Таалайгуль Сабырбекова: В последние годы не обновлялись важное диагностическое оборудование и оборудование, нужное для лечения рака

08:04, 16 Марта 2016

Сегодняшняя наша беседа – с Таалайгуль Сабырбековой, председателем общественного фонда Эргэнэ, оказывающего помощь онкологическим больным. Вопросы, касающиеся этой темы, остро звучат априори, всегда. Мы поговорим о причинах и путях выхода из кризиса этой медицинской отрасли в Кыргызстане.

- Вы во всех СМИ поднимаете очень острые вопросы, касающиеся онкологии, и они волнуют все общество. Чем эти темы обусловлены?

- Проблемы накапливались годами. Прежде всего это отсутствие национальной программы по контролю рака, то есть, отсутствие стратегии и видения, хроническое недофинансирование службы онкологии, за последние годы не обновлялись важное диагностическое оборудование и оборудование, нужное для лечения рака. Не производится обеспечение противоопухолевыми лекарствами. Прибавьте к этому отсутствие утвержденных клинических протоколов и то, что нормативная база не менялась много лет.

- Все это объективные факторы, а что относительно чисто человеческих, субъективных? Почему онкологи сами не поднимали эти вопросы? По нашим сведениям, коррупция наиболее высока в онкологии, как с этим бороться?

- Тут также все это складывалось годами. Коррупция ведь имеет свои объективные причины: низкая зарплата медиков, опять же, незавершенность реформ. Получается, они сидят в государственных зданиях, пациенты еще за все и платят, и, соответственно, онкологи себя хорошо чувствуют, им нет необходимости повышать уровень услуг. По закону все услуги онкологическому больному должны оказываться бесплатно, а фактически – платно. Проявление коррупции приобретает уродливые формы. Мошенничество медиков – одна из форм коррупции, и это стало возможно из-за отсутствия клинического протокола, где должен быть прописан алгоритм диагностики и лечения. К примеру, были случаи, когда представители онко-гинекологического отделения вместо направления пациентов на химиотерапию выписывали им биоактивные препараты. Такое лечение вводило в заблуждение пациентов, фактически способствуя утяжелению заболевания и смерти. По данным случаям проводились служебные расследования и выносились соответствующие кадровые решения.

- Что бы вы сделали для улучшения ситуации?

- Во-первых, надо распрощаться с бесплатной помощью в онкологии, за исключением, разумеется, детей и социально-уязвимых групп. Привести в порядок нормативные документы. Отказаться пока от статуса научного центра, а сделать его местом для получения качественной медицинский помощи – клинической больницей национального уровня. Я надеюсь, что это сняло бы напряжение с выборами за пост генерального директора и развернуло бы докторов от ажиотажа выборов к оказанию медицинской помощи и развитию службы. Разработать клинические протоколы с учетом экономических реалий, то есть, затратно-эффективных. В список жизненно-важных лекарственных средств внести все лекарства, рекомендуемые ВОЗ. Разрешить выписку противоопухолевых средств по рецептам врачам как амбулаторного, так и стационарного уровня. Эти меры повысят доступность химиотерапии. Все что я перечислила, не требует финансовых затрат и это можно сделать в кратчайшие сроки, при условии конечно, стремления к улучшению ситуации.

- А на что нужны средства?

- Надо срочно оснащать центры онкологии в Бишкеке и Оше современным оборудованием для лучевой терапии, лабораторных исследований и диагностики, инвестировать в обучение кадров. Вы знаете, что огромные деньги уходят в другие страны, так как наши граждане вынуждены уезжать на лечение за рубеж и платить за лечение там. Они могли бы оставаться здесь, если уровень услуг был бы выше.

- Мы сейчас все говорим о центрах, какова же ситуация в регионах?

- Нехватка кадров и диагностических возможностей остро стоит всюду в районных центрах семейной медицины. Плохая информированность населения о факторах риска, о симптомах болезни становятся причиной поздней постановки диагноза. Команда нашего фонда на прошлой неделе провела встречи с медработниками и населением в г. Ош по вопросам доступа онкологических услуг населению. По данным Ошского межобластного центра онкологии, на учете у них состоит 6600 онкологических пациентов, из них 50% нуждаются в паллиативной помощи, 30 % находится в крайне тяжелой стадии болезни. Как и везде, не хватает специалистов-онкологов. Дорогие химиопрепараты, отсутствие аппарата лучевой терапии, ложатся тяжелым бременем на плечи пациентов. Статистика области по онкозаболеваниям такова, что из 952 человек, впервые вставших на учет, у 34% диагноз рак выявлен на поздней стадии. Эти показатели подтверждают общую картину по стране.

- Значит, служба онкологии пущена на самотек, а как же сами граждане? Должны ли они нести ответственность за свое здоровье?

- Конечно, должны. Правильный образ жизни, отказ от курения и алкоголя, своевременный визит к врачу при появлении жалоб – это минимум, зависящий от каждого. Однако, без системной государственной программы по профилактике и ранней диагностики рака ситуация не изменится. Это уже доказано на примере развитых стран, не нужно создавать велосипед, можно использовать лучшие мировые примеры, адаптировать под нашу реальность и финансовые возможности.

Раннее выявление рака в значительной степени повышает шансы на успешное лечение и имеет фундаментальное значение для сокращения уровня смертности от этого заболевания. Лечение рака на ранних стадиях реже приводит к летальному исходу и чаще успешно, дает полное выздоровление. Исключения есть, но они всегда есть. К сожалению, многие больные в нашей стране не обращаются за медицинской помощью до тех пор, пока болезнь не перейдет на позднюю стадию развития.

Однако чтобы программа раннего выявления была успешной, должны быть готовы специалисты. Поэтому надо работать в двух направлениях, с одной стороны – ранняя диагностика и широкое просвещение, с другой – работа с кадрами и оснащение оборудованием.

При желании, при экономном и разумном подходе, можно минимальными усилиями добиться хороших результатов. Например, многие аспекты лечения и профилактики рака могут быть включены в программы с широким охватом населения, такие как здоровье матери и ребенка, сексуальное и репродуктивное здоровье, ВИЧ/СПИД, а также программы социального обеспечения и борьбы с бедностью.

- Выше вы отметили, что нужно разрешить выписывать лекарства от рака, можете подробнее остановиться, разве не должно государство помогать хотя бы лекарствами?

- По закону обязано, но последние пять лет для взрослых не было закуплено ни одного препарата. Я говорю про Национальный центр онкологии. Тендеры для детской онкологии срываются из-за отсутствия поставщиков. Объемы закупок маленькие и поставщикам не выгодно регистрировать лекарство, тратиться на транспортировку, хранение и нести другие расходы. Многие лекарства для лечения рака стоят дорого. Но давайте обратимся к результатам исследования, посвященного преодолению неравенства в борьбе против рака Гарвардской инициативной группы. Исследователи провели оценку во многих странах. Они высчитали, что при правильном управлении и использовании базовых непатентованных лекарственных средств, можно уложиться в 100 долларов за курс лечения рака. Тем не менее, цены на один и тот же продукт на всемирном рынке могут значительно отличаться в цене. К примеру, в наших аптеках большинство предлагаемых лекарств от рака в два раза дороже, чем в России или Турции.

- Недавно ваша организация вместе с волонтерским движением «Мы за Кыргызстан без рака» провели благотворительный вечер по сбору средств на морфин. Разве нет государственной программы по обеспечению обезболивающими лекарствами тяжелых больных?

- Программа государственных гарантий включает обеспечение лекарствами от боли больных раком на четвертой, последней стадии болезни. Это и «простые» обезболивающие как парацетамол, и мягкие опиоиды – трамадол, и самый сильный обезболивающий препарат – морфин. До 2015 года таблетированной формы морфина не было в Кыргызстане. Только в марте прошлого года он появился в стране, но в виду различных факторов до сих пор не появился в аптеках регионов. Пациенты, имеющие показания, могут получить лекарство почти бесплатно, для этого нужны рецепты специального образца от семейного врача. Аптека должна завести лекарство из склада в Бишкеке. И доставка до аптеки и хранение до отпуска больному должна сопровождаться особой охраной. Эти расходы несет частная аптека, и ей это не выгодно. Кроме того, выписка, отпуск, контроль за применением требуют от семейного врача заполнения множества документов и журналов. Все это становится барьером на пути больного к необходимому лекарству. Вот уже почти год, как рабочая группа из различных государственных ведомств, практических врачей и экспертов подготовила поправки/предложения и отправила в правительство два постановления, регулирующие выписку, отпуск, хранение морфина. И до сих пор документы рассматриваются. Вот эти барьеры и есть причина того, что сотни пациентов страны лишены таблеток, а врачи вынуждены обращаться за помощью к волонтерам. Вот, в результате и тема благотворительного вечера.

Для осведомления граждан об их праве на медицинскую помощь, на получение лекарств, ОФ Эргэнэ инициировал проект и провел более ста показов социального спектакля по республике. Были самые горячие отзывы от населения, что данный вопрос надо было решать еще раньше. Приводили примеры, как больные просто не доезжают даже до Бишкека на диагностику и лечение. Эти встречи стали возможны благодаря содействию Программы поддержки эффективного государственного управления (GGPAS) USAID. Как известно, в Кыргызстане первые места и по заболеваемости и по смертности занимают рак молочной железы и рак шейки матки. А ведь эти виды рака признаны излечимыми при условии раннего выявления. Учитывая огромные страдания, которые вызывает рак и которые можно предотвратить, решение существующих потребностей должно стать для нас нравственным требованием.

Аида Тастанова

Статья оплачена за счет средств ОФ Эргэнэ. Авторы несут ответственность за содержание статьи, которое не обязательно отражает позицию USAID или Правительства США.  

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям