Беззащитные медики Кыргызстана

23:45, 26 Мая

С начала появления COVID-19 в Кыргызстане заражено 280 медицинских работников, или каждый четвертый из зараженных - медик. Почему именно врачи и медсестры стали самыми уязвимыми в этой ситуации, как Министерство здравоохранения защищает своих сотрудников, и что делать, чтобы переломить эту ситуацию? Все эти вопросы мы постарались обсудить с экспертами.

ЦСМ-17 – брошенные врачи

16 апреля Кыргызстан потрясла новость: “В ЦСМ-17 заболели коронавирусом четверо врачей”. Это было первое заражение медицинского персонала, о котором официально заявили в СМИ.

Гульзада Ибраева, и.о. замглавврача ЦСМ №17 вспоминает: “Всех четверых медиков положили в Республиканскую инфекционную больницу. После этого у коллектива началась паника. Все переживали, у всех дома дети, у кого-то родители в пожилом возрасте. Главный врач нашего ЦСМ Гульнара Адыловна Ташибекова приняла решение изолировать всех контактных. Сутки она обивала пороги Минздрава, трубила в СМИ, бегала по инстанциям, добиваясь нашей изоляции. Только вечером следующего дня наверху приняли решение, что нас изолируют в отель «Гарден». При этом специального транспорта, чтобы нас туда доставить, выделено не было. Все мы своим ходом добрались до места изоляции».

Проплаченные блогеры в соцсетях начали кампанию против Гульнары Ташибековой, обвиняя ее в требовании для своих сотрудников лучших условий.

«То, что мы пережили, я и врагу не пожелаю. Некоторые писали, что мы отдыхали, лежа в обсервации. Это не так. Мы плакали там, – вспоминает Жипара Токтоболотова, прививочная медсестра ЦСМ №17. - Когда наших сотрудников уводили в инфекционку с положительными результатами, мы с ужасом ждали, кто следующий. Последнюю увозили Айзад, процедурную медсестру. Как она плакала, когда уходила! Мы все ревели».

Врачи и медсестры пролежали 14 дней в обсервации, дважды у них брали анализы и еще четырех сотрудников с положительными анализами перевели в инфекционную больницу.

«Это был очень тяжелый период для нашего коллектива, настоящий моральный стресс. Из сотрудников заболели еще несколько человек и их родные, в общей сложности 11 человек попали в инфекционную больницу. Мы все молились, чтобы наши коллеги выписались, и, слава Богу, все выздоровели и выписались. Сейчас они находятся на домашнем карантине на 14 дней, а остальные, кто после обсервации, начали трудиться во благо в штатном режиме», - говорит Гульзада Ибраева.

Главврач Гульнара Ташибекова дольше всех задержалась в больнице. Несмотря на то, что результаты всех анализов на COVID-19 были отрицательные, у нее началась пневмония. В настоящее время главврач идет на поправку и выписана домой.

Подобный случай произошел в ЦСМ №3. 26 апреля официально заявили о том, что у девяти медиков этого учреждения обнаружен коронавирус. Всех положили в больницу, однако главврача спасти не удалось. Первого мая от коронавируса в инфекционной больнице умерла заведующая ЦСМ №3 Жузум Асановна Кокумбаева. 

СИЗов нет, но вы извиняйтесь!

Одной из причин заражения коронавирусом медицинских работников может быть несоблюдение правил безопасности. Об этом заявил на одном из брифингов министр здравоохранения Сабиржан Абдикаримов.

По его словам, сейчас комиссия выясняет, из-за чего заразились медицинские работники.

«Кто-то мог заразиться в семье, а кто-то на работе. Медики надевают перчатки, очки, защитные костюмы в очагах заболевания. Возможно, некоторые не соблюдали правила безопасности, когда надевали и снимали СИЗ, и поэтому заразились», - сказал Сабиржан Абдикаримов.

За обеспечение СИЗами отвечают прежде всего правительство, Министерство здравоохранения и руководители лечебных учреждений. Однако в большинстве лечебных учреждений не было средств индивидуальной защиты, о чем врачи массово начали сообщать в социальных сетях. Руководство поликлиник, вместо того, чтобы приложить все усилия для обеспечения СИЗами врачей, с помощью сотрудников ГКНБ путем угроз и давления заставило их публично извиняться за то, что говорили о проблемах.

Елена Баялинова, экс-советник Минздрава, так комментирует ситуацию: “Это настоящее унижение. В то время, когда медики стоят перед угрозой быть инфицированными, их вынуждают извиняться! Я думаю, что корни такого поведения наших медицинских работников уходят еще в далекое советское прошлое. Когда я пришла работать в Министерство здравоохранения, 25 лет назад, существовал отдел цензуры, который решал, что можно говорить, а что нельзя. По сути мы провели целый ряд реформ в системе здравоохранения, но мы не освободили наших медицинских работников от того груза несвободы, когда они могут открыто выражать свою точку зрения. Почему-то у нас сформировалась вот такая культура – жить и работать в страхе. И это непосредственно касается именно передовой части наших медицинских работников. Я не понимаю, почему какое-то чувство раба живет в этих людях”.

По мнению Баялиновой, медицинский работник не может приспособиться жить по-другому, поэтому он вынужден терпеть к себе такое отношение.

“На периферии работы нет, и бывает так, что для того, чтобы устроиться в районный Центр семейной медицины, надо привести корову главному врачу. А потом люди боятся потерять это своё рабочее место и эти несчастные 150 долларов зарплаты, которые они со слезами, кровью и потом отвоевали у государства и теперь за них трясутся. Да, людей запугивали, заставляли извиняться на видеокамеру. И здесь медик на чашу весов выкладывал свою свободу и свою несвободу, и вот эта несвобода побеждает, потому что дома дети и родственники, которых тоже запугивали, что заведут на них уголовное дело. Другое дело - почему сам Минздрав не противостоит этой ситуации, или Минздрав устраивает вот такая армия рабов, которая будет молчаливо терпеть из года в год недофинансирование, отсутствие достойной заработной платы? Посмотрите, нападки участились со стороны обычных пациентов, когда медицинскому работнику просто плюют в глаза, врача скорой помощи или фельдшера могут просто побить. Такая ситуация требует глубокого осмысления целой группой профессиональных экспертов, потому что ситуацию надо менять однозначно”, - заключает Елена Баялинова.

Министра в отставку!

За недостаточное усилие по борьбе с коронавирусом первого апреля был освобожден от должности министр здравоохранения Космосбек Чолпонбаев. Его место занял Сабиржан Абдикаримов.

“Предыдущий министр, который начал противоэпидемиологические мероприятия, погорел на том, что перед всей страной обещал: «Головой отвечаю, все у нас в порядке, медики всем обеспечены, готовность больниц №1, все обучены, все предупреждены». Долгое время шел этот миф от Минздрава как от официального органа, что медики обеспечены СИЗами. А потом выяснилось, что медики раздетые, с голыми руками идут в обсервационные места, начали заражаться, что у них 4 маски на отделение, что есть факты, когда одна маска на двоих, и они по очереди её носят. Это что-то невообразимое! Это значит, что речи о противоэпидемических мерах не было! И нет никакого инфекционного контроля! Это нарушение базового принципа медицины, что врач и медперсонал должны быть обезопасенны, а потом оказывать помощь другим. А как врач может помочь другим, когда он сам стоит обнаженный перед инфекцией? Все было нарушено. Не были рассчитаны даже базовые потребности!” – говорит Бермет Барыктабасова, специалист по доказательной медицине.

Почему здравоохранение оказалось не готовым к пандемии?

Этим вопросом задаются высокопоставленные чиновники и рядовые сотрудники медучреждений. Что с нашим здравоохранением не так?

Эмиль Уметалиев, отечественный бизнесмен, уверен, что у нас ещё не самая худшая ситуация. 

“Я думаю, что у наших соседей еще большая закрытость информации, которая просто скрывается, и мы все в этом регионе оказались в таком плачевном положении с медициной. Корни глубже. Я выскажу гипотезу: если бы мы не закрыли проект строительства канадской биолаборатории, то специалисты, которые там работали, подсказали бы, когда и к чему готовиться. О чем этот эпизод свидетельствует? О том, что мы не захотели сотрудничать с мировой наукой, мы отвернулись от сотрудничества в целом, рыночного, политического, с развитыми демократическими странами, где наука помогала быть в тренде главных угроз, и в медицине тоже, и в том числе в эпидемиологии. Все страны, которые отворачивались от больших экономических центров, сегодня более пострадавшие. В этом я вижу главную причину. Вторая причина - это монстры социалистической экономики, засевшие в социалистических государственных больницах. Они не давали шансов за все 30 лет создать им конкуренцию в среде частных медицинских учреждений. Если бы ранее раскрепостили эту сферу и дали возникнуть более широкой конкурентной среде в частной медицине, то эта конкуренция между частными учреждениями, и в том числе конкуренция этой массы частных предприятий с государственной системой, приподняла бы общий уровень внимания и качества в медицине, и, соответственно, мы были бы более подготовлены к массе других угроз, о которых сегодня не знаем. Коронавирус - это только одна из них, которая вдруг всплыла наружу. Каждый человек негодовал по поводу безобразия в государственных больницах, вот это и есть нижняя грань, где видны все ошибки или неготовность к чему-то более масштабному. Поэтому, если у нас государственные больницы вот в таком состоянии, в каком мы их видим, то мы должны понимать, что любая более высокая угроза сразу обнажит то, насколько наша медицина оказалась обескровленной и неготовой”, - считает Эмиль Уметалиев.

Невежество и коррупция - вот причины плачевного состояния отечественной медицины, считает специалист по доказательной медицине Бермет Барыктабасова.

“Первая причина - это невежество, это трата денег на ненаучно обоснованное вмешательство. Например, закуп несертифицированных тестов на COVID-19. Или мытье улиц, домов и деревьев раствором хлорки. Оснований для таких мер нет, а туда вкладывают огромные средства. Это имитация бурной деятельности. Такими мерами вирус не остановить. Совершенно другие меры нужны. И вот это невежество привело и к нарушению прав человека по очень многим аспектам, и к незнанию законодательства, то есть к его нарушению. Отсутствие стандартов, прозрачности, подконтрольности, подотчетности, естественно, привело к коррупционным рискам”.

Как исправить ситуацию?

«Есть два пути. Первый - это разгосударствление, чтобы частных медучреждений, которые показали, что умеют чисто, аккуратно, с вниманием и лучшим качеством обслуживать пациентов, становилось много. Когда их станет много, тогда и государственная медицина станет лучше. Второй- это сотрудничество с мировыми центрами медицины”, - говорит Эмиль Уметалиев.

По мнению Бермет Барыктабасовой, все меры должны быть направлены на то, чтобы исключить коррупционные риски, поскольку они сильно обесточивают и нарушают доверие, дискредитируют медицину и убивают доверие населения к медицинским вмешательствам.

“Мера номер один - это усилить самих медиков. То есть в плане компенсаций, выплат и повышения зарплат все правильно. Второй пункт - нужно централизовать управление, видеть, какие ресурсы вливаются в систему здравоохранения. Они и государственные, и негосударственные, от международных организаций, гуманитарная помощь, благотворительность - вот эти все ресурсы должны быть видны, учтены, и показано, куда потрачены. Иначе все это растечется между пальцами, и никто не увидит эффекта. Поэтому централизованный учет и управление всеми ресурсами, всеми источниками финансирования здравоохранения, тогда будут видны и потребности, и общий потенциал финансирования всей страны. Третье, чтобы медицинские данные были открыты, так как все зависит от данных. Если данные будут искажать или скрывать настоящее положение дел, то, с чем мы работаем, то мы не узнаем нашего врага в лицо, мы не поймем, где опасность, где смертность, где зараженность больше. Эти данные должны быть доступны широкой медицинской общественности, чтобы проводить аналитику и контроль. В-четвертых, надо подготовить медперсонал к следующим волнам ковидной ситуации. Почему? Я медицинский работник с большим стажем реаниматолога. Голову надо сохранять всегда холодной, нельзя поддаваться панике, истерии. Медикам нужно держать себя в трезвом уме и добром здравии. В-пятых, надо работать с населением. Я даже благодарна данной ситуации, потому что разом страна, которая в жизни не тратила деньги на санпросвет, на профилактику, разом всем миром начали вещать, что надо мыть руки, сохранять личную гигиену, нести ответственность за свое здоровье и за здоровье близких. Поэтому само государство не должно создавать ситуацию страха, тревожности, депрессии, неизвестности. Нужно очень четко говорить, что большая часть населения вне опасности, заразиться может каждый, но позаботиться о своем здоровье мы можем вот так и вот так. Таким образом, без кнута и без страха можно гораздо быстрее достичь позитивных результатов, просто нужно быть очень честными со своими людьми, с нашими медиками, героями, которые спасают нас. И нужно уменьшить бремя на медиков», - заключает Бермет Барыктабасова.

Лейла Саралаева

Фото Абылая Саралаева

Данный материал был подготовлен при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание видео является предметом ответственности редакции «Новые Лица» и не отражает точку зрения Европейского Союза. 

 

© Новые лица, 2014–2020
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям