Легенда о Барсе

15:12, 25 Августа

Одно из самых удивительных животных в мире – снежный барс. Овеянное легендами и сказаниями полумистическое существо, олицетворяющее красоту, силу и свободу, – вот его фольклорный портрет.

Для многих азиатских народов снежный барс – символ силы, благородства и власти. Фольклор народов Азии полон историй и легенд об этом неуловимом хищнике. Скрытный характер и неправдоподобное умение молниеносно растворяться среди склонов и скал сделали его любимым персонажем для сказочников и поэтов всех эпох.

Барс ускользающий

Если сравнивать илбирса с другими представителями семейства кошачьих, то именно о снежных барсах науке известно меньше всего. Живет в горах, охотится ночью, тщательно избегает человека, но не нападает на него никогда. Скудные сведения о жизни снежных барсов почти без изменений кочуют по различным справочным изданиям и на протяжении многих десятилетий мало чем пополняются.

«Горы – обитель духа. Когда сидишь на вершине, там нет ничего мешающего. Настоящий альпинист наверху перестает говорить. На вершину идут посмотреть, послушать, почувствовать. Даже мысли исчезают. Тут нужно определенную структуру иметь внутри, нужно вытащить эту структуру наружу. В горах побеждаешь только себя. И в этой обители духа традиционно существовал только один хозяин из царства зверей – снежный барс. Забирается он на высоту до 6 тысяч метров. Живет в чистоте, в первозданности. Все энтропийные процессы здесь близки к нулю. И барс здесь – в гармонии. В определенном смысле он здесь как бы на вершине гармонии. Главное для него – жить, а не убивать. Если он убьет без надобности – то его же первого это нарушение и долбанет. Можно даже предположить, что снежные барсы в горах играют примерно ту же роль, что дельфины в морях и океанах. Материализованная игра силы и радости», - говорит исследователь, биолог, путешественник Василий Климов.

Первое упоминание и изображение снежного барса под именем Once было дано в 761 году ученым Жоржем Бюффоном, который указывал, что сей дикий зверь обитает в Персии и дрессируется для охоты. Первое научное описание было произведено под названием Felis uncia немецким медиком и натуралистом Иоганном Шребером в 1775 году. Позднее, в 1830 году, вид был описан Христианом Эренбергом под названием Felis irbis. В 1855 году Томас Хорсфилд описывает его под названием Felis uncioides. За почти трехвековую историю ученые продвинулись не слишком значительно.

Барс наступающий

Зато символических или мистических ссылок – хоть отбавляй. В авторитетнейшем справочнике «Мифы народов мира» можно найти любопытную информацию на эту тему. Мифологический образ снежного барса, как животного, на котором или в шкуре которого предстает герой, характерен для очень многих народов. И география далеко не ограничивается ареалам распространения самого животного. За примерами далеко ходить не надо. В армянском мифе, переданном Мовсесом Хоренаци, рассказывается о трех близнецах, рожденных на священных животных: барсе, льве и драконе. Образ героя, одетого в леопардовую или барсовую шкуру, известен в греческой (у Гомера Менелай и другие герои на поле боя) и грузинской традициях (у Руставели). Вероятно, фольклорный образ героя в шкуре снежного леопарда восходит к более древней символике членов тайного общества «людей-леопардов». Намеки на «белого леопарда» известны, в частности, у ряда африканских народов, несмотря на то, что в Африке барсы не водились. Символ леопарда, или барса, как священного животного использовался также в западноевропейском средневековом эпосе и литературе Средневековья и эпохи Возрождения. Доказательств не счесть: явление «белого леопарда» в пророческом сне героя «Песни о Роланде», видение барса, льва и волчицы в первой песне «Ада» Данте. Примеров достаточно.

«Барсы являются широко распространенными тотемами не только у тюркских, но и у других народов. Среди археологических находок нередки различные ювелирные украшения типа браслетов в виде фигурок барса, бронзовые статуэтки мужчины или женщины верхом на барсе, причем женская фигурка – с ребенком на руках. Нередко барс изображался крылатым и рогатым, что являло его связь не только с землей, но и с небом. Соседство с барсом считалось приметой избранности, счастья. Культ снежного барса уходит в глубокую древность и отчетливо проявляется в скифо-сакскую эпоху. Крылатый снежный барс встречается и в наскальных рисунках древних людей, живших в районе огромной Алтае-Саянской горной системы. По представлениям монголов, хакасов, тувинцев и алтайцев барс является представителем высших небесных сил на Земле, становится тотемом – первопредком – и хранителем рода», - рассказывает исследователь Юрий Логинов.

Барс защищающий

Под защитой этого прекрасного животного находится и наш народ. В 1991 году был утвержден действующий вариант герба Бишкека, который представляет собой прямоугольный силуэт крепости, где внизу под ломаной чертой гор крупными буквами нанесена надпись «Бишкек», а над ними, на стене крепости, изображен белый квадрат с белым снежным барсом в центре лазоревого круга.

По поводу появления барса на нашей земле есть красивая легенда. Высоко в горах, в одном из лесистых ущелий, на берегу быстротекущей реки, жил вдалеке от селений охотник по имени Чабыт-анчы (добычливый охотник). Жил он в большом, но довольно мрачноватом гроте, питался тем, что добывал на охоте, спал на шкурах добытых им животных. И не было в окрестности ни одного места, где бы он не побывал, и где бы ни ступала его нога. Он был добрым человеком и добычу свою всегда делил с айылчанами.

Как-то раз решил он сходить в более далекий высокогорный район и посмотреть, что там произрастает, какие животные там водятся. Он утром встал пораньше, закинул за спину походный мешок, взял лук и стрелы и, позвав свою собаку, бодро зашагал вверх по ущелью. Через несколько часов он вышел к альпийским лугам. Это был мир непуганых птиц и зверей. Вдруг в небе он увидел летящую большую черную птицу Алп-Кара-Куш (черная птица-великан, гигантский беркут), которая что-то несла в своих когтях. Ее добыча отчаянно пищала, и душа охотника отозвалась на этот крик о помощи. Он схватил свой лук и, натянув тетиву, пустил стрелу. Был охотник метким стрелком, и его стрела ранила беркута прямо в грудь. Птица затрепетала, планируя, полетела вниз и упала в гущу кустов. Когда охотник подбежал к ней, птица была мертва, а возле нее сидели двое детенышей каких-то невиданных в этих краях зверят. Охотник накормил их птичьим мясом, взял в руки и понес в свою пещеру. Там он положил их на шкуры и оставил их жить у себя.

Время шло, зверята росли. Через некоторое время самка принесла приплод, потом зверей стало уже больше сотни. Постепенно из года в год они расселялись высоко в горах, предпочитая участки небольших открытых плоскогорий, пологих склонов и узких долин, покрытых альпийской растительностью, которые чередуются со скалистыми ущельями, нагромождениями скал и осыпей. Они помнили человеческую доброту и никогда не покушались на человека, даже если неразумные охотники и добывали их шкуры. Хребты, где они обычно держались, как правило, отличались склонами большой крутизны, глубокими ущельями и выходами породы. И вот по месту обитания люди, которые их встречали, стали называть их илбирсами – снежными котами.

«В легендах и мифах кыргызского народа барс встречается. В одной из древних легенд XI века приводится небольшой эпизод о том, как двое знаменитых местных охотников Кайрат-анчы (храбрый охотник) и Жүрок-анчы (бесстрашный охотник) отправились в горы на охоту и остановились отдохнуть около пещеры. Вдруг они увидели, что по горной тропинке идет к ней местный шаман (бакшы) и скрывается там. И когда охотники собрались идти дальше, из пещеры вышел илбирс и скрылся среди горных скал. Охотники забеспокоились и бросились в пещеру, но там никого не было.

– Где же шаман? – спросил Жүрөк-аӊчы.

– Я думаю, что это был он, – ответил Кайрат-аӊчы.

Охотники много раз слышали о таких превращениях, поэтому не сильно удивились и пошли дальше по своим делам. Но когда они вернулись в свой айыл, то рассказали об этом случае всем сельчанам, и этот случай навечно остался в летописи народа. Все эти трогательные легенды и мифы отличаются очень глубоким, искренним уважением к снежному барсу», - говорит историк Юрий Беляков.

Уважение – самый хрупкий из социальных инструментов. Именно его нам жизненно необходимо возродить, развить и сохранить. «Снежный барс у кыргызов издревле был священным животным. Он и леопард считались покровителями кыргызских батыров. Не случайно первого кыргызского правителя звали Барсбек. Из истории известно, что один наш джигит, пройдя через арабские пустыни, добрался до Мысыра (Египта) и благодаря своему мужеству и мудрости был провозглашен султаном. Его звали Бейбарс-султаном. В эпосе «Манас» говорится, что одним из покровителей Манаса Великодушного был белый леопард, снежный барс. В своем последнем романе великий писатель Чингиз Айтматов много внимания уделил снежному барсу. И не случайно книга называется «Когда падают горы». Если в былые времена в горах Кыргызстана обитали 600 барсов, то, по последним данным, сегодня насчитывается всего лишь 300 особей. Не случайно великий кыргызский кинорежиссер Толомуш Океев свой последний фильм назвал «Потомок белого барса». Это картина о кыргызах. Этого всего более чем достаточно, чтобы мы встали на защиту этого красивейшего животного», - это цитата из одного из выступлений главы нашего государства Алмазбека Атамбаева. Думается, что с этим утверждением не станут спорить даже самые убежденные оппоненты президента.

Подготовила Светлана Бегунова

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям