Как войлочные барсы до Америки добрались

08:48, 25 Августа

В высокогорных селах Энельчек, Ак-Шийрак и Караколка, которые окружают с разных сторон Сарычат-Эрташский заповедник, живут рукодельницы, которые создают оригинальные сувениры в виде снежных барсов. Эти мягкие фигурки, а также войлочные подставки под кружки и футляры для очков собирают по селам и раз в полгода отправляют в далекий американский Сиэтл, где продают в магазинчиках зоопарка любителям «хэндмэйда». Вырученные деньги – хорошая прибавка к семейному бюджету.

Но так было не всегда. Как и во всем Кыргызстане, жизнь в этих селах, а значит, и быт сельчан, делится на «до» и «после». До развала Союза в этой местности обнаружили богатые запасы олова и начали разрабатывать месторождение. К отдаленным поселкам строилась дорога, отстраивались многоэтажки для горняков, появлялась инфраструктура – школы, детские сады, поликлиники, клубы. Как это принято было в союзные времена, обеспечение – московское, то есть, сюда поступали лучшие товары и продукты. Жители поселка трудились на благо Родины и не беспокоились о будущем.

Все рухнуло в одночасье, вместе с огромной страной СССР. Русскоязычные специалисты быстро выехали из поселка, осталось коренное население. Как могут выжить горняки, если ни скота, ни огорода нет? А тут, совсем рядом в заповеднике деликатесы – козероги, архары. Позже в села стали наведываться темные личности, которые хотели купить шкуру снежного барса за хорошие по тем временам деньги – 40-50 тысяч сомов. Вот тогда и началась неконтролируемое истребление этого краснокнижного животного и его кормовой базы – горных архаров и козерогов.

В результате всего за два десятилетия популяция снежного барса в Кыргызстане уменьшилась с 1500 особей до 300.

Фарида Балбакова, руководитель проектов WWF (Всемирного фонда Дикой природы), вспоминает: «Когда мы начали работать с местным населением и уговаривать не истреблять барсов и архаров, сурков, они возмущенно спрашивали: «А как нам выживать? Как нам кормиться?» Было очень тяжело сломать устоявшийся быт и сознание людей, у которых уже сложился чисто потребительский подход. С другой стороны их можно понять, они действительно выживали».

К тому времени дорога разрушалась, и люди добирались до этих сел 4-5 суток. Никто никого не контролировал и ничего не запрещал.

«В 2002 году к нам приехали сотрудники Глобального фонда по сохранению снежного барса и впервые рассказали о том, почему важно сохранить это животное, – вспоминает жительница села Ак-Шийрака Чолпон Турганбаева, в прошлом метеоролог, но, как и все сельчане, оказавшаяся без работы и без средств к существованию. – До этого все мужчины села занимались охотой и тем кормили свои семьи. Браконьерство было обыденностью. А сотрудники фонда впервые предложили альтернативу – обучили женщин рукоделию и пообещали выкупать эти сувениры за хорошие деньги».

С тех пор из 50 семей села Ак-Шийрак рукоделием занимаются 40 человек – мужчины и женщины, старики и дети. Чуть позже подобный проект организовал и WWF.

«Мы начали работать в Центральном Тянь-Шане с 2009 года с создания эко-сети регионов, где обитают мигрирующие животные и проживают люди. В то время остро встала проблема сохранения снежного барса, и мы начали работать с населением по пяти направлениям. Первое – мониторинг биоразнообразия и кормовой базы самого снежного барса, второе – усиление потенциала Сарычат-Эрташского заповедника, третье – экопросвещение местного население, четвертое – предложение альтернативных видов доходоприносящей деятельности, и пятое – создание в селе местного фонда развития. Фонд нужен для того, чтобы у населения были денежные средства, они могли ими распоряжаться по своим нуждам, для этого они подписывают договор и обещают, что не будут сами браконьерствовать, и другим не позволят. То есть не будут пускать на ночлег залетных охотников, ни поить чаем, ни сопровождать. И когда мы начали работать с местным сообществом, это дало большой эффект, очень быстро прекратились факты браконьерской охоты на снежного барса», - объясняет Фарида Балбакова.

Еще один успех – в декабре 2015 года Чолпон-эже принимала участие в международной выставке горной продукции, в Индии, в Дели, где принимали участие более 50 горных стран. И продукция Чолпон-эже – футляры для очков и войлочные барсы – попали в каталог горной продукции, как изделия высокого качества.

«Как только появились эти проекты – Глобального фонда по сохранению снежного барса и WWF, – наша жизнь изменилась в лучшую сторону. Мы можем зарабатывать, можем взять кредит из фонда на развитие бизнеса. Мы не знали, что снежных барсов осталось мало. Благодаря семинарам, нам рассказали, что мы обязаны охранять этих прекрасных животных и их пищевую базу», - признается Чолпон-эже.

По мнению Фариды Балбаковой, самое главное, что новое поколение сельчан – дети и подростки – намного бережнее и трепетнее относятся к животным.

«Мы начинали работать с детьми, устраивали конкурсы рисунков, стихов, школьных сочинений. Дети описывали повадки архаров и козерогов, и в конце простодушно добавляли: «Мясо козерога очень вкусное». Дети не врали. Чтобы побороть эту психологию, я написала пьесу, и каждый актер играл какого-то животного – барса, козерога, архара. Когда ребенок играет в театре роль, он проникается, начинает задумываться об их истреблении. Позже, на спектакли стали приходить родители, а потом и взрослые начали играть в спектакле. Сегодня в трех селах стало доброй традицией проводить экологические праздники, а раз в год грандиозный Фестиваль снежных барсов в одном из трех сел» - заключает Фарида Балбакова.

Лейла Саралаева

Фото Вячеслава Оселедко

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям