Как пережить трагедию и остаться человеком

15:21, 18 Января

Падение самолета на мирно спящий поселок, смерть 38 человек, среди которых 17 детей и две беременные женщины, разрушение домов… Эта трагедия потрясла Кыргызстан. Когда прошел первый шок, люди начали делиться эмоциями и переживаниями.

Большинство пропустили ситуацию через себя, быстро мобилизовались и начали собирать помощь пострадавшим. Целые караваны машин едут на место катастрофы, везут продукты питания, теплые вещи, горячий чай для солдат и сотрудников МЧС, разгребающих завалы.

Соцсети полны личными ощущениями граждан, словами поддержки и скорби. Но есть и те, кто в этой ситуации начинает винить всех вокруг: государство, власть, Турецкие авиалинии и в целом Турцию. По мнению Перизат Асылбаевой, клинического психолога ОФ «Лига защиты прав ребенка», все это – реакция на стрессовую ситуацию, в которой оказалась вся страна. Каждый кыргызстанец в настоящий момент переживает состояние разрушения личной безопасности. Это выражается в апатии, отсутствии аппетита, а у кого-то - в написании агрессивных постов в соцсетях. Как вывести себя из этого психологического состояния и быть максимально полезным? Об этом в беседе с психологом.

- Перизат, Вы уже встретились с несколькими потерпевшими. Что можете сказать об их психологическом состоянии?

- Мы с коллегами посетили детей и подростков, которые пережили эту трагедию. С большинством из них уже поработали психологи. Есть одна особенность: чем младше ребенок, тем он легче переносит трагедию на первоначальном этапе. Например, мы работали с 6-летней девочкой, которая выжила, но потеряла двух братьев и маленькую сестренку, которой не было и двух лет. У нее состояние относительно стабильное. Но вот ее отец находится в тяжелом психологическом стрессе, который выражается в агрессии, беспокойстве и неусидчивости. На любую попытку психологов он дает жесткий отпор: «Чем вы можете помочь мне?». Он переживает первые стадии восприятия горя: сначала человек находится в состояния шока, «оглушения» от произошедшего, не может смириться, осознать и принять. Следующая стадия – злость или агрессия, когда он винит себя и других в трагедии. И нам даже представить сложно, что происходит у него внутри. Потерять сразу троих детей, которых ты ждал, растил, радовался каждому их шагу, которых родители больше никогда не обнимут, не прижмут к сердцу…. Это бесконечная боль… На этой стадии ему могут помочь близкие родственники, которые в настоящий момент окружают его своей заботой. В дальнейшем, конечно, необходима длительная психотерапевтическая реабилитация в комплексе с медикаментозной терапией.

- Что следует предпринять родственникам?

- Большой плюс в том, что рядом с теми детьми и подростками, которых мы посетили, были родные. 17-летняя девушка в момент крушения выбежала из дома, чтобы загрузить деньги на мобильный. Как только она вышла из дома, она увидела, как что-то белое надвигалось прямо на их дом. Потом она помнит взрыв, после которого потеряла сознание. Сейчас у нее психологическое состояние стабильное, она рада тому, что выжила, что рядом с ней родные, которым она снова и снова рассказывает подробности случившегося. Главное в такой ситуации – терпеливо выслушивать, не давать никаких оценок, а просто дать выговориться. Но позже есть риск развития посттравматического стрессового расстройства. Это могут быть нарушения сна, аппетита, частичная потеря памяти, вздрагивания от шума, различного рода страхи, избегания разговоров о катастрофе и другие. Часто бывает, что организм сам включает защитные функции и происходит частичная потеря памяти именно того момента, связанного со страшными переживаниями. Также стресс фиксируется и в теле. Дело в том, что тело имеет свою память. Здесь нужна не только работа с чувствами, деструктивными мыслями, но и телесно-ориентированная психотерапия. Поэтому я бы дала рекомендации родственникам обязательно обращаться за помощью к психологам для дальнейшей реабилитации пострадавших.

- В этой ситуации может быть полезно общение с журналистами, если нужно постоянно выговариваться?

- А вот это очень индивидуально. Большинство людей не хотят посвящать в личные переживания незнакомых людей, тем более, если они потом будут выставлены на всеобщее обозрение. В этом плане журналисты должны крайне взвешенно цитировать ощущения и эмоции пострадавших. Вначале им нужен покой, безопасное окружение.

Когда мы посещали больницу, то один из пострадавших, 15-летний подросток, спал, и мы не стали его беспокоить. Двоюродный брат, который ухаживал за ним, сказал, что он вздрагивает во сне, его пугает даже шум игрушечных машинок, с которыми играют дети в соседней палате. Это последствия психологической травмы – вздрагивание во сне, бессонница, ночные кошмары. Поэтому в данном случае психологи наоборот советуют лишний раз не беспокоить. Если пострадавшие не против интервью, то надо заключать с ними своего рода соглашение. То есть объяснить цель интервью, определить удобное время.

- На какие моменты нужно обратить внимание родным и близким?

- Очень опасно, если потерпевший сохраняет внешнее спокойствие. Плач, рыдание, даже агрессия – это нормальная реакция на горе. Если человек выплачется, то со слезами выходит его внутреннее напряжение. Намного хуже, если он не плачет. Очень опасно такого человека оставлять одного. То есть этот стресс не находит выхода, он пребывает в длительном эмоциональном напряжении, постоянно прокручивает внутри себя эти ощущения, и есть опасность, что он может сделать что-то с собой. Поэтому родственники должны очень внимательно следить, все время разговаривать, не оставлять его один на один со своими мыслями.

- Родственники потерпевших тоже пребывают в стрессе, у них горе и еще и ответственность за жизнь и здоровье близкого. Что посоветуете им?

- Не отказываться ни от какой помощи. Проговаривать свои переживания. Не стесняться слез и эмоций, так как негативные эмоции должны быть «утилизированы». Иначе они могут привести к так называемым «психосоматическим нарушениям», когда, например, может подняться высокое давление, спазмы в области желудка, головные боли и другое. В психологической помощи нуждаются не только пострадавшие, но и родственники, и даже те сотрудники, которые участвуют в раскопках тел. Например, среди участвующих в раскопках есть и молодые люди, которым всего по 18-19 лет. И видеть последствия катастрофы с частями тела или молодую маму, умершую с трехмесячным малышом в руках, – огромная нагрузка. Потому на месте крушения работала бригада врачей и психологов из Республиканского центра психического здоровья, которые сопровождают этот процесс.

- Не только родственники, но и посторонние люди переживают эту трагедию как свою личную. Как быть в этой ситуации?

- Действительно, все, кто узнал об этой трагедии, постоянно перечитывают новости с новыми и новыми подробностями, пребывает в шоковом состоянии. Что произошло? По сути каждый человек пропустил эту ситуацию через себя, своих близких. Во-первых, из-за масштабности катастрофы потерялось ощущение личной безопасности. Люди вдруг осознают, что в любой момент может произойти какая-то катастрофа, которая разрушит всю нашу жизнь, быт, планы на будущее, семью. Во-вторых, появляется осознание несправедливости мира. Мы ощущаем себя песчинками перед стихией и катастрофой. Это страшно осознать и принять. Поэтому мы, даже понимая, что пора абстрагироваться, снова и снова читаем все новую и новую информацию о трагедии. Тем самым входя в ступор и все больше загоняя себя в состояние стресса. Те, кто мобилизовал свои силы и пошел помогать потерпевшим, собирают продукты, оказывают посильную помощь, нашли самый правильный выход этому внутреннему напряжению. А есть те, кто не в силах что-то предпринять, и, возможно, это осознание собственного бессилия и порождает такие агрессивные посты в соцсетях, в которых они обвиняют всех и вся. То есть каждый человек по-разному реагирует на стресс и находит выход из него.

- Так как все-таки выйти из этого состояния ступора, когда невозможно работать или сконцентрироваться на чем-то?

- Во-первых, надо прислушаться к своим внутренним, телесным ощущениям и оценить, как именно у вас ощущается стресс и тревога. Если нет возможности обратиться к специалистам, то можно применить техники по снятию напряжения. Например, сесть, спокойно подышать и попробовать определить, где конкретно в теле вы чувствуете напряжение. Это может быть в голове, в виде «сжимания в обруч», в груди, «ощущения тяжести или кома в горле», дрожание рук или дрожание по всему телу, слабость. После этого нужно сделать несколько глубоких вздохов через нос, с задержкой дыхания на несколько секунд и в том месте, где вы чувствуете напряжение, попробовать максимально усилить его, а потом с выдохом наоборот максимально расслабить это место. Повторить это несколько раз и почувствовать, как негативные эмоции покидают вас с каждым выдохом. Энергия воздуха – самый доступный вид энергии, который вы можете обновить. Закройте глаза и повторите несколько раз: «Я организован! У меня есть силы работать! Я могу быть полезным! Моя работа – это помощь…» Если у вас есть возможность, окажите помощь пострадавшим либо как волонтер, либо финансово. Главное – действовать, не концентрироваться на чувстве собственной беспомощности и не взращивать внутри себя тревогу, а оказать посильную помощь. Тогда состояние стресса постепенно будет заменять чувство расслабления. Можно еще поработать с теми мыслями, которые вас беспокоят. Постараться найти что-то позитивное, например: «Как много людей отзываются и предлагают помощь пострадавшим», «Сколько у нас в обществе отзывчивых и добрых людей», ведь беда разбудила много человеческого в нас и помогла осознать нам ценности, на которых держится мир. Но, конечно, на все требуется время.

Подготовила Лейла Саралаева 

Фото Вячеслава Оселедко

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям