Кыргызча

Легко ли быть мужиком, или Антифеминистская ода

07:40, 1 Марта

Мы, женщины, привыкли обвинять мужчин во многих смертных грехах. Мы любим с долей иронии вздыхать: «Да, мужчины нынче совсем не те, что были раньше!». Но не задумываемся, почему это происходит. В День защитника Отечества можно попробовать взглянуть на сильный пол с другой стороны.

Любили русские классики воспевать непростую женскую долю. Никого не удивишь ни конем, ни горящей избой, ни за год заработанной собственным горбом квартирой. Сама-сама-сама.

Мы, мол, женщины, покрепче мужика будем. Ну как бы можем. Если можем – это круто. Если нет – то, значит, с мужем не повезло. Ведь никто от нас успехов, в принципе, не ждет. Какой с женщины спрос? Она же девочка. Пусть мужчина. Это его долг и прямая обязанность. Он нам по жизни должен. А легко ли быть мужиком?

Представьте, сколько истерик в год приходится на долю среднестатистического мужчины. Сперва – от мамы, потом от жены, потом еще от дочерей. Дни, когда все вроде бы как обычно, но почему-то случается маленький конец света. И непонятно, в чем он виноват (ведь виноват абсолютно точно!).

Сколько «концертов» и «ой, я обиделась, сама не помню, за что» ему приходится выслушивать. Каждый день! Ты меня не любишь, ты не сказал, что я красивая, ты не так посмотрел, тут промолчал, тут зачем-то пошутил. И все, мир не может быть прежним.

А наши требования к мужчинам, которые сами себе противоречат: «Хочу много денег и чтобы все время был рядом»? Тогда ему должны платить вы сами за каждый час. А как иначе? Или «хочу много всего материального, но почему ты столько работаешь?»

Только представьте себе примерный лист требований к мужчине. Хочу, чтобы был решительным и никогда не обижал, чтобы был брутальным, но вообще люблю романтику, и чтобы со мной всегда был нежным. У нас это как-то вмещается в мозг. А у них? Такое ощущение, что мужчине нужен тумблер переключения режима работы – моментальный. Чтобы она попросила нежности – он быстро вошел в режим «нежный», потребовалась его сила – включаем режим «брутальный», а потом еще переключили несколько раз туда-сюда. Захотели – попробовали режим «эмоциональный», потом – «слушатель», потом – «романтик»… Мне кажется, если бы такой тумблер существовал, через год он бы уже пришел в негодность, потому что его бы туда-сюда задергали.

С самого раннего детства мальчиков начинают ущемлять в правах. Впервые с жестокой реальностью они сталкивается в песочнице. Это происходит, стоит только маленькой златоглавой принцессе с голубыми глазами положить глаз на лопатку копошащегося рядом малыша, закатить легкую истерику и сказать «хочу». И тут же мальчик слышит: «Отдай девочке игрушку. Ты же мальчик». Еще ничего не понимающего ребенка заставляют отдать любимую вещицу барышне, мальчонка собирается пустить скупую мужскую слезу… Но не тут-то было. Эээ! Ну-ка не реветь. Ты же мальчик. Мальчики не плачут. Довольно ухмыляясь, девчушка уносит отобранный трофей, напоследок треснув мальчугана той самой лопаткой. Вот бы тут дать сдачи. Но… Эээ! Ну-ка стой! Девочек обижать нельзя. Начинает ли в этот момент мальчишка задумываться о несправедливости жизни? Женщинам не понять.

Воспитание продолжается. Мальчик должен заниматься спортом, быть сильным, ловким, уметь за себя постоять и носить на груди значок ГТО. Иди вмажь ему. Будь пацаном. А у него, может, тонкая душевная организация, и он хочет вышивать бисером. Или пойти на курсы кройки и шитья и затмить Коко Шанель. Что?! Чтобы в нашей семье да такой позор? Только хоккей, только хардкор.

Дальше мальчик растет. Начинается противный переходный возраст, когда одноклассницы уже отрастили третий размер, красят губы и напропалую гуляют со старшеклассниками, а мальчик путается у них под ногами со своими прыщами. Ладно, с горем пополам и сам дорос до первых свиданий.

Что должен мальчик? Правильно, проявлять инициативу. Сделай первый шаг. Ты же мужчина. Не будь тряпкой. Подойди, познакомься, возьми телефончик. А та самая, из песочницы, уже выросшая голубоглазая принцесса рассмеется ему в лицо и скажет: «Слышь, парнишка, иди-ка ты лесом». Вот где травмы на всю жизнь и незавершенные гештальты. И что же наши мужчины? Опускают руки и уходят в монастырь, возненавидев златоглавых принцесс? Не тут-то было. Они пытаются снова и снова. Геройство, не меньше.

От мальчиков всегда ждут больше, чем геройства. Мы безжалостно выносим вердикты его деловым, мужским и отцовским качествам, приклеиваем ярлыки и любовно лелеем в своем сознании розовую мечту о мифическом принце, чем-то похожем на универсального солдата или спасителя Вселенной.

Так в нашем сознании закрепляется недостижимый идеал мужчины, напоминающий Брэда Питта и добродушного Шрека одновременно. И мы старательно сравниваем с ним встречающихся на нашем пути мужчин. Редкие мужские экземпляры, между прочим, выдерживают такое сравнение.

В первобытном обществе они были охотниками и воинами. От них требовались физическая сила, решительность, терпение и молчаливость, чтобы подстеречь добычу и нанести точный удар. Даже корень русского слова «мужество» говорит о том, что смелость и выдержка изначально считались мужскими чертами. Другие ценные свойства мужчин – представления о чести, дисциплина, уважение к иерархии и лояльность – позволили построить важнейшие общественные институты и сформировать структуру современного общества, основанную на мужской власти. В образ идеального мужчины также входят самообладание, активность, независимость, логика и стремление к победе.

Но все те качества, которые исторически были нужны для выживания и защиты, теперь все чаще осложняют жизнь в семье и в паре, ограничивают возможности развития личности мужчины. В частности потому, что в коллективном бессознательном с этими бесспорными достоинствами «сцеплены» такие неприемлемые сегодня черты, как агрессивность, грубая сила, стремление к господству над женщиной. То есть на силу практически наложено табу, женщине она больше не нравится! Слабость – тоже. И что делать бедному мужчине?

Теперь, когда женщины завоевали финансовую независимость, добились равноправия в труде и обрели сексуальную свободу, вековой фундамент мужской власти пошатнулся. Им больше не за что держаться! Поэтому они такие нервные, бестолковые, скупые и беспомощные.

А задумывались ли когда-нибудь, мы, милые женщины, как тяжела шапка Мономаха, которую наши мужчины общими усилиями общественного мнения вынуждены на себе нести? По силам ли им груз далеких от реальности и здравого смысла требований, которые мы к ним предъявляем? Чтобы и сильными были, и чувственными, и щедрыми, и понимающими – не меньше, чем сам Бог?

Они ведь не боги, не шреки и не бэтмены, они простые жители планеты, несовершенные – как и мы! И, представьте себе, именно в этом их прелесть! В их несовершенстве.

Оно дает нам возможность насладиться созерцанием живой, настоящей человеческой натуры, которая способна развиваться и изменяться вместе с нами, меняясь под воздействием жизни и от нашего непосредственного живого участия.

 

Люди как глина: живой материал, который в руках друг друга превращается в нечто большее. Вот тут мы становимся сообщниками. «Два сапога пара», «муж и жена – одна сатана», «с кем поведешься, от того и наберешься» – это все о нашем тесном человеческом взаимодействии и взаимовлиянии.

 

Мы одинаково ответственны за созидание друг друга и наше общее движение вперед. И в том, что мужчины какие-то не такие, присутствует львиная доля наших собственных усилий. Не верите?

Помните мечту героини старого фильма «Москва слезам не верит» в исполнении Муравьевой? Она мечтала найти на роль будущего супруга полковника или генерала. Между прочим, жизнь давала героине прекрасную возможность стать женой знаменитого футболиста. Но она ею не воспользовалась… А может, не заметила или поленилась рассмотреть самое ценное в своем мужчине.

Так что давайте будем их поддерживать. Без них-то ведь все равно решительно никак. Что бы там ни говорили феминистки…

Подготовила Мария Никитина 

Рисунок Сейданы Акуновой

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям