Кыргызча

Позитивный опыт Саудовской Аравии: Как пятикратный намаз и смертная казнь препятствуют наркомании

09:08, 18 Апреля 2016

Рабочие поездки по миру – часть моей исследовательской деятельности. С 1995 года я изучаю международный опыт борьбы с наркоманией и незаконным оборотом наркотиков. В 2001 году я выпустил книгу «Избавь и прости», в которой рассказал о том, что я лично наблюдал на улицах, в реабилитационных клиниках и о чем говорил с высокопоставленными представителями власти 45 стран, расположенных на пяти континентах. Позднее я дополнил свой труд главами о Египте, Иране, Пакистане и Афганистане, переиздав его на английском языке под названием Fatal Red Poppies. После терактов 2001 года в Нью-Йорке интерес к «афганскому следу» в наркоторговле сильно возрос. В производстве и распространении наркотиков видели финансовую опору террористов, в частности «Аль-Каиды».

В 2013 году, когда международное сообщество второй год наблюдало гражданскую войну в Сирии и становление «Исламского государства» в Ираке, в мою реабилитационную клинику «Медицинский центр Назаралиева», которая работает в Кыргызской Республике, граничащей на востоке с Китаем, стало поступать неожиданно много обращений и пациентов из арабских стран. Причем это были больные не только из государств, расположенных в непосредственной близости к военным действиям, но и из монархий Персидского залива. За 25 лет работы моей клиники мы с моими коллегами вылечили более 17 тыс. человек, но из арабских стран до этого к нам практически не обращались. В середине 2015 года описать ситуацию с наркотиками на Ближнем Востоке меня подталкивал профессиональный долг – треть моих пациентов отныне были жителями этого региона. Я задумал третье переиздание своей книги, в которое я включу рассказ о почти всех арабских странах, но начать я решил с Саудовской Аравии.

Против исламского радикализма

В Саудовской Аравии, занимающей девять десятых Аравийского полуострова, находятся две главные мусульманские святыни, хранителем которых с 1950-х годов принято называть саудовского короля. Кыргызская Республика, откуда я родом, по конституции светское государство, но официальная религия большей части населения – кыргызов, – Ислам. Порядка 80% жителей нашей страны мусульмане. Однако 64% из них считают себя таковыми номинально.

В рамках национальной самоидентификации, как и большинство моих сограждан, я также определяю себя мусульманином. Однако я светский человек, для которого религия это сфера сакрального. Традиции, ритуалы и даже пятикратный намаз – не обыденность для меня, но придающая смысл моему существованию встреча с областью трансцендентного, то есть лежащего вне повседневного опыта, который доступен нашему физическому телу. Так как на родине я публичный человек, занимавшийся политикой, за моей работой следит почти все население Кыргызстана. Последнее время меня беспокоит звучащие нотки радикализма в публичных дискуссиях и недостатки государственного контроля над религиозной сферой общества. Поэтому исследовательскую поездку я начал с того, что совершил малое паломничество – умру. Это было важно для моего религиозного сознания и образования. Но гораздо важнее это было для моего народа, который я, предупреждая от блуждания и радикальных течений, своим примером направляю в русло ислама суннитского толка.

Лечение в королевстве

На священные земли всех мусульман я ступил как человек, который уже хорошо понимал проблемы и угрозы, исходящие от наркотиков в Саудовской Аравии и ближайших странах. Так, 26 июня 2014 года, в Международный день борьбы с нелегальным оборотом наркотиков и наркоманией в качестве Президента Всемирной Лиги «Разум вне наркотика» я запустил благотворительную программу «Ты нужен миру!» (в 2016 году программа начнет свое действие для регионов Российской Федерации). Помимо пациентов, которые лечатся в моей клинике за плату, я согласился принимать каждый месяц по одному бесплатному больному из стран арабского мира.

После паломничества, которое было столь важно для меня и граждан Кыргызстана, я встретился с руководством наркологической клиники «Амаль» в Эр-Рияде. В столице это большая больница на 500 коек, занимающая 16 га земли и оснащенная по последнему слову техники. Половина пациентов – это больные алкогольной и наркотической зависимостью, остальные страдают психическими расстройствами (ни тех, ни других по соображениям приватности сторонним людям не показывают). Я также посетил ее отделение в Джидде, когда возвращался из Мекки и Медины. Мне импонировала жажда знаний у сотрудников клиники, их профессиональный интерес и, судя по вопросам, высочайшая компетентность. В России, Европе и США я известен как автор собственного метода лечения алкоголизма и наркомании. Узнав об этом, саудовские коллеги подробно расспрашивали меня об особенностях моего подхода.

Борьба с наркотиками и профилактика наркомании

Но лечение – это борьба с последствиями, тогда как причина – незаконный оборот наркотиков. На встрече с генеральным секретарем Национального комитета по борьбе с наркотиками Саудовской Аравии Абдульилях Аль-Шарифом в богато отделанном и обставленном кабинете, который мне напомнил офисы конгрессменов и сенаторов США, я подтвердил данные, которые получал при анкетировании больных и из интернета. Наркотик номер один в королевстве – каптагон (распадается в организме на амфетамин и теофеллин), затем по распространенности стоят каннабиноиды, алкоголь и различные лекарственные препараты.

В феврале 2016 года наркополиция изъяла из нелегального оборота 3 млн таблеток каптагона, поведал мне глава Национального комитета по борьбе с наркотиками. По его словам, мобильные лаборатории по производству синтетических наркотиков, в том числе медицинских – большая проблема. К этому добавляется то, что контрабанду наркотиков в Саудовскую Аравию активно осуществляют пакистанцы, нигерийцы и представители других стран Африки, Ближнего Востока и Азии. Также мне удалось выяснить, что около 2% населения имеют возможность постоянно выезжать за границу, где они оказываются в другой социально-культурной среде и часто попадают во власть ее негативных сторон – злоупотребляют алкоголем и наркотиками.

Что же касается внутренних правил общественной жизни, то распитие и распространение алкогольных напитков в стране так же под запретом, как и наркотики. Требование моральных устоев заключается в ограничении контактов между мужчинами и женщинами, которые могут быть вместе только семьями и в специально выделенных для этого местах – в кинотеатрах, кафе и ресторанах.

Обсудили мы с Абдульилях Аль-Шарифом и подход к профилактике наркомании. Как и Всемирная Лига «Разум вне наркотика», которую я создал в 2002 году при поддержке действовавшего тогда генерального секретаря ООН Кофи Аннана, наркополиция Саудовской Аравии привлекает молодежь к занятию спортом и культурным развлечениям в противовес употреблению наркотиков. Главный проект Национального комитета по борьбе с наркотиками – «Небрас», который создал и лично возглавляет глава ведомства. При этом профилактика рассчитана не только на Саудовскую Аравию, но на весь арабский мир, который охватывает 22 государства.

Меня познакомили с известными арабскими футболистами Маджедом Абдуллахом и Навуафом Тимьятом, которые участвуют в кампании за здоровый образ жизни, а также с именитым саудовским художником Абдульхалеком Аль-Гамди. Я был рад принять их в Почетные члены Всемирной Лиги, чтобы усилить нашу антинаркотическую пропаганду в арабских странах. В свою очередь, глава Национального комитета по борьбе с наркотиками тоже приятно удивил меня: мне подарили символ ведомства в виде значка и предложили опубликовать мою книгу о позитивном опыте борьбы с наркоманией на арабском языке. Сверх того, понимая, что перед нами стоят общие цели и задачи, мы договорились сотрудничать и всячески взаимодействовать на уровне Нацкомитета и Всемирной Лиги, чтобы сплотиться в один кулак для борьбы с наркоманией.

Смертная казнь для наркоторговцев

Безусловно, я не мог обойти тему смертной казни как высшей меры наказания за преступления, связанные с наркотиками. Тем более что 15 апреля в ООН открываются мероприятия, посвященные проблеме наркомании. Одним из вопросов, в частности, будет запрет на смертную казнь за преступления, связанные с наркотиками. Западные демократии неоднократно намекали, что запрет смертной казни будет воспринят исключительно положительно с их стороны. Тем не менее, в Саудовской Аравии фактор сурового наказания играет положительную роль в деле ограничения распространения наркотиков.

По моей просьбе для меня организовали встречу с судьей шариатского суда – шейхом Халиль аль-Шейхи. Мы повстречались в мечети города Джидда и после намаза 30-летний судья, практикующий последние четыре года, рассказал, что за время своей работы он осудил несколько десятков наркоторговцев, четверо из которых получили высшую меру наказания, а остальные тюремные сроки по 15-30 лет. Присутствовал ли мой собеседник на исполнении собственных приговоров? «Да, все четыре раза», – сказал аль-Шейхи. Он объяснил мне, что смертный приговор – отнюдь не простой решение: оно требует твердых доказательств вреда обществу, а последнее слово всегда остается за королем.

Часть моего исследовательского метода – сопоставление заявлений на официальном уровне и государственной статистики с тем, что происходит на улицах. В Саудовской Аравии «кабинетная» точка зрения поразительным образом совпадала с рассказами наркозависимых людей и обычных жителей, с которыми я успел пообщаться на улицах городов королевства. Задаваясь вопросом, что обеспечивает Саудовской Аравии сравнительно низкий уровень наркомании, я пришел к такому выводу. В первую очередь, это развитая духовная культура и ее полная интегрированность в ежедневный опыт (об этом говорит пятикратный намаз). Во-вторых, это действительно низкий уровень коррупции в вопросах, связанных с наркотиками, и высокая эффективность работы Госнаркоконтроля. И, наконец, смертная казнь как крайняя мера наказания за распространение наркотиков, которая позволяет в довольно нестабильном регионе Ближнего Востока сделать из Саудовской Аравии остров стабильности или относительно тихую гавань – кому как нравится.

С кем бы я ни встречался в Эр-Рияде, Джидде, Мекке или Медине, я выступал в качестве посла доброй воли не только от Кыргызстана, но и от всего постсоветского пространства, в частности России. Меня очень порадовало, что, несмотря на небольшие разногласия в отношении международной политики на Ближнем Востоке, саудовские чиновники и простые люди крайне дружелюбно, уважительно, а некоторые с восхищение высказывались о России, ее роли в мире и лично о президенте Владимире Путине. Сигнал, который я получил, заключается в том, что влиятельные люди выражают надежду на налаживание более тесных, партнерских отношений и дружбу народов Саудовской Аравии, России и других стран СНГ. В том числе это касается и борьбы с незаконным оборотом наркотиков и наркоманией.

Профессор Ж.Б. Назаралиев
 

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям