Кыргызча

Когда диагноз «рак молочной железы» – не приговор

12:34, 1 Февраля

В Кыргызстане рак молочной железы занимает, по статистике, первое место среди женских онкологических заболеваний. Ежегодно рак уносит жизни около 3 тысяч кыргызстанцев, среди них пациентки маммологов – пятая часть.

Несмотря на то, что диагностика этого вида рака сегодня не вызывает особых затруднений, разработаны достаточно эффективные способы лечения, медицина не может самостоятельно решить эту проблему. Основная причина высокой смертности от этого заболевания – позднее обращение за медицинской помощью. Особенно обидно, что поздно обращаются даже образованные, состоявшиеся в жизни женщины.

Почему так получается? Проблема комплексная, о ней и поговорим сегодня.

Известный общественный деятель Айгуль Кулдаева («Новые Лица» не единожды о ней писали), организовавшая на одном энтузиазме «Школу пациентов» – постоянно действующий кабинет, в котором при помощи врачей-онкологов, психологов, международных волонтеров и на основе взаимопомощи женщины учатся побеждать этот недуг, в очередной раз оказалась в эпицентре общественного внимания. В Бишкек прибыли известный профессор-онколог из Италии Оливия Пагани (последние десять лет ее работы посвящены раку молочной железы) и директор Европейской школы онкологии (ESO) профессор Федро Пеккатори. Конечно, чтобы консультировать, помогать, делиться опытом. Представители ESO приехали, чтобы поделиться новейшими наработками мировой медицины в области неадьювантной терапии (лечения, направленного на то, чтобы уменьшить первичную опухоль), в исцелении ранних и запущенных форм рака молочной железы, а также рассказать о современных требованиях к правильной диагностике и эффективному врачеванию тяжелой болезни. Профилактика, выявление опухолей на ранней стадии – одна из главных забот онкологов.

На фото слева - направо: Федро Пекаттори - президент Европейской школы онкологии Оливия Пагани профессор-онколог из Италии  

Организация ESO появилась в 1982 году, и история ее возникновения заслуживает отдельного разговора. Деньги на столь благое дело в наследство врачам оставила одна из весьма состоятельных пациенток, итальянская аристократка, вылечить которую медикам не удалось. Однако она успела убедиться в том, что две ее сестры, тоже заболевшие страшным недугом, поправились. Огромное состояние было завещано медикам именно с условием сделать все возможное, чтобы больных онкологическими заболеваниями стало меньше и максимальное их число было излечено.

Одну из встреч с бишкекскими пациентами зарубежные специалисты провели вместе с Айгуль Кулдаевой и председателем ОФ «Эргэнэ» Таалайгуль Сабырбековой. Беседа с женщинами, которые столкнулись с раком молочной железы, была инициирована профессором Оливией Пагани, поскольку она является членом совета Европейской коалиции «Европа Донна», организации, которая объединяет пациентов с раком груди из 48 стран, в том числе и КР.

Наверное, нигде нельзя увидеть в глазах собравшихся столько тревоги, напряжения, бесконечного одиночества, как на подобных встречах. Ведь в определенные жизненные моменты человек ощущает себя песчинкой в океане проблем, воспринимает себя предоставленным самому себе, без капли поддержки. Диагноз «рак» – вызов судьбы, не принять который, к сожалению, невозможно. Как ничто другое, эта болезнь оставляет человека наедине с самим собой. И прислушается в этот момент пациент именно к тем, у кого аналогичный диагноз – такова человеческая психология.

Пациенток было человек 10. Одна из них уже 6 лет как победила страшную болезнь, пришла поддержать подруг по несчастью. Однако во время эмоционального приветствия не выдержала, расплакалась – боль еще не улеглась. Другая – неделю как после операции, а до этого прошла 4 курса химиотерапии. Наверное, ее можно было бы назвать самой жизнерадостной, несмотря на то, что физическое состояние явно очень тяжелое. Однако вера в то, что недуг отступит, заметно меняет картину мира и состояние больных. Третья женщина пришла на встречу впервые. Именно в этот день она узнала о своем диагнозе. Врачи сказали, что стопроцентно излечимо, стадия ранняя. Однако дочь этой пациентки то и дело выбегала в соседнюю комнату, чтобы утереть неудержимые слезы. В углу стоически справлялась с переживаниями красивая и нарядная женщина, приехавшая лечиться из Оша. У каждой – своя история, в которой достаточно боли, мужества, терпения и, к сожалению, предательства общества и самых близких людей.

«Самая большая проблема – это не диагноз, а общественная стигма и отношение к болезни со стороны мужей. Многие оставляют женщин после того, как проведена операция, несмотря на то, что современное протезирование и терапия позволяют пациентке остаться молодой и красивой. Они боятся, теряют интерес к жене как к женщине, они не способны поддержать ее. Нет у них такой установки и такого навыка. Мы работаем с этим. Я даже смею надеяться, что ситуация улучшается. Мужья пациенток звонят мне анонимно – им тоже нужна помощь. По вопросам я понимаю, что они хотят поддержать любимую женщину и хотят остаться рядом с женой, но зачастую попросту не знают, как», - говорит Айгуль Кулдаева.

Боязнь потерять семью – одна из причин, по которой женщины не обращаются к врачу до момента, когда уже поздно что-то предпринимать. Вторая причина – плохая информированность. С этим вопросом все непросто. Одни болезни считаются полностью излечимыми, другие диагнозы звучат как приговор. Рак молочной железы не подходит ни под одну из этих категорий. Поскольку при своевременной диагностике и правильном лечении полное выздоровление практически гарантировано, а если упустить время, можно потерять жизнь. Все истории болезни уникальны, схем лечения очень много. В зависимости от стадии болезни, возраста женщины, ее гормонального статуса врач определяет наиболее оптимальную композицию лечения. Одолеть раковые клетки можно с помощью операции, химиотерапии, облучения.

Кажется, нет ничего проще, чем вырезать опухоль. Операция по удалению молочной железы (медицинское название – мастэктомия) с точки зрения хирургической техники считается одной из самых простых. Проблема заключается в выборе: удалять всю грудь с расположенными поблизости тканями или здоровую часть органа сохранить? Жизнь женщины зависит от правильности принятого решения. Чем больше тканей будет удалено, тем больше гарантия, что раковых клеток не осталось. В то же время широкомасштабная операция прибавляет проблем: чаще развиваются осложнения, труднее подобрать протез, работать и просто жить. Еще лет десять-пятнадцать назад этот вопрос решался однозначно: всем женщинам с диагнозом «рак груди» делалась радикальная мастэктомия. После многолетних наблюдений врачи пришли к выводу, что если опухоль небольшая и нет рассеивания опасных клеток в лимфоузлы (именно они становятся первой мишенью любого злокачественного новообразования), можно провести операцию в уменьшенном размере – секторальную резекцию. Окончательное решение, конечно, принимает онколог-маммолог. Но даже органосохраняющая операция не защищает на сто процентов от возможных осложнений.

Наиболее неприятные из них – нарушение оттока лимфы в руке и подвижности в плечевом суставе. С первой проблемой справиться невероятно сложно. Дело в том, что лимфоузлы находятся на переднем фланге, перед опухолью, и удаляются при большинстве операций. Организму не всегда удается компенсировать эту потерю – у многих женщин отекает рука. Что касается второй проблемы, то нарушение подвижности руки частично связано с отеком, частично – с удаленными мышцами и в некоторой степени – с психологическим настроем человека. После операции женщина ограничивает движения, потом это входит у нее в привычку. В результате сустав как бы погружается в спящее состояние, из которого можно выйти, только вернув ему нагрузку. Многие женщины попросту не хотят через все это проходить. А кто-то, узнав про грядущие трудности, машет на себя рукой. А некоторые доверяются знахарям, и это, наверное, самый страшный вариант.

Доктор Оливия Пагани в интервью нашей газете рассказала о европейском подходе к работе с пациентками онкологов-маммологов.

- Отсутствие у женщин, больных раком молочной железы, поддержки от мужей – это только наша, постсовесткая проблема?

- Ничего подобного. Везде так, к сожалению. Мужчины слабы, очень слабы. Им нужна помощь, чтобы понять, принять и пережить эту ситуацию. Да. Когда женщина слышит диагноз «рак», ей надо быть готовой к тому, что придется помочь мужу принять это. Не он поможет ей. Она ему. Мне это тоже не нравится, но такова жизнь.

- Каковы в сравнении тенденции заболевания раком в Европе и развивающихся странах?

- В процентном соотношении в Европе больше болеют. Установить, с чем это связано, ученые еще не успели. Но и чаще выздоравливают. Тут дело, разумеется, в доступности ранней диагностики и медицинского обслуживания.

- С информированностью в Европе нет проблем?

- Есть, еще как. Первое, что мы делаем, это говорим женщине о том, что она должна составить список вопросов, которые она задаст своему онкологу, если прозвучал пугающий диагноз. Потому что эмоциональная реакция мешает их задать, если они заранее не сформулированы.

Мы сообщаем диагноз самой женщине, а потом она решает, кому она скажет о своей болезни. Она имеет право на личные решения и информацию.

- Общественной стигмы нет?

- Нет. Это, к счастью, в Европе преодолено.

- Есть ли шанс у наших программ по работе с пациентками маммологов? Ведь менталитет женщин в Кыргызстане совсем другой…

- Есть, в этом у меня даже нет ни малейшего сомнения. Вы сейчас находитесь в той фазе отношения к этой болезни и ее лечению, в которой европейки были 30-40 лет назад. Но, видя тенденции, я уверена, что вы наверстаете за короткое время.

В заключении разговора – несколько фактов о раке груди.

Существуют условия, вызывающие рак груди, на которые женщина может влиять.

Репродуктивный фактор - рождение первого ребенка после 30 лет, и образ жизни – употребление алкоголя, курение, избыточный вес и ожирение, низкая физическая активность, комбинированная заместительная гормонотерапия. Это те обстоятельства, о которых может позаботиться сама женщина.

Также есть факторы, которые женщина не может поменять, но должна знать о них, так как это риски развития рака груди. Репродуктивные: раннее начало менструации, позднее наступление менопаузы – факторы риска. Наследственные: наличие рака молочной железы у ближайших кровных родственниц увеличивает возможность развития в несколько раз. К тому же, надо знать, что атипичная гиперплазия ткани молочной железы, выявленная ранее, – тоже фактор риска.

И помните главное. Рак молочной железы – еще не приговор! И в большинстве случаев его можно и нужно победить, особенно на ранних стадиях. Так что не откладывайте визит к врачу. Женщинам после 40 лет рекомендуется прохождение маммографии раз в 2 года. И обязательно нужно ежемесячно проводить самообследование.

Светлана Бегунова

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям