Гульнура Актайлакова: «Для ребенка ласка лишней не будет»

15:19, 1 Марта

Директор столичной школы-гимназии №62 Гульнура Актайлакова по специализации учитель начальных классов. Ничего особенного, скажете? А если мы вам расскажем, что она, будучи директором, продолжает вести класс малышей?

Сегодня редакция «Новых лиц» в гостях у 62-й бишкекской школы-гимназии. Так уж повелось, что наши собеседники – учителя и руководители в одном лице. Гульнура Актайлакова каждые две минуты прерывается на телефонный разговор – звонят подчиненные с самыми разными вопросами.

- Гульнура Омурзаковна, почему Вы решили продолжать работать учителем младших классов, приняв пост директора школы?

- Да я и не решала. Просто перед тем, как я приняла в 2016 году пост директора, у меня был класс. Сначала я передала их другому учителю, но потом пришлось взять обратно. Не сдружились, хотя она очень старалась.

- Трудно ли это совмещать?

- Очень. Работа учителя и сама по себе очень нелегка. Моей дочери сейчас 17 лет, она студентка, а когда она была малышкой и видела, что я захожу в дом с пакетом, она с порога говорила: «Опять тетради принесла, да? Опять я без игр и чтения, да?»

- Не пошла по Вашим стопам?

- Нет, учится на экономиста.

- А хотелось, чтобы дочь тоже стала учителем?

- Сложно сказать. Я точно знаю, что это нервная, ненормированная, низкооплачиваемая работа. Но и счастья в моей профессии тоже много. Для своей дочери я бы хотела счастья, но того, которое она сама выберет. Раз она не получила это призвание – учитель – то и не нужно никаких династий.

- Вы считаете, что учитель – это всегда призвание?

- Это призвание, безусловно. А как иначе можно выдержать в нашей профессии? Но, наверное, для любой профессии нужно призвание. Я вот так смотрю на молодых учителей, новых – если три года выдержал, значит, потянет, сможет работать, значит, наш.

- Как новые кадры – радуют?

- Увы, редко. Слишком много случайных людей идет в педагоги, это прямо беда. Я бы начала работу с поднятия престижа нашей профессии, с ужесточения приема в педагогические вузы. Приходят к нам практиканты, и иногда полтора десятка человек пришли, а выбрать – чтобы оставить у себя работать – решительно некого.

Дело не в том, что они какие-то плохие, и ни в коем случае я не собираюсь критиковать преподавателей вузов (они стараются, во всяком случае, многие из них, это я точно знаю). Дело в том, что в педвуз поступают выпускники, которые учителями работать не собираются вообще. Вот и корень проблемы. Педагогическое образование превратилось в некое «высшее образование вообще», которое получают для отметки о высшем образовании. А ведь через 15-20 лет некому будет работать с таким раскладом!

Это надо срочно как-то менять. Может быть, какой-то психологический тест проходить ребятам, из которого будет ясно, собираются ли они быть учителями. И случайных абитуриентов на такие специальности просто не брать. Примерно так я это себе представляю.

- Какой учитель сегодня нужен нынешним детям – строгий или понимающий и мягкий?

- Совмещающий эти два качества. Сила духа и уверенность должны быть на высоте. Но одним давлением и авторитетом сегодня от школьников ничего не добьешься, они просто будут игнорировать человека, который не смог их заинтересовать, не нашел с ними контакт. И сегодняшний учитель должен быть харизматичен, интересен сам по себе не просто как личность, а как лидер.

- Дети нынче сложные?

- Да. Привлечь их внимание и заслужить уважение стало очень трудно. Зато они стабильные. Если уже полюбили учителя – контакт налажен, дальше все легче.

- Многие учителя в интервью говорят, что детям не хватает любви…

- Я бы даже уточнила – ласки не хватает. Теплых слов. Опыта нежности, внимания, объятий родительских тех же. Современные родители любят своих детей так же, как нас любили. Они просто иначе проявляют свою любовь и очень заняты. И детям почти поголовно недостаточно внимания и ласки.

А некоторые боятся избаловать теплым отношением. Да глупости все это. Для ребенка ласка лишней не будет. Игрушки, подарки, материальные блага, излишний комфорт и изнеженность могут быть лишними, а ласка – нет. Я часто говорю родителям: «Школа даст вашим детям навыки и знания. Но воспитывать своих детей будете вы сами. И любить ваших детей так сильно, как могут только близкие, тоже будете вы сами».

- Есть ли сегодня у детей «модные интересы»?

- Нет, они индивидуалисты, каждому – свое. Даже «по одежке» уже так активно не встречают, как раньше. Прекрасные дети. Минус в одном – погружены в виртуальную реальность слишком сильно. Там, в Интернете, в соцсетях, конечно, тоже жизнь, тоже люди. Но уж очень она урезанная…

- А Вы общаетесь в Интернете?

- Только просматриваю контент. Размещать свои фото, рассуждения желания нет. Я в сети, скорее, наблюдатель.

- Какая внеклассная работа сейчас нужнее всего детям, из тех, что обеспечивает школа, как считаете?

- Добрая. Та, где дети могут что-то сделать руками. Например, одним из любимых в нашей гимназии стал кружок «Умелые руки». Там дети вяжут мягкие игрушки. Каждый год в апреле проходит выставка-ярмарка детских поделок, где учащиеся и учителя могут приобрести за символическую плату понравившиеся игрушки. По инициативе кружковцев игрушки отвозят в детский дом. Вот это важно, понимаете? Труд, результат которого можно потрогать. Чтобы наши дети совсем не ушли в виртуальный мир.

- В вашей школе обучение ведется на русском языке?

- Да. Часто приходят к нам родители, которые по-русски почти не говорят, и просят принять ребенка. Я рекомендую школу с кыргызским языком обучения. Но они хотят, чтобы ребенок нормально освоил русский язык. Мы идем навстречу, учителя практически все справляются с необходимостью объясниться с таким малышом на кыргызском языке. Родителей можно понять, они хотят, чтобы их ребенок имел больше возможностей, когда вырастет, чтобы география его реализации была шире. К языкам – и к русскому, и к английскому, и к китайскому - сейчас небывалый интерес.

- Какой директор нужен современной школе – понимающий или жесткий?

- Я во всем за понимание и диалог. Вы, наверное, заметили, что жестким человеком меня назвать нельзя. Школа – это клумба, учителя – это садовники. Их надо беречь. Вон их какой дефицит. Но любому руководителю иногда приходится быть жестким, это жизнь…

- Что в первую очередь нужно, чтобы профессия учителя снова стала престижной?

- Как ни банально это звучит, престижной профессия станет при наличии престижной заработной платы. Государство старается ее поднять, конечно. Но говорить о престиже при том уровне зарплаты, который мы сейчас имеем, не приходится.

Беседовала Светлана Бегунова

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям