Как живется инвалидам в Кыргызстане?

09:12, 11 Мая

Eще недавно людей с инвалидностью было принято называть жутковатой аббревиатурой ЛОВЗ – люди с ограниченными возможностями здоровья. Как бы политкорректно. Но на самом деле словосочетание «ограниченные возможности» как нельзя лучше иллюстрирует истинное положение в области прав, доступа к любым услугам и вообще условий жизни людей, получивших повреждения, не позволяющие им сказать о себе «я абсолютно здоров».

Не заразиться бы?

По официальным данным, в Кыргызстане насчитывается более 160 тысяч человек с инвалидностью. Неофициальные данные независимых экспертов предлагают прибавить к этой цифре еще как минимум 50 тысяч. Как они живут? Чаще всего ужасно. По все тем же официальным данным, 80 процентов из них – за чертой бедности. Пособия у них, как правило, минимальные, от 1500 до 3500 сомов. Можно прожить на эти деньги, учитывая лекарства? Вопрос риторический.

А если инвалид и не живет в бедноте, то уж точно не попадает в число равноправных граждан. Устроиться на работу инвалиду практически нереально, работодатели нетерпимы к таким особенностям. Да что там на работу, увидеть три ближайших к дому квартала – и это проблема.

«Мы очень редко встречаем людей с инвалидностью на улицах города. Конечно, наш народ открыто не демонстрирует пренебрежение к ним, но все равно при виде какого-нибудь безногого или безрукого пытаемся отойти подальше, делаем вид, что не видим, а многие родители не хотели бы, чтобы их дети играли и дружили с инвалидами. То есть люди попросту боятся их, не знают, как правильно относиться, «вдруг можно заразиться». Одно время их просто изолировали, потом для них строили интернаты, где они лечились, учились и жили. То есть не было им места среди «нормальных людей».

Сейчас они так же вынуждены сидеть дома либо в специальных учреждениях на попечении родственников или государства, так как не могут без посторонней помощи спуститься по лестнице, перейти дорогу, войти в узкие двери, делать покупки, пользоваться общественными местами досуга и тем более работать», - говорит эксперт USAID Касиет Карачолокова.

Безысходность

Если у инвалида нет родственников, которые помогают с деньгами, продуктами и лекарствами, обслуживают и выводят на воздух, то жизнь такого человека превращается не только в тюрьму (по нашим улицам в коляске не наездишься, из подъезда не выйдешь, а общественным транспортом вообще не воспользуешься), но и голодный и холодный ужас. Тут говорить об инклюзивном образовании уже даже как-то неловко. Если родственники есть, то вся нагрузка приходится на них, и такой судьбе не позавидуешь.

Мираиде 16 лет, живет со своей семьей. Когда девочке исполнилось семь лет, ее родители приняли очень сложное решение временно поместить ее в Джалал-Абадский интернат. Мама девочки, Жаныл, в поисках работы поехала в соседний Казахстан, и с ее отъездом девочка осталась без присмотра. Спустя три дня после отъезда ей позвонил муж, который сказал, что больше не может выносить слез дочери, и она вернулась домой, чтобы ухаживать за дочерью. Позже девочка сама отпустила маму, понимая, как трудно приходится ее семье жить без денег, но и вторая попытка оказалась безуспешной.

«Несмотря на все усилия нянечек, Мираида не могла успокоиться. Она плакала дни напролет», - вспоминает Жаныл. И с тех пор Жаныл больше не предпринимала дальнейших попыток поиска работы за пределами страны.

Не все дается легко. Жаныл ухаживает за своей престарелой матерью, которой исполнился 81 год, она, как и Мираида, не может ходить. Помимо Мираиды и матери у нее на руках еще две дочки и приемный сын. Ее муж прилагает все усилия, чтобы прокормить семью, но иногда он чувствует безысходность и еле сводит концы с концами», - рассказывают эксперты ЮНИСЕФ.

Картина настолько типична, что отличаются лишь детали… Безысходность – это практический лейтмотив подобных историй. Пособия крохотные, и никаких рычагов, позволяющих получить помощь, особо нет. А ведь все могло бы быть иначе…

Почем конвенция?

Кыргызстан в 2011 году подписал Конвенцию ООН о правах лиц с инвалидностью. Это было сделано по инициативе Розы Отунбаевой, тогда она возглавляла страну. Теперь конвенция должна пройти ратификацию в парламенте. Но по истечению шести лет ничего не происходит. Тем временем в Казахстане, России и других странах, которые предприняли попытки подписания конвенции позже нас, уже ратифицировали этот документ.

Основная цель конвенции – обеспечение инвалидов гарантией реализации тех же прав, которые предусмотрены для всех. Инвалиды должны иметь возможность жить полноценной жизнью. Ведь среди них много и тех, кто в состоянии внести свой вклад в развитие страны. Она направлена на обеспечение полного участия лиц с инвалидностью в гражданской, политической, экономической, социальной и культурной жизни общества, устранение дискриминации, а также на создание эффективных механизмов защиты прав инвалидов. Другими словами, если мы считаем себя цивилизованным государством, обойти этот момент никак нельзя.

«Ратификация Конвенции о правах лиц с инвалидностью потребует государственных вложений на сумму 30,6 млрд сомов. Если разделить план мероприятий, на которые будут потрачены эти деньги, на три части, то выходит примерно вот что: 5,1 млрд сомов на инфраструктуру, 1,6 млрд на прочие расходы, и самая большая часть – 23,5 млрд сомов – на жилье для людей с инвалидностью», – говорит эксперт Фонда развития социальных услуг Бурул Суйуналиева.

Надо отметить, что эта сумма должна быть затрачена в 10-летний период, поэтому не станет особой проблемой для государства. Плюс доноры готовы помочь.

«Все необходимые документы, рекомендательные письма, справки, проекты постановления нами проработаны и переданы в правительство и депутатам.

Но по-прежнему нет результатов. Это связано с тем, что не совсем дальновидные чиновники и политики видят или хотят видеть в ратификации некую сложность для страны в виде обязательств, объясняя это тем, что при ратификации Кыргызстан становится частью международного договора, при котором будет обязан выполнять требования конвенции. Но там есть ряд норм, по которым нужно выполнять прописанные требования конвенции. То есть для полного выполнения требований нам необходимо еще ратифицировать факультативный протокол. После ратификации дается 2 года для приведения в соответствие национального законодательства, а потом нужно отчитываться в комитете ООН.

То есть и помощь будет, и возможности есть. Мешает, по сути, упертая бюрократия чиновников», - рассказывает президент фонда «Оказание юридической помощи инвалидам» Толкунбек Исаков.

Заморский опыт

И для контраста – а как должно быть? Это тот случай, где опыт Запада имеет смысл перенять или хотя бы учитывать. И речь не о размерах пособий...

США по праву считается одной из самых благоприятных стран для проживания инвалидов. Все начинается с малого – улицы городов обустроены для передвижения инвалидных колясок. Повсюду расположены пандусы, лифты и специальные подъемные механизмы. Кроме того, само отношение к инвалидам в этой стране более чем уважительное. Автомобили пропускают людей с ограниченными возможностями, а места на парковке, где нарисовано инвалидное кресло, никогда не займут «большие дяди на больших машинах». У тротуаров на перекрестке скошен бордюр, чтобы можно было съехать на коляске, не подпрыгнув до зеленого огня светофора. Вы не найдете многоквартирного дома без лифта, нет там и домов с таким лифтом, в который не поместится коляска. Если же лифта все же нет в силу малоэтажности, то помимо лестницы предусмотрен пандус для коляски. В тех общественных местах, где двери открываются вручную, рядом непременно есть еще одна, с кнопкой, как у дверного звонка, на соседней стене, но на расстоянии вытянутой руки, доступном для сидящего человека. Подкатил инвалид на своем транспортном средстве, нажал, и именно эта дверь откроется автоматически. Вы не поверите, но даже в примерочных магазинов одежды, где все кабинки стандартного размера, у самого входа (чтобы не искать в глубине) располагается более просторная, со специальным знаком, куда свободно может въехать инвалидная коляска. Инвалид, как и любой другой человек, имеет право примерить обнову перед покупкой, но кроме права он еще имеет такую возможность.

Британия тоже не уступает. Все британские городские автобусы оснащены платформами, по которым без труда в салон поднимаются инвалиды и мамочки с детскими колясками.

Надо заметить, что инвалидные кресла модернизируются в Британии с невиданной скоростью и раздаются бесплатно за счет меценатов и благотворителей. Туалеты для инвалидов в Британии оборудованы массой новейших специальных приспособлений, помогающих этим людям. Эти специальные туалетные комнаты имеются в каждом мало-мальски крупном супермаркете, во всех местах общественного пользования и даже в служебных офисах. И это неудивительно: примерно 19 процентов всех работающих британцев имеют инвалидность. Еще 13 лет назад дискриминация при приеме инвалида на работу была в Британии фактически узаконена. Однако в 1995 году к этому закону была принята поправка, серьезно затруднившая работодателю отказ соискателю-инвалиду.

К инвалиду в Канаде прикрепляется сиделка, которая день и ночь ухаживает за своим подопечным. Стоит отметить, во время пребывания в реабилитационном центре государственная программа предусматривает переделку дома для человека с ограниченными возможностями. Если дом двухэтажный, поставят специальный лифт, который будет доставлять человека на второй этаж. Кроме того, вся техника в доме будет поставлена с учетом того, что инвалид передвигается на коляске, т.е. становится значительно ниже ростом. Входные замки переделывают на электрические. Это делается для того, чтобы открывать их при помощи кнопки на коляске.

Продолжать не имеет смысла. Стоит задуматься о том, есть ли у нас при отсутствии даже сотой доли этих условий основание называться цивилизованным государством.

Подготовила Светлана Бегунова 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям