Канымжан Омурова: «Без мощной мотивации народ по-кыргызски не заговорит»

09:47, 6 Декабря

Сегодня для беседы о самых разных аспектах школьного образования мы пригласили главу Ассоциации школьных, дошкольных и иных образовательных учреждений Бишкека, директора школы- гимназии учебно-воспитательного комплекса № 68 Канымжан Омурову. Разговор наш коснулся и материальных, и социальных вопросов.

- Канымжан Жусупбековна, начнем с главной проблемы. С кем из учителей разговор ни заведи, все сетуют на нехватку учебников. В Вашей школе тоже такая проблема?

- Конечно, их не хватает. Это наш основной вопрос. Есть проблемы и с содержанием учебников – оно очень давно не обновлялось. Дело в том, что фундаментальные науки – это нечто стабильное, и основы остаются и не меняются. А с гуманитарными дисциплинами такой подход неактуален. Разве можно нынешним школьникам изучать историю Кыргызстана по учебникам, выпущенным в советский период? А предмет «Человек и общество?». По кыргызскому языку и кыргызской литературе в этом плане хоть какое-то обновление учебников происходит, а с другими гуманитарными дисциплинами большие проблемы.

Не могу сказать, что по этому вопросу ничего не делается. Сейчас Минобразования предоставило нам на апробацию новые учебники для 6-го класса по 16 предметам. Педагоги занимаются по сигнальным экземплярам, потом будем вносить свои возражения и комментарии по поводу их содержания. По заключению компетентных комиссий начнут издавать массово. Затем будет 7, 8, 9 класс и так далее. Но весь этот процесс обновления слишком медленный, в этом его недостаток…

- Что надо сделать, чтобы школьники выходили из школы с реальным знанием кыргызского языка?

- Ох, вопрос очень сложный. У меня внуки тоже не говорят по-кыргызски. Без мощной мотивации народ по-кыргызски не заговорит. Сейчас принято пенять на методики преподавания, но многие из них очень неплохи. И если у человека есть потребность заговорить – он заговорит. По большому счету, для желающих, детей и взрослых, возможности сейчас уже есть. Нет необходимости. А любая попытка создать такую необходимость моментально становится политическим вопросом, который зачастую имеет самые неожиданные последствия. Поэтому очень сложно говорить, что сейчас для этого нужно. Я думаю, потребность появится, главное и для чиновников, и для законодателей - включить чувство такта, с одной стороны, и любовь к своей стране - с другой - на полную мощность.

- Ваша школа – участница многих донорских программ, которые помогают образовательным учреждениям. Как вам удается найти спонсоров?

- Это полностью зависит от руководителя школы. Как поработаешь, так и получишь. Мы обращаемся с заявками, аргументируем наши нужды, хорошо составляем проекты и хорошо их исполняем, только и всего.

- Самый интересный из проектов какой?

- Трудно сказать, все проекты интересные и важные. Германская сторона помогла нам оборудовать шикарный кабинет, где преподается предмет «Технология». Помните, раньше были «Труды»? Там девочек учили шить сорочки, а мальчиков – сколачивать табуретки? Наш предмет – интегрированный: это и физика, и химия, и ОБЖ, и пресловутые «Труды» в одном флаконе. Немцы поставили у нас станки, которых больше ни в одной школе нет. Дети учатся и работе по дереву, и шитью, и аппликации, и многому другому, причем мы не делим навыки на «для девочек» и «для мальчиков». Девочки берутся за плотницкое мастерство, мальчики учатся порезать салаты точно так же, вместе. Это реальная, глубокая социализация, я считаю это большим достижением.

- Есть ли сегодня свобода у директора школы внедрять какие-то проекты в своем учреждении?

- Да, безусловно. Возможности для этого есть. Но на блюдечке никто ничего не принесет. Это надо помнить некоторым господам, которые любят завистливо и болезненно относиться к чужим успехам.

- В вашей школе 25 внеклассных кружков. 25! По-моему, это рекорд в нашем городе. Это важный аспект, как Вы считаете?

- Воспитательный и учебный процессы – это два крыла педагогики. Если в одном аспекте «провисает», это скажется на всем процессе. И занять детей, и развить, и создать почву для профориентации – все это могут внеклассные занятия. Я считаю этот сегмент очень важным.

- Это правда, что 500 Ваших учеников умеют играть на комузе?

- Правда. Однажды наши дети произвели настоящий фурор на Дне города. Да, у нас есть 50 инструментов, есть преподаватели, дети обучаются с огромным удовольствием. И имеют определенные успехи. Я считаю, что сто часов патриотических бесед легко можно заменить 10 часами обучения игре на комузе. И это будет эффективнее.

- Ваша школа по праву считается одной из лучших и в столице, и в стране. Существует ли обязательный взнос за поступление ребенка в ту или иную школу?

- Прием в школы осуществляется на бесплатной основе. Никаких законных вступительных взносов не существует. По каждому случаю требования вступительного взноса родители имеют полное право обратиться в правоохранительные органы. Только сначала надо разобраться, о чем идет речь.

- Расскажите, какие взносы или плата существуют в школах на законной основе?

- В школах оказываются дополнительные образовательные услуги. Углубленное изучение предметов, как правило, отчасти осуществляется за счет кружков, отчасти за счет дополнительной платы, которую вносят родители. Через банк, прошу заметить! Есть документ Минобразования, на основании которого эта плата взимается. При этом детей из малоимущих семей, как правило, и от этого освобождают, у нас, например, 4-5 таких детей в каждом классе. Эти деньги идут учителям, составляется табель, кто сколько дополнительных уроков провел, и производится начисление. Определенный процент от суммы дополнительной образовательной услуги используется на развитие школы.

Еще есть фонды, общества, которые в помощь школе создают сами родители. Они же пишут устав, выбирают контролирующий орган, они же решают, куда потратить деньги. Взносы туда добровольные. Никаких фиксированных сумм администрация школы не устанавливает, это исключено. Спонсоры по желанию перечисляют на расчетный счет. Участие учителя в этом деле исключено.

- Как администрация школы взаимодействует с такими фондами?

- Директор пишет заявку, там излагает, в чем есть необходимость у школы. Телевизор ли нужен, краска для ремонта, видеопроектор, что-то еще. Эта заявка поступает в совет (сейчас еще попечительские советы при школах оказывают свое содействие), учредители ОФ принимают решения, своевременен ли, адекватен ли такой расход. И потом приобретают искомое, если решили, что их детям это нужно.

- Почему, как Вы считаете, сегодня в школу приходят очень плохо подготовленные преподавательские кадры? Упало качество высшего образования?

- Я не эксперт, который уполномочен оценивать качество высшего образования. Давайте, я вам лучше историю из жизни расскажу. Я сама читала курс «Методики преподавания» в университете, нашем, национальном. Прихожу – а вместо 40 человек по списку сидит трое. И так все время. Восемь человек придут, десять. Настает время зачета. Приходят какие-то незнакомые мне ребята, даже интересно стало, что они собираются мне рассказывать. Вот садится напротив меня девочка, которую я первый раз вижу. Ничего она, конечно, не знает, но говорит: «А давайте, я реферат сделаю». Ну, пусть хоть что-то, думаю, разрешила. Думала, она через несколько дней придет. Нет, она через час прибежала, сует мне листочки, еще теплые от принтера. Я открываю и прошу пересказать, что она там «написала». Она на меня смотрит так, будто я ей предложила приготовить фуагра. «Да мы никогда не пойдем в школу, нам просто диплом нужен», - говорят они, как один. А потом многие из них, помыкавшись и не найдя вакантной должности «директора всея Кыргызстана», таки приходят в школу. Вот вам и уровень.

Дело в том, что в наше время учиться в вуз шли лучшие. А сейчас в педагогические вузы и на факультеты, где готовят преподавателей, идут те, у кого баллов ОРТ не хватило, чтобы поступить «на юриста» или «на экономиста». Престиж профессии упал катастрофически. Конечно, я понимаю, почему в школу не идут мужчины, например. На 10 тысяч сомов он семью содержать не сможет. Мне грустно, но я их понимаю. И выход тут банален – престиж профессии вырастет тогда, когда она будет среди достойно оплачиваемых. Для этого в стране много делается, зарплаты учителей ощутимо растут, но этого пока недостаточно.

- Закончить беседу хотелось бы на оптимистической нотке. Есть что-то, что радует сегодня, что сегодня лучше, чем было раньше?

- Есть. Возможности и свобода самим реализовывать какие-то замечательные проекты. Это очень большое наше преимущество, которое требует огромных трудовых вложений. Но оно того стоит.

Беседовала Светлана Бегунова

Фото автора 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям