить как самую дорогую VIP-персону. Ну и приезжают, родимые! Хочешь – не хочешь, а проявляй радушие. Хоть в два часа ночи, хоть в пять утра. Ладно, если пара человек, а то ведь всем семейством могут нагрянуть. Как ты их накормишь, разместишь, проводишь — это твои проблемы. Бывает, что наведываются продать или отдать под реализацию товар. Это еще ничего. Хуже, когда приезжают оформлять себе городскую прописку, поступать в вузы, устраиваться на работу, квартиру себе подыскивать. Неделями могут жить!

Благо, если сельчане попадаются честные. Зря не будут напрягать. Понимают, что сейчас многим непросто. Но есть ведь наглые. Или бестолковые. Не просят, а требуют трудоустроить свое чадо (которое приходится двоюродным деверем от троюродного шурина снохи внучатой племянницы). Объясняешь, что это не в твоих силах, – обижаются. Говорят: зазнался тут, в городе, в айыл бы тебя вернуть, тогда по-другому бы запел! А если не хочется там петь?


Демократия по азиатски

Почему же среди всех республик Центральной Азии именно Кыргызстан называют наиболее продвинутым в плане народовластия? Серьезно спрашиваю! И сам же отвечу. Потому что кыргызы уже в раннем Средневековье жили при демократии. Хоть и военной. Во главе стояли авторитетные старейшины и баатыры-полководцы. Ханы появились позже, но все равно воля большинства была решающей. Вечевой принцип действовал. Отсюда и свободолюбие кыргызов, их вечная тяга к самостоятельности и независимости. Она вытекала из самих основ бытия, психологии и философии кочевой цивилизации.

Непритязательный кыргыз прежде больше зависел от тех же капризов стихии, нежели от «указивок» баев и манапов. Что было нужно? Конь, копье и вольный ветер. Мест для выпаса вокруг полно, угодий тоже, объектов для набегов, не меньше. Не понравилось что-то, тут же свернул юрту-кибитку, и поминай, как звали!

Сей порядок вещей изменить не получилось даже у великого учения ислам. Как не надевали наши прабабушки чадру-паранджу, так без нее и ходят. Даже во власть проходили. Та же Курманджан датка, царица Алая. Где еще в ту пору в Туркестане женщина могла так высоко взлететь?

Терпимость – не слабость

Уж раз мы коснулись религии, отметим, что кыргызы, в массе своей, довольно веротерпимы. С легкостью принимали зороастрийских жрецов, манихейских священников, буддийских пилигримов, христианских миссионеров-несторианцев, мусульманских проповедников. И при этом не забывали своих народных, истинно сокровенных верований: поклонения арбакам – духам предков, тенгрианства, культа Умай–Эне и Жер–Суу, шаманизма, анимизма, тотемизма.

Именно конфессиональная и политико–экономическая толерантность, скорей всего, и помогли выжить предкам, помогли сохранить свой «островок».

Другая визитная карточка здешних мест – почитание седин. Почему? Потому что если сегодня ты выказываешь уважение аксакалу, завтра его выкажут тебе. А ведь всем нам суждено состариться, верно? И, конечно, лучше, если вы готовитесь к встрече с Творцом, окруженный заботой и почтением.

Также раскрепощенным по натуре кыргызам свойственна и самоирония, что хорошо отражено в сказках и преданиях.

 И о взаимопомощи нелишне сказать. До сих пор в селах различные объекты часто возводят методом ашара. Дома молодоженов, например, или сельские клубы. Могут в складчину вещи купить, обновы, мебель, прочее.

Подобный коллективизм – настоящая сила. И секрет здесь прост. У кыргызов в силу традиций просто не принято стоять в стороне от общих дел своего рода-племени или айыла–кишлака. Как все, так и я. Отсюда и массовость, и энтузиазм. «Нельзя отрываться от людей. Иначе что обо мне подумают?». И тут уж не важно, каков повод, свадьба или похороны, ашар или митинг. Важно быть в гуще!

Взаимовыручка или круговая порука?

 

Впрочем, все течет, меняется. Современные реалии отразились и на укладе семей, переосмысливании нравственных ориентиров. Большую роль, где позитивную, где негативную, сыграли процессы урбанизации и глобализации, а так же вестернизации отношений.

Мы видим, что все чаще в детские приюты попадают чада представителей титульной нации, что еще пару-тройку десятилетий назад было редкостью. Схожая картина в домах престарелых и учреждениях для бездомных.

Провинциальная молодежь, мигрируя и отрываясь от корней, люмпенизируется, подвергается пагубному влиянию наркотизма и алкогольной зависимости, культу наживы и разврата, становясь питательной почвой для ростков социального напряжения и разгула криминала...

Не хотелось бы о негативе, но без него картина будет неполной. Тем паче, что картина–то мозаичная!

Многие, например, указывают на леность и праздность. Что верно, то верно – у мартеновских печей избытка кыргызов не наблюдалось. Уклад жизни был другой, сам строй и социум. Социализация-капитализация с тяжелым производством пришли поздно… Предпочтительней легкие деньги, без особых усилий. Ныне человек, зарабатывающий свой кусок хлеба мозолями и соленым потом уже воспринимается скорей, как неудачник, лузер, не умеющий жить.

Распространена и необязательность. Даже шутка родилась, мол, «пунктуальность по-кыргызски – это плюс-минус два-три дня»! Ну, правильно, часы–то стали наблюдать всего несколько десятков лет назад. А в селах и по сию пору многие без них обходятся.

Сохранились и так сказать, «архаичные реликты родоплеменных отношений». То есть трайбализм, кумовство, землячество. Мы ведь только вчера из феодализма вышли. Даже советско–партийные органы не могли справиться с этими «рудиментами прошлого». А, впрочем, они тоже по земляческо-свояческому принципу строились, особенно кадры.

Известно, что если соберутся три еврея – это консерватория. Три узбека – получается базар. А вот три кыргыза – политическая партия. Порулить-повластвовать – это у нас любят! Не отсюда ли чрезмерное чинопочитание и излишнее тщеславие некоторых политиков?

Зрящие в грядущее

У нас говорят, что один бараний катышек весь курдюк портит. Отдельные и портят. Только тут дело уже не в менталитете, а скорее в обычном бескультурье, хамстве, необразованности, раздолбайстве и прочем негативе, присущем, кстати, представителям всех этносов.

Долгий путь прошли кыргызы. Народу есть чем гордиться. Нация продолжает развиваться. Поэтому задача государства в том, чтобы бережно пестуя рациональное ядро избранных вековых обычаев заложить основы для благополучия будущего Кыргызстана и передать все самое лучшее благодарным потомкам.

Азиз Карашев   Фото Вячеслава Оселедко

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям