Выставка «Эсимде»

00:19, 7 Ноября

В КНМИИ им. Г. Айтиева экспонируется выставка, приуроченная к 80-летнему юбилею народного художника Киргизской ССР, народного артиста СССР, живописца Суйменкула Чокморова. Выставка также посвящена памяти его супруги Салимы Щабазовой, заслуженного работника искусства Киргизской ССР, искуствоведа, бывшего директора КГНМИИ, им. Г. Айтиева с 1985 по 1995 годы.

Инициатором юбилейной выставки является Бактыгул Чокморов, сын двух талантливых людей Кыргызстана, которые прожили в любви и творчестве долгие годы и внесли неоценимый вклад в культуру нашей страны.

Экспозиция юбилейной выставки разделена на две части и составлена таким образом, чтобы зритель смог увидеть творческий путь художника в живописи и кино: от самой первой серьёзной работы «Мать» 1967 года до известных зрителю полотен, – «Мой сын», 1972; «Портрет С. Каралаева», 1971; «Посвящение. Саякбай Каралаев», 1974; «Кинематографисты», 1986. Экспозицию выставки составили произведения художника из фондов КНМИИ им. Г. Айтиева, семейного собрания и частных коллекций. Всего на выставке экспонируется более 80 работ. Продлится выставка до 10 ноября этого года.

На фото: Портрет С. Каралаева

Другая важная часть экспозиции посвящена семье Чокморовых, памяти Салимы Шабазовой, супруги, музы художника, искусствоведа, заслуженного работника культуры Киргизской ССР, директора КНМИИ им Г. Айтиева в период с 1985 по 1995 год. Через уникальные фотографии из семейного, музейного архива и архивов С. Айылчиева, Э. Болжурова, А. Федорова зритель увидит, как в середине 50-х годов прошлого века создавался прекрасный талантливый тандем супругов – художника и искусствоведа, проследит историю их любви, зарождения семьи. Жизнь, которая была наполнена многими интересными событиями, тесно переплетенными с историей развития изобразительного искусства, кино, музейного дела, в целом культуры Кыргызской Республики.

Сегодня нет необходимости специально доказывать, что у Суйменкула Чокморова живопись и кино, общественная и педагогическая деятельность не были приложением одного к другому. Они соединяли, дополняли, обогащали художественный мир гениального мастера. И, безусловно, Чокморов прежде всего – живописец, мастер станковой картины - портретист, пейзажист, автор натюрмортов. Иначе быть не могло. Будучи одаренным от природы, он мог выбирать – стать музыкантом или художником. Поступив сразу в два училища – музыкальное и художественное, через несколько месяцев Чокморов окончательно сделал выбор – он будет заниматься живописью. И в 1953 году становится студентом Фрунзенского художественного училища. Его учителями в училище были С. А. Чуйков, Ф. М. Стукошин, Л. Ф.Деймант, одни из основоположников кыргызской школы живописи. Во время учебы в училище Суйменкул встречает свою будущую супругу и любовь всей его жизни, молодую темноглазую красавицу Салиму Шабазову. В 1959 году они вместе едут в Ленинград и поступают учиться  в . Он студент отделения живописи, она – отделения теории и истории искусства.

Тогда молодой художник Чокморов и определил приоритеты в живописи – это русская живопись XIX - начала XX вв. и мастера Ренессанса. В этом помогли и педагоги, и великолепные собрания Эрмитажа и Русского музея. Сохранилась от студенческих лет интересная копия 1963 года, выполненная С. Чокморовым в технике сепия с картины П. Веронезе «Нахождение Моисея».

В 1964 году Суйменкул и Салима окончили ленинградский Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина. Он по мастерской Е. Е. Моисеенко с присвоением квалификации художника живописи. Она - с присвоением квалификации теоретика истории искусств, искусствоведа. По возвращении во Фрунзе вместе начинают преподавать в Художественном училище.

В эти годы Суйменкул Чокморов сблизился с народным художником СССР С. А. Чуйковым, общение с которым укрепило мысль о необходимости отображения жизни родного края. Уже была начата работа над серией полотен о жизни земляков, жителей села Чон-Таш, как произошла судьбоносная встреча с кинорежиссером Б. Т. Шамшиевым, и Суйменкул стал одним из героев его картины «Выстрел на перевале Караш».

Как показывает нынешняя выставка, начиная с 60-х годов прошлого столетия и до начала 90-х облик Чокморова как живописца вырисовывался постепенно. Сила, чистота его искусства воспринимаются как откровение, удивительная человеческая открытость и искренность. Это видно по образам, которые он запечатлел на своих полотнах. Стоит отметить, что на выставке больше представлено работ, выполненных в жанре портрета. К портрету у Чокморова особый интерес. И он обусловлен, вероятно, желанием проникнуть через внешнее подобие и спокойное позирование в скрытое, бурлящее море эмоций и переживаний. Так, актер, сняв маску роли, напряженно всматривается в истинное лицо. Этот процесс художник очень интересно воспроизвел в автопортретах. На выставке их несколько. В одном из них, например, в «Автопортрете» 1976 года (второе название «Чрезвычайный комиссар») образно-пластическое решение еще слито со сценарно-режиссерской (возможно, здесь сыграла вторая профессия Чокморова – профессия актера) мотивацией героя фильма (Низаметдин Ходжаев). Строгость, бескомпромиссность, сдержанная цветовая гамма. И хотя Чокморов изобразил себя с палитрой и кистью, взгляд направлен на нас, зрителей, а композиция – «крупный план» - говорит о поглощенности страстями фильма, нежели о субъективном анализе собственного «эго».

На фото: Автопортрет. 1976 г.

Героями его портретов являются самые родные и любимые люди – мать, супруга, сын. Сидящая монументальная фигура немолодой женщины на полотне «Мать» 1967 года была взята сразу, как на одном дыхании. Лицо женщины – строгое и красивое. На выставке есть портрет юной Салимы, студентки Фрунзенского художественного училища, написанный другим художником, А. Усубалиевым. И она неслучайна в настоящей экспозиции. Именно эта работа далее приводит нас к чокморовскому изображению Салимы, где она с маленьким сыном Бактыгулом в двойном портрете «Мой сын» 1972 года. Несмотря на временную разницу, которая отделяет первый портрет юной Салимы от второй работы, мы видим те же узнаваемые родные для художника черты и качества своей музы. Только роль изменилась. Теперь она мама сына Суйменкула. Мы видим лик молодой матери, от которого идут теплота, любовь и спокойствие.

На фото: "Мой сын". 1967 г.

Земляки, односельчане, близкие люди, молодые и старики тоже становились моделями художника. Судя по их портретам, художник не стремился создать отвлеченный образ и показать лицо земляка вообще. Для него важно было показать настоящее лицо. И такие портреты по настроению пронзительно-лиричны. Портреты старого мастера, народных мастериц, односельчан, ветерана («Старый уста», 1981; триптих «Уста», 1984; «Портрет ветерана Садыбакаса», 1987) – тайное тайных, беседа двоих с глазу на глаз. Они на холсте, он перед холстом.

На фото: "Уста". 1984г.

Чокморов запечатлел на холсте и бумаге лица не только своих родных людей и земляков, но и лица коллег по кинематографическому цеху («Портрет Г. Базарова», 1975; «Кинематографисты», 1986; «Портрет Т. Океева», 1985; «Портрет Народной артистки Киргизской ССР А. Джанкорозовой», 1973). Под впечатлением встреч и бесед написаны портреты японского кинорежиссера Куросавы и итальянской актрисы Моники Витти (1978).

Особое место в портретной галерее Чокморова занимает фигура великого манасчи Саякбая Каралаева. На выставке представлены два портрета манасчи: «Портрет С. Каралаева», 1971; «Саякбай Каралаев. Гомер XX века», 1966. Поза манасчи в обеих работах умиротворенная, то ли он закончил свой сказ, то ли сейчас начнет...

В пейзажах Чокморова улавливается влияние живописных приемов одного из его учителей, а именно С. А. Чуйкова. Многие пейзажи Чокморова – соединение сюжетной основы с природной средой. Чокморов - один из тех живописцев, который не только соотносит человека, своего героя, со всем, что его окружает, но и устанавливает обратную связь: все в его портретах и пейзажах соразмерно человеку и природе, потому так человечен и добр мир в портретах и пейзажах Чокморова. Его пейзажи («Осенние тополя», 1981; «Весна в Чон-Таше»; «За городом», 1983; «Красный урюк», 1986), представленные на выставке, свидетельствуют о его умении видеть и любить. Самые простые, непритязательные мотивы для него исполнены внутренней значительности. Это ощущение самоценности всего живого, всего, что окружает человека, человеком создается. Когда Чокморов писал эти пейзажи, он старался не упустить ничего из того, что приносило ему живое общение с натурой. И, как показывают представленные на выставке пейзажи, художник чаще писал весну и осень, умея увидеть и запечатлеть в них вечную смену света и тени, движение природы в эти времена года.

На фото: "Голубой натюрморт". 1989 г.

На протяжении всего творчества Чокморов создавал беглые акварельные эскизы. Их легкость, порой незавершенность – результат наблюдений, схватывания или угадывания острохарактерного, неповторимого. На юбилейной выставке впервые зрителю представлены акварельные натюрморты, сделанные художником на оберточной серой бумаге в конце 80-х годов уже во время его болезни и лечения в Москве.

Суйменкул Чокморов как-то в одном из интервью сказал, что «мастерство – это сумма приобретенных и открытых тобой самим приемов». Художник Чокморов действительно открыл своим современникам и нам, сегодняшним зрителям, новые грани артистического мастерства, явив пример самозабвенного служения Искусству.

Елена ВОРОНИНА,

арт-обозреватель

Фото автора

 
© Новые лица, 2014–2019
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям