Кыргызча

Почему дети не говорят свободно на кыргызском языке?

14:07, 16 Марта

Когда делаешь попытку внимательно просмотреть учебники по кыргызском языку для русскоговорящих школ, приходишь к такому неожиданному заключению, что они написаны для иностранцев, которые никогда в жизни ничего не слышали не только про кыргызов, но и про Кыргызстан.

Все дело в том, что обучение кыргызскому языку больше напоминает уроки по рисованию, сопровождаемые бесконечным заучиванием текстов про бешбармак и кумыс. При такой “оригинальной” методике вряд ли ученики заговорят свободно по-кыргызски к окончанию школы.

Зато запомнят трудновыговориваемые названия головных уборов, национальных костюмов и месяцев. Еще нарисуют тысячу юрт разной конструкции, испишут размноженные копии так называемых “рабочих тетрадей”, скупаемых родителями по настоятельной просьбе учителей, заучат сложнонаписанные тексты, чтобы не получить двойку.

Хочется спросить у авторов этих учебников, откуда они берут четверостишья, которые можно выучить только под угрозой расстрела? Ни рифмы, ни мелодики, одна сплошная бессмылица. Зачем переводить на плохой кыргызский язык стихи Ставинской? Не лучше ли изначально найти милые стишки на кыргызском языке? Почему Детский фонд ООН находит авторов, которые пишут яркие, мелодичные стихи, которые легко заучиваются, а вот в школьных учебниках этого нет?

Мы решили узнать мнение людей, для которых кыргызский не просто родной язык, но еще и работа. Они преподают его, пишут на нем поэзию и прозу, активно занимаются переводческой деятельностью и владеет альтернативной методикой его преподавания. Нащи эксперты – филологи Зинакан Пасанова и Алтын Капалова.

Алтын Капалова: Такая методика вызывает у детей отвращение...

“Почему так происходит? Занятия не интересные, учебный процесс зациклен исключительно на грамматике, которая на практике малопригодна. Она не дает навыка, позволяющего свободно говорить на кыргызском языке. Не создается среда, потому что это не урок языка , а одно сплошное мучение. К сожалению, такая методика вызывает только отвращение у детей. Преподавание сводится к сложным заданиям, не привязанным к реальности, детей пичкают одними грамматическими правилами.

Я могу судить по учебникам моих детей. Это прошлый век. Довольно странно использовать учебники, которые были написаны в то время, как люди не были так технологичны как сейчас. Мир развивается, а наши учебники – нет. Они просто перепечатываются.

Мой сын учится в русскоязычной школе. По кыргызскому языку, который у него родной, у него почти всегда оценка 3 или 4. Я не совсем понимаю, что там оценивают школьные учителя. Уровень владения кыргызским языком? Вряд ли. Скорей они оценивают уровень выполнения никому не нужных и, главное, не совсем понятных заданий, которые им задают на дом.

Как учить детей, чтобы не отбить у них интерес к кыргызскому языку?Особенно это касается городских детей-кыргызов, которые обучаются в русскоязычных школах. Наверное, во-первых, перестать им говорить, что они должны знать кыргызский язык. Во-вторых, перестать давать им им задания вселенской сложности, выполняя которые сосед-кыргыз сломает себе голову, прежде чем справится с уроком своего маленького русскоязычного соседа!

В-третьих, во время уроков нужно говорить с ними на кыргызском языке на интересные им темы: гаджеты, игры, футбол, поп-звезды, фильмы и так далее. Соответственно, материалы в учебниках должны быть интересными и читабельными.

Нужно делать комиксы на кыргызском языке интересными для детей, придумывать игры в мобильниках на кыргызском языке, использовать современные инструменты воздействия, вместо того, чтобы «прессовать» их устаревшими знаниями и методиками.

Перед учителями надо ставить задачу: ребенок должен говорить на кыргызском, вместо задачи, которая сводится к количеству написанных сочинений, изложений за четверть и за год», - рассуждает эксперт по преподаванию кыргызского языка Алтын Капалова.

Зинакан Пасанова: Низкий уровень преподавания кыргызского языка связан с острой нехваткой качественных учебных материалов

«Городские дети приходят в школы с тем багажом, который они получают в детсаду, а там весь учебно-воспитательный процесс построен на русском языке. У них мировоззрение формируется через русский язык. Потом, чего скрывать, многие родители предпочитают отдавать детей в русскоязычные школы, потому что считают, что там лучше учат, да и знание языков пригодится потом в жизни. Усиленно изучая русский и другие иностранные языки, дети в таких школах забывают свой родной язык, несмотря на то, что есть часы кыргызского. Выпускники таких школ с большим трудом говорят на кыргызском.

Чего скрывать и родители, и ученики не видят острой необходимости в изучении кыргызского языка, потому что почти все ориентированы на поиск работы за границей. В таких условиях учителям бессильны в желании побудить интерес к изучению родного языка.

На мой взгляд, низкий уровень преподавания кыргызского языка напрямую связан с острой нехваткой качественных учебных материалов, разработок и методик.

У меня есть свой компьютерный центр, и ко мне часто обращаются школьные учителя с просьбой найти какие-то методики и материалы по кыргызскому языку. И знаете, я ничего не нахожу. Их просто нет, а вот по русскому языку или по другим предметам достаточно материалов.

Такая ограниченность в информационных ресурсах тоже сказывается на качестве преподавания кыргызского языка. В русскоязычных школах дети практически не читают художественные произведения на кыргызском языке, потому что эту литературу, внесенную в школьную программу, не найдешь ни в библиотеке, ни в интернете. Как мы можем в таких условиях говорит о качестве преподавания кыргызского языка? Как можно оценивать уровень знания кыргызского языка, если ребенок не может свободно читать, пересказывать и писать на нем?!

Недавно ко мне обратился один школьник. Ему учитель дал задание найти информацию о философских мыслях кыргызского акына-импровизатора Барпы. Я спросила у него, может быть, учитель имел в виду философские идеи в нравоучительных стихах акына? Он удивленно спросил: если Барпы был философом, то почему его имя не стало известным во всем мире? После таких слов становится грустно. Так как понимаешь, что мы не можем не то что во всем мире, даже для себя сохранить и популяризовать идеи Барпы, Женижока, Калыгула, Арстанбека и Токтогула.

Я считаю, что в многонациональных русскоязычных школах учителя кыргызского языка в первую очередь должны донести до детей духовные ценности кыргызского народа. Необходимо шире изучать в школах традиции от самых простых до сложных, важно изучать культуру кыргызского языка”, - считает поэтесса, переводчик Зинакан Пасанова.

Послесловие

У каждого языка есть свои нормы, и они меняются с учетом изменения реальности. К сожалению, наши школьные учебники написаны таким сложным академическим языком, словно мы не детей, а будущих лингвистов готовим сразу с первого класса.

Например, есть слово “сорпо”, которого практически в обиходе уже нет, все говорят и пишут “шорпо”. Возникает вопрос, зачем путать ребенка такими примерами? Если в повседневной жизни все по-другому называется?

Мы кого готовим? Знатоков кыргызской кухни? Или издеваемся? Ведь после таких заданий уроки кыргызского языка больше напоминают курсы по этнографии. В итоге к 11 классу ребенок на всю жизнь запомнить, что такое шөкүл или тебетей, но не научится свободно говорить и писать на кыргызском языке.

При таком подходе даже дети из кыргызских семей могут разучиться свободно говорить, и таких примеров немало, потому что если на уроках английского языка их учат говорить и писать, на русском они уже в начальной школе учат знают морфемный и морфологический разбор слов и предложений, то на уроках кыргызского языка без конца рисуют юрты, раскрашивают конское снаряжение и учатся старательно обозначать женские головные уборы и традиционную одежду.

Алмаз Исманов 

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям