Почему ветераны труда не заработали на хлеб досыта?

10:03, 15 Ноября 2016

У 283 199 пенсионеров в нашей стране пенсия ниже прожиточного минимума. 153 650 пенсионеров получают чуть больше, чем нужно для того, чтобы не протянуть ноги. Впрочем, не протянуть ноги удается не всем. В 2014 году, например, в Кыргызстане умерло 18 825 ветеранов труда, а 26 из них покончили жизнь самоубийством из-за невозможности больше выносить нищенское существование (чаще всего – получив счета за коммунальные услуги или узнав про другие предстоящие траты). Такая сухая наука – статистика. Ничего личного, только данные.

Этой статистике скоро два года, по итогам 2016-го мы услышим новые цифры. Изменится ли в них что-нибудь в лучшую сторону? Надежды на это нет. А ведь это те люди, которые строили наш город. Тот самый исторический центр, микрорайоны, дороги, заводы и фабрики – в том числе те, что еще работают. Они заработали своим трудом на квартиры, в которых большинство из нас до сих пор живет. Они учили, ткали, пряли, шили, строили, стояли у станка или сидели за штурвалом комбайна, сажали деревья, они создали то, что мы еще не совсем проели и пропили. Жизнь каждого ветерана труда – это кусочек истории Кыргызстана, а все их жизни вместе – это история страны. Они – дети войны, испытавшие голод, холод и сиротство, так как многие получили похоронки на своих отцов. Это они отдали все свои силы, здоровье, знания на процветание Кыргызстана. Они живут сегодня так.

65% из них – в унижении и нищете, получая нищенскую пенсию, которой им хватает только на булку хлеба, иногда на литр молока. Льгот у них нет, они же ветераны труда. Не войны. Таким ветеранам не положено льгот, наше законодательство их не предусматривает. Для заключенных и подопечных домов престарелых выделяется матпомощь, гранты какие-то, гуманитарка. А основная масса людей, переживших войну, голод, поднявших когда-то страну, вырастивших детей, платят за все из своего кармана.

Их единственный доход, особенно лежачих, – это пенсия. Нет ухаживающих за стариками детей (или те сами не устроены, перебиваются с хлеба на воду, или уехали, подкинув родителей скудному государственному попечению) – пиши пропало. Прибавки к пенсии не хватает на лекарства, даже на дженерики. А мыломоющие, какая-то одежда, ремонт давно дышащей на ладан бытовой техники – это уже только в мечтах. Никакого пафоса, просто цифры.

Когда наша редакция отправилась к руководителю Общественного объединения «Союз добрых сил» Валентине Житиневой, мы рассчитывали, что сейчас напишем душещипательную историю о том, как тяжело живется пожилым людям. Ведь организация-то занимается помощью пожилым. Но вышло совсем другое. Эта история – история борьбы. Валентина Григорьевна уже не в состоянии ходить по инстанциям – 4 инфаркта перенесла, битва за право для пожилых людей хотя бы хлеб есть досыта даром не проходит. Из очередной «побывки» в больнице наша активная общественница вернулась только что. Однако она по-прежнему на посту, телефон и компьютер под рукой. В свои 80 лет она продвинутый пользователь, жаль, что сесть за ПК не всегда может – тяжело двигаться. Компьютер подарили спонсоры: «Выпросили мы», - смеется Житинева. Но вообще-то все это совсем не смешно. Рассказывая о своих делах насущных, Житинева то плачет навзрыд, то веселится. Все на разрыв. Однако рук не опускает. Все еще надеется изменить что-то к лучшему.

- Для чего и о чем ваша организация, Валентина Григорьевна?

- Чтобы защищать свое право на достойную жизнь, в 2000 году ветераны труда создали свое объединение «Союз добрых сил». Мы все – волонтеры. Никакой зарплаты не получаем за свою работу. Основная наша цель – пролоббировать принятие закона о ветеранах труда и программы повышения жизненного уровня ветеранов труда Кыргызстана. Элементарные серьезные льготы на коммунальные услуги, лечение, аптечные препараты уже изменили бы ситуацию. Мы платим всю коммуналку по полной. Это мыслимо, как по-вашему? Мы сейчас вступили в ЕАЭС и вроде бы приводим к одному знаменателю всю законодательную базу, касающуюся экономических показателей. Так вот, и в России, и в Казахстане, и в Беларуси, да что там, даже в Армении есть такие законы и программы. Мы – впереди планеты всей. Только с конца. И даже речи нет о том, чтобы рассмотреть этот вопрос.

А социальная помощь? Кто сходит лежачей бабушке за лекарствами и продуктами, полы у нее помоет? Как она, будучи прикованной к постели, должна сходить в соответствующие присутственные места и оформить заявку на услуги социального работника? Как, расскажите мне? Это все – жизненная необходимость, которая почему-то игнорируется властью. Президенты меняются, премьеры вообще дольше года не задерживаются в кресле, голова кругом идет. Но этот вопрос как был в долгом ящике, так там и лежит.

- А почему?

- Не знаю. Денег много надо. Но, с другой стороны, депутаты для себя льготы не стесняются получать. А для нас ничего нет.

В дни великих для нас, детей войны, советских пенсионеров, ветеранов труда, праздников – это День Победы и День пожилых людей – мы пишем письма руководителям страны, крупных банков и компаний, союзам предпринимателей и промышленникам, депутатам, в посольства и в международные организации. Просим поддержать морально и материально ветеранов труда. Получаем или отказ, или вообще не получаем никакого ответа. Становится горько и обидно, что именно в Кыргызстане, где менталитет кыргызского народа – не забывать стариков и всячески им помогать, существует такое отношение к письмам ветеранов труда. А ведь именно трудами ветеранов труда все пользуются. Ветераны труда возвели все административные и жилые здания, памятники, скульптуры и театры, построили дороги, высадили парки и скверы. Это они кормили манной кашей, меняли пеленки, одевали, обували, лечили, учили, воспитывали теперешних руководителей всех уровней.

- Почему дети так часто оставляют своих родителей на произвол судьбы, не поддерживают?

- Разные причины тому, очень разные. Кто-то сам нищенствует, едва-едва сводит концы с концами. А у нас разве высокий уровень жизни в стране, чтобы их в этом упрекнуть? Кто-то спился. Кто-то уехал. Причины разные, но одиноких пожилых людей много, очень много. В мусорках роются, копейки считают, донашивают обноски, рванье, пустой кипяток хлебают, падают в голодные обмороки, зато по коммунальным счетам у них долгов нет. И это – в масштабах всей страны. Я не нагнетаю и нисколько не преувеличиваю. Просто оперирую фактами.

- Тяжело работать с пожилыми?

- Очень. Вы на меня не смотрите и по мне не судите, это я такая крепкая. А ведь многие сдались. Плохо соображают, не могут выбить даже то, что им положено, не могут получить законное, теряются, путаются. С ними очень тяжело, но это же должен кто-то делать… Вы вспомните ту нашумевшую историю, когда бабулька, получив счет за электроэнергию, повесилась! А она ведь была ветераном труда, всю жизнь проработала в цехе с вредными условиями в оборонной промышленности на заводе имени В.И. Ленина. И ведь такой случай – не один. Их много, до жути много. Они, старики эти, знают, какой это тяжкий грех. И тем не менее идут на такой шаг. Какой степени в этом случае должны быть отчаяние и безнадега? Я вообще не понимаю, как мы дожили до такого.

- Это правда, что в домах престарелых сейчас стали оказываться и кыргызские бабушки? Раньше там подопечные славянских корней преобладали…

- Знаете, я людей по этому признаку не сортирую. Есть там азиатские бабушки. Пока я ходила, бывала в таких местах. Сама видела, приезжает «Лексус», женщина и мужчина в мехах, в золоте. Привезли бабушку – «сдавать». Она стоит, голову опустила. Плачет. Молча плачет. А другой случай был еще… Иду по коридору, вижу – бабушка стоит, держит в руках куколку. Ну, думаю, нездоровый, наверное, человек. Зашла к ней в комнату, поговорила, расспросила. Оказалось, что у нее из родственников осталась только внучка, и та уехала искать счастья на чужбине. И все, что осталось от семьи, от дома, от надежды, – вот эта внучкина куколка. Она с ней и ходит, чтобы не свихнуться совсем.

Господи, да за что? Как это все пережить можно и выбраться хоть к чему-то человеческому? Я не знаю.

- Но ведь все время происходят какие-то акции, что-то делается…

- Что делается? Пакеты с продуктами ко Дню пожилых людей и ко Дню Победы по спискам, составленным домкомами, раздаются? А кто в этих списках, вы интересовались? Родственники, друзья домкомов. Мы недавно провели титаническую работу силами волонтеров, составили реальную базу нуждающихся пенсионеров по нескольким микрорайонам. Так сопротивление домкомов трудно описать. Но мы сдвинем с места эту глыбу, и, тем не менее, что еще делается? Бесплатные обеды для ходячих – тоже к праздникам? И что, им полгода этим шорпо сытыми быть?

Я вам больше скажу. Многие НПО на горе ветеранов наживаются, получая значительные гранты на проекты, осуществление  которых никоим образом не повышает жизненный уровень ветеранов труда вот уже на протяжении 25 лет. И такое есть.

Недавно был очередной День пожилых людей. Так мы наслушались с экранов телевизоров поздравительных пафосных речей. О том, какие мы великие, как страну развивали. Хочется посмотреть в глаза чиновникам, которые вещали в этот день проникновенные слова, и спросить, задать один вопрос: «Если мы такие великие, что же мы так живем?».

Наш разговор с Валентиной Григорьевной – далеко не последний. На страницах нашей газеты вы узнаете об этой проблеме много, кое-что шокирует, что-то возмутит. И, возможно, однажды вопрос сдвинется с мертвой точки. Во всяком случае, если не надеяться на это, то как тогда жить?

Подготовила Светлана Бегунова 

Инфографика Сейданы Акунововй

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям