Мадамин Каратаев: «Если бы мы вовремя не локализовали, ещё большая смертность была”

09:05, 24 Ноября 2020

Ежедневно в Кыргызстане фиксируется более четырех сотен зараженных коронавирусом и внебольничной пневмонией, а также от трех до пяти летальных исходов. О том, готов ли наш Минздрав ко второй волне COVID-19, когда человечество победит коронавирус и как защитить свое здоровье, разговор с заместителем министра здравоохранения КР Мадамином Каратаевым.

- Мадамин Мусаевич, уже можно констатировать наступление второй волны COVID-19?

- Понятия “первая или вторая волна” относительны. С одной стороны, можно констатировать, что есть вторая волна, так как начиная с конца сентября потихоньку идет увеличение. К тому же добавились сезонный грипп, ОРВИ. С другой стороны, специалисты-эпидемиологи прогнозируют вторую волну во второй декаде ноября. Думаю, что как во время первой волны, такой ситуации скорее всего не будет. Поэтому не надо паниковать. Сегодня мы более или менее идем к стабилизации, однако заявить в полной мере, что эпидемиологическая ситуация под контролем, не могу. В регионах, за исключением Бишкека, города Оша и Баткенской области, ситуация более стабильная. Если говорить об абсолютных числах, то на первом месте по заболеваемости Бишкек - 2129,8 случая на 100 000. Потом идет город Ош - 1642 случая. На третьем месте Иссык-Кульская область - 1609,6. Но ситуация с пандемией не зависит на 100 процентов от системы здравоохранения. Весь мир имеет дело с вирусом. А раз уж это вирус, то эпидемиологическая ситуация включает в себя источник инфекции, пути передачи, заражаемое лицо. Поэтому мы в первую очередь должны изолировать источник инфекции, зарегистрировать, потом перекрыть пути передачи. Это самое главное. Вот здесь нужна помощь населения.

- Какая?

- Каждый человек должен ответственно подходить к состоянию своего здоровья: соблюдать масочный режим, социальную дистанцию, ограничить посещение массовых мероприятий и обезопасить не только себя, но и родителей, детей, друзей, коллег. Здесь мы в первую очередь нуждаемся в помощи населения. Если у человека есть хронические заболевания, в первую очередь сердечно-сосудистая патология, то есть болезни сердца, гипертоническая болезнь, кардиосклероз, атеросклероз, все то, что мы называем сердечно-сосудистыми патологиями.

- Кто ещё в группе риска?

- Мы имеем летальные исходы в 52 процентах, когда у пациентов сопутствующие заболевания, связанные с сосудисто-сердечной патологией. В 27% - пациенты с сахарным диабетом и эндокринной патологией. И 14% - это люди, имеющие онкологические патологии. Поэтому, если у человека есть такие патологии, то он должен беречь себя вдвойне. Но, с другой стороны, возникает сложность с тем, чтобы определять настоящую причину смерти. Дело в том, что согласно закону об охране здоровья населения, если человек умер не от ДТП или других внешних вмешательств, то, по настоянию родственников, мы имеем право без вскрытия выдать труп. Очень часто кыргызы, как мусульмане, настаивают на том, чтобы не совершать вскрытия, пишут заявления, и мы должны соблюдать закон. Хотя мы дополнительно издали приказ: если COVID положительный, значит, в 100 процентах нужно вскрывать. Но реальность такова, что из 100 процентов смертельных случаев производим вскрытия только у 35процентов. То есть всего 253 вскрытия на сегодняшний день, и в основном в Бишкеке, Оше и Джалал-Абаде. А остальные отказываются. Поэтому нельзя сказать, что мы досконально изучили особенности протекания этого заболевания в Кыргызстане.

- Сейчас Минздрав может говорить, что встретит новый всплеск коронавируса во всеоружии?

-Во-первых, коронавирус впервые во всем мире. Разве Америка была готова? Или Россия? Или Китай? А это страны, в которых сами полностью производят и медицинское оборудование, и лекарства, и СИЗы, и экспресс-тесты ПЦР. У нас на сегодняшний день все, кроме масок, привозное. В марте - июне были упущения, не хватало СИЗов. Но границы были закрыты, да и на тот период соседние страны не особо хотели продавать нам свои средства защиты, перед всеми остро стояла проблема заражения. Тридцать процентов медицинских работников заболели, потому что не хватало СИЗов, обучения не проводили, как ими пользоваться. Когда началось массовое заражение, в Бишкеке специалистов не хватало, мы начали привлекать всех медиков из регионов. А если это стоматолог? Он хорошо пломбы ставит, протезирует, удаляет зубы, и тут СИЗ впервые видит. Он же не каждый день сталкивается и с ИВЛ, и с концентраторами, и с больными пневмонией и коронавирусом. Высокая заражаемость была, потому что медики первое время без обучения работали. В других странах, прежде чем человека отправить в «красную зону», сначала обучают, сдают тест, потом пускают. Но где у нас хватало и времени, и преподавательского состава? На сегодняшний день мы уже переобучили более 28 тысяч. Многие меня спрашивают: «Где вы были, когда пик заболевания начался?» Я был там, где пожар полыхал. В Ошской и Джалал-Абадской областях. Вы знаете, какова там плотность населения? Самая высокая. И тут 486 человек вернулись с малого хаджа. Среди них были и зараженные, и те, кто имел бессимптомную форму. Если бы мы на месте не локализовали, вот тогда все увидели бы массовость.

- То есть то, что у нас было в июле, это не худший вариант?

- Еще хуже было бы! Особенно на юге. Если бы мы своевременно не локализовали в Ноокате, Сузаке, Джалал-Абаде, Кара-Суу… Знаете, какое там количество населения? Один Кара-Сууйский район больше, чем Таласская и Нарынская области! А какая там миграция?! Если бы мы там не организовали блокпосты и изоляцию айыл окмоту по селам, по улицам, если бы сразу не выявляли клинические симптомы на ранней стадии, не госпитализировали своевременно и не лечили, вот тогда у нас летальность и распространенность были бы в разы выше.

- Есть цифра, сколько всего медиков умерло во время пандемии?

- 87 медицинских работников умерло. Но я сразу скажу: не все здесь связаны с профессиональной деятельностью. 41 семье, в которых умерли медицинские работники в период пандемии, мы определили по миллиону сомов, 28 мы уже оплатили. Остальным на днях оплатим. Это те, кто заболел в результате профессиональной деятельности, в красной зоне работали.

- А как можно определить, на работе человек заразился, или в гостях?

- У нас есть эпидемиологическое расследование, согласно приказу, существует перечень документов, который необходимо представить. И многим мы отказываем. Потому что деньги бюджетные, и завтра мы ответим, если будут недостаточно веские основания для выдачи денег, тем более, с учетом экономического положения государства. Здесь члены комиссии тоже боятся. Руководители организаций тоже несут ответственность, потому что они на месте лучше знают, кто где работал в тот период и где мог заразиться.

- Из заразившихся и переболевших медиков сколько получили компенсацию по 200 тысяч сомов?

- Заявок было 2300. И эта цифра каждый день увеличивается. Мы уже оплатили 477 медикам, ещё 100 заявок комиссия рассматривает. Чтобы претензий не было, в комиссии есть и представители НПО, и трех волонтеров тоже включили. Они приходят, слушают, но через 15 минут убегают под разными предлогами. А потом нас критикуют. Поэтому хочу обратиться к ним: раз мы включили вас в комиссию по настоянию гражданского общества, будьте любезны, сидите 6 часов, смотрите дела до конца. У нас каждый член комиссии просматривает документы, все ли соответствует, потом я каждое дело просматриваю, затем на комиссии со всеми согласую, и только после этого протокол подписываем.

- Какие настроения преобладают у кыргызстанских медиков?

- Во-первых, хочу выразить благодарность нашим медицинским работникам. От себя лично, от имени Министерства здравоохранения я говорю спасибо. Во-вторых, когда есть положительная динамика и хороший результат работы, у каждого врача появляется хорошее настроение. Академик Кудаяров в свое время говорил: «Когда видишь улыбку выздоровевшего ребенка, то все бессонные ночи, трудности, переживания забываются. Потому что видишь результат своего труда - ребенок выздоровел и улыбнулся». Это правильное изречение. Если врачи и те, кто работает в красной зоне, мобильные бригады помогли человеку, продлили жизнь, вылечили полностью, то это уже успех.

- Когда человечество победит COVID? И победит ли вообще?

- Целые научные институты разных стран работают над этой проблемой. Скорее всего, ближайшие пару лет будем жить с ковидом. Во всяком случае, в 2021 году точно, некоторые считают до 2023 года. По моим прогнозам, мы легче пройдем вторую волну. Сами медики готовы, но мы на 97 процентов зависимы от импорта лекарственных средств, и на 100 процентов - от импорта медицинского оборудования. Соответственно средства индивидуальной защиты тоже импортные.

- А общий иммунитет может выработаться и защитить от заражений?

- Общий иммунитет влияет, но последствия коронавируса непредсказуемы. Поэтому я все время говорю, что каждый должен быть ответственным. Каждый должен понимать: легкие – мои, печень - моя, почки - мои, глаза - мои, в целом здоровье - мое. Ни мамы, ни папы, ни медиков, ни государства. Такой подход должен быть. В Германии, Китае за неношение масок штрафуют. А у нас государство не может это контролировать. В результате люди очень быстро забывают, что творилось в июле. Помните того парня, который записал видео перед смертью и сказал, что эта болезнь - реальность, и призвал всех носить маски? Вот тогда люди немного испугались и стали серьезней беречься. Но спустя три месяца посмотрите на улицу - все гуляют, все без масок. Это что за наплевательское отношение к самим себе?!

- Напомните о том, какие меры предосторожности следует соблюдать, чтобы не заразиться.

- Во-первых, носите маски. Во-вторых, обрабатывайте руки антисептиком. В-третьих, не надо ходить на мероприятия с большим количеством людей. Все торжества и тои надо проводить в самом узком кругу. В-четвертых, надо заниматься физкультурой. Хотя бы по утрам выполнять физзарядку. В-пятых, укрепляйте иммунитет. Одним словом, следите за здоровьем, пейте витамины, повышайте иммунитет, работайте над собой физически. Не должно быть такой мысли: «Если я заболею, то пусть голова болит у медиков и Минздрава». Каждый несет ответственность за свое здоровье сам, поэтому берегите себя и своих близких!

Интервью вела Лейла Саралаева  

 
© Новые лица, 2014–2021
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям