СПИД ушел в популяцию. Заразиться может любой…

12:51, 30 Ноября

Именно с этой фразы Улан Кадырбеков, директор Республиканского центра «СПИД», начал свою презентацию для журналистов. На пресс-бранч в Бишкеке, призванный в очередной раз привлечь внимание общественности к важной, но подзабытой теме, собрались медики, представители правоохранительных органов, международных организаций, клиенты программ по борьбе с недугом и их родственники. Организаторами выступили Министерство здравоохранения и общественный фонд «Альтернатива в наркологии».

Фраза директора центра «СПИД» означает, что больше это заболевание не является проблемой неких определенных социальных групп. Дело обстоит так: теперь носителями положительного ВИЧ-статуса могут оказаться любые кыргызстанцы. По данным Республиканского центра «СПИД», на 1 ноября 2017 года в республике зарегистрировано 7803 человека, живущих с ВИЧ, из них 3406 – потребители инъекционных наркотиков.

Статистика эта – по выявленным случаям. По неформальным прогнозам медиков, от реального числа эта цифра отличается на порядок. То есть на самом деле больных теоретически может быть в 10 раз больше. При этом 879 человек умерло от СПИДа в стране за год.

Начиная с 1988 года 1 декабря во всем мире отмечается День борьбы со СПИДом. Синдром приобретенного иммунного дефицита впервые заявил о себе в 1981 году в США. Изначально болезнь назвали «гей-связанный иммунодефицит» или «болезнь четырех Г», так как первые случаи заболевания были связаны с представителями сексуальных меньшинств, приезжими с Гаити, гемофиликами и людьми, употребляющими героин.

В 1982-ом, когда удалось точно определить причины возникновения заболевания, болезни дали официальное название – СПИД. Эта болезнь является последней стадией ВИЧ-инфекции. Изначально заболевание напоминает легкую простуду, но конечный итог - летальный.

Пиками заболевания у нас, в Кыргызстане, можно назвать 2009-й и 2012-й годы. Всего с 1996 по 2016 год было выявлено 6554 человека, из них умерло 1481, что составляет около 22% от общего числа инфицированных. Большинство зараженных ВИЧ в Кыргызстане - мужчины, 66% от общего числа. Самый распространенный путь попадания в организм вируса – парентеральный (использование шприца), далее следует половой (тут стоит отметить, что большая часть зараженных половым путем – это традиционные пары, и лишь 1,1% – гомосексуалисты).

И главная тенденция: число заболевших растет. Во всем мире снижается, а в ряде неблагополучных регионов планеты возрастает. К сожалению, мы в этом числе. А вот донорская помощь с каждым годом сокращается и скоро иссякнет вовсе. Нам придется взять заботы о здоровье нации в свои руки.

Профилактика – это наше все в нынешней ситуации. Особый акцент был сделан на том, что одним из распространенных путей передачи ВИЧ-инфекции сегодня является инъекционный путь потребления наркотиков. Медики считают, что необходимо использовать все доступные научно-доказанные меры по профилактике ВИЧ, в том числе заместительную терапию метадоном. Ведь метадон принимают перорально, то есть в виде таблетки. Риск заражения для зависимых людей сводится к нолю. А вместе с ним – и риск для окружающих.

Метадон – это один из основных препаратов, который используются при лечении героиновой зависимости. Поддерживающая терапия метадоном (ПТМ) была внедрена в Кыргызстане в 2002 году. Этот метод лечения практикуется в 30 пунктах ПТМ, в том числе в местах лишения свободы в городах Бишкек и Ош, ряде районов Чуйской, Ошской, Баткенской и Джалал-Абадской областей страны.

За все время через программу в Кыргызстане прошло около 6000 человек. В настоящее время на заместительной терапии находится более 1000 человек. Важно, что пациенты, получающие метадон, работают, создают семьи, налаживают социальные связи.

Стигма, безусловно, давит на этих людей. Одна из пациенток метадоновой программы недавно погибла. История эта жутка и обыденна одновременно. Она всего лишь хотела поддержать друзей по несчастью и рассказала о своей беде. Вышел документальный фильм с ее участием, после чего ее уволили с работы, заклеймили, почти уничтожили. За этим последовал срыв на героин и гибель от передозировки. Именно поэтому мы воздержимся от фотографий и подробных описаний жизни людей, которые получили благодаря метадоновой программе второй шанс, шанс жить нормальной жизнью.

Избавление от наркотической зависимости – процесс долгий, сложный и порой безрезультатный. Более 30% наркозависимых вообще не желает останавливаться в стремлении жить в вечном кайфе. Примерно такое же количество больных очень жаждут избавиться от тяги к героину, но у них не получается. Для этой группы людей и была внедрена заместительная терапия при помощи метадона.

Применение метадона в терапии наркомании – это вовсе не панацея от наркотизации общества, скорее это замена одного сильнодействующего препарата другим, более дешевым, а, главное, законным. К этому добавляется снижение в разы риска эпидемии ВИЧ, и тут уже не до рассуждений о том, что метадон «не лучше героина».

Что интересно, львиная доля противников метадоновой программы никогда не имела дела ни с самими пациентами, ни со схемами лечения наркозависимости. Рассуждения в основном досужие или теоретические. А между тем метадон спасает реальных людей от пропасти маргинального и опасного для себя и окружающих существования.

Западная статистика утверждает, что криминальная статистика в среде потребителей метадона падает со 100% до 8%, а среди принимающих заместительный препарат свыше пяти лет составляет всего 6%.

На сегодняшний день метадоновая программа официально одобрена ВОЗ, настоятельно рекомендуется Управлением ООН по наркотикам и преступности и считается наиболее перспективной для решения проблем, связанных с профилактикой ВИЧ среди наркопотребителей и незаконного оборота наркотиков.

Как это происходит? Человеку с диагностированной наркозависимостью от опиатов предлагается специально для него подобранная доза официально разрешенного к применению метадона. Дозировка препарата определяется строго индивидуально для того, чтобы снять у больного симптомы отмены героина, но не допустить при этом наркотического опьянения. Находясь под воздействием метадона, наркоман остается в здравом уме и трезвом сознании, может осуществлять сложные виды работ, находиться в семье, воспитывать детей. Заместительная терапия не подходит всем без исключения больным, иначе от желающих бесплатно получить легальный наркотик не было бы отбоя. Но для многих это – шанс.

В медицине заместительное лечение – обычное явление. Аналогией может служить назначение инсулина при заболевании сахарным диабетом или заместительное лечение гормонами. Однако именно метадон подвергается критике, вызывает интерес общественности, не всегда здоровый. Фактически противники такого лечения предлагают людям зависимым просто перестать болеть. На словах все дебаты о нравственности в этом контексте звучат красиво. Жалко, что на практике их ценность равна нулю… Некоторые медики «за кулисами» официальных пресс-конференций говорят, что самые ярые анти-лоббисты метадоновой программы попросту имеют какой-то барыш с незаконного оборота нелегальных инъекционных наркотиков.

А о чем свидетельствует международный опыт? Есть вполне позитивный пример. В Гонконге метадоновая программа успешно работает уже несколько десятков лет. Это парадоксальный опыт, потому что в соседях у Гонконга – сплошь государства, предпочитающие репрессивный метод. При этом там положение дел хуже. Последние же отчеты из Гонконга, датируемые текущей осенью, поражают воображение – процент людей, вернувшихся к нормальной жизни, больше не опасных для общества, колоссальный.

В отличие от большинства программ в мире, метадоновая терапия в Гонконге не преследует цели «вылечить» опиоидную зависимость, а предлагает долгосрочное лечение и поддержку тем, кто в ней нуждается.

Кроме этого, программа в Гонконге по факту оказывает эффективную профилактику распространения ВИЧ и существенно снижает уровень преступности. По данным Офиса ООН по наркотикам и преступности, уровень заболеваемости ВИЧ среди пациентов метадоновой программы не превышает 0,3-0,4%. Более того, именно в Гонконге, одном из самых опасных мест по части ВИЧ, заболеваемость вообще пошла на спад. Это притом, что объемы диагностики, количество проверок только выросли, причем существенно. Также в отчетах этой организации значится, что 28% пациентов имели уголовные обвинения до участия в программе, и только 4% были осуждены после включения в программу.

Если посмотреть на вопрос без демагогии и передергиваний, то с метадоновой программой мы имеем человека, который адекватен, может работать, отвечать за себя, не имеет повышенного риска заразиться ВИЧ и заболеть СПИДом, не несет никакой криминальной опасности. Без метадоновой программы мы имеем призывы к здоровому образу жизни «блюстителей нравственности» - с одной стороны и безнадежно больного, опасного, криминализированного до предела и разрушительного пациента – с другой. Будь то сын, муж, жена, мать, отец, да хоть сосед по лестничной площадке, по-житейски выбор очевиден. Наверное, иногда самые правильные решения принимаются именно с этих позиций.

Подготовила Светлана Бегунова 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям