Кыргызча

Место, где есть любовь и сострадание

09:31, 16 Ноября 2016

В новом одноэтажном корпусе Джалал-Абадского детского психоневрологического социального стационарного учреждения нас встречает мальчик на инвалидной коляске. Ловко управляясь с колесами, малыш умело маневрирует. Улыбается. Адылу 10 лет. Он сопровождает нас по комнатам. На вопросы отвечает кивком головы и улыбкой. Провожая нас, машет тонкой рукой. Его везут на прогулку.

Просторные светлые коридоры, стерильная чистота везде, на стенах висят красочные украшения из цветной бумаги: цветы, солнце, животные...

Бритые головы и темные стены – в прошлом

Это учреждение подчиняется Министерству социального развития. На территории в полтора гектара расположились 14 корпусов. 12 из них построены – страшно представить! – в 1936 году, один возвели в 70-х годах. А самый новый, названный «Аль-Амаль», появился в этом году, его выстроили за пять месяцев на средства гуманитарного фонда «Ас-Салам» (Катар, Кувейт). В новом корпусе находится 20 тяжело больных детей.

С утра на территории кипит работа – с тротуаров убирают опавшие листья. По дороге в корпус директор Дамира Алимжанова рассказывает, как стала заниматься этим нелегким трудом.

- Я работаю здесь пятый год. У меня два красных диплома – педагога и юриста, работала учителем, завучем, директором, руководила городским отделом образования, потом ушла в администрацию заместителем губернатора по социальным вопросам. После политических волнений ушла с административной должности. Хотела трудную работу, чтобы проверить себя и показать другим, что я умею работать и добиваться результатов. Не место красит человека, а человек – место. Но то, что увидела здесь… Не ожидала, что будет так запущено. Когда пришла сюда, дети были словно заключенные, бритые наголо, в темных серых и черных одеждах, не отличишь где мальчик, где девочка, они сидели в комнатах, их не выпускали во двор. У лежачих были пролежни. Это было ужасно. Я ночами не спала, все думала, что я могу сделать, чтобы улучшить условия. Мы принимаем детей с ограниченными возможностями из социально уязвимых семей согласно перечню документов. После 18 лет мы переводим их в другие учреждения или возвращаем родным. Сюда очередь, люди годами ждут, когда освободится место.

80% детей в учреждении больны эпилепсией, большая часть страдает детским-церебральным параличом, шизофренией, здесь находятся дети с разным уровнем умственной отсталости. Всего в интернате живет 96 детей: 42 девочки и 54 мальчика. Тяжелобольных – 22 человека.

Малышей обслуживают 65 сотрудников: 4 врача: педиатр, психолог, невропатолог, стоматолог. Медсестер 6, нянечек 36, еще есть 5 воспитателей. Нянечки работают сутки через трое, на них лежит основная физическая нагрузка. Хорошо хоть, что благодаря спонсорской поддержке есть 2 стиральные машины большой загрузки и один сушильный аппарат.

При учреждении теперь имеется кабинет паллиативной помощи, скоро он будет официально открыт. Это в некоторой степени снизит потребность в услугах городской больницы, которая находится неподалеку. Недавно открыли стоматологический кабинет. Дети имеют проблемные зубы и стоматолог был им очень нужен.

Главная проблема – финансы. Их мучительно, бесконечно не хватает. Государство выделят на одного ребенка на 4-х разовое питание 110 сомов в день. До прошлого года сумма составляла 60 сомов. На лекарства выделяется 12, 80 сомов на ребенка. Кормят тем не менее тут  хорошо, это отмечали дети. Сегодня на обед были манты.

Многое зависит от руководителя. При прежних директорах здесь не пользовались подгузниками. Теперь усилиями директора на ночь нуждающиеся дети обеспечены «памперсами». Когда сюда приходят спонсоры и говорят директору, что готовы выделить определенную сумму денег на нужды, они слышат в ответ, что пусть лучше закупят подгузники для детей, в них здесь нуждаются постоянно. Раньше не хватало инвалидных колясок, сейчас их достаточно.

Немного солнца в холодной воде

Директор и воспитатели украшают кабинеты своими руками, каждый что-то мастерит, придумывает.

- Из каждой поездки из Бишкека привожу материалы для поделок и оформления, покупаю на свою зарплату, я здесь – спонсор, - смеется директор.

Дамиру Алимжанову называют «мамой» не только дети, но и воспитатели. Они уверены, что такой руководитель преодолеет все преграды, но добьется изменений к лучшему. Ее приход стал точкой отсчета положительным изменениям. Появились врачи, сменились воспитатели, улучшился внешний вид воспитанников, еда стала вкуснее и полезнее, снизилась смертность детей.

На территории установлены камеры видеонаблюдения. На большом экране в кабинете директора видно, кто чем занимается.

- Когда меня нет в кабинете, я проверяю камеры через смартфон. Уже привыкла, чтобы все было под контролем, - говорит Алимжанова.

Женщина с сияющей улыбкой Гульчехра Азимбаева работает воспитателем в новом корпусе, где находятся лежачие дети.

- Я тут полтора года. Отношусь к ним как мать, сердце болит за них, они нуждаются в постоянном уходе, их надо поднимать, переносить, - говорит она. И все равно улыбается.

Хасану 14 лет, в этом учреждении он уже 3 года. Родом из Кара-Дарьи, мать скончалась, отец отбывает срок. Ребенок жил у дедушки, но тому было трудно ухаживать за ребенком, и он отдал мальчика сюда. Дедушка навещает внука раз в год. Хасан не может говорить, но понимает все слова, нуждается в полном уходе. Любит смотреть телевизор.

Курманбеку 6 лет, но выглядит как трехлетний ребенок. Диагноз – гидроцефалия. Для него специально сшили детскую шапочку большого размера. Он не видит, не говорит, его состояние тяжелое. Его мать местная, из Джалал-Абада, иногда приходит к сыну, приносит носки, бананы. У нее есть старший сын и она вновь беременна. Муж пьет.

- Когда Курманбека привезли сюда, он постоянно плакал от болей. Потом перестал плакать, настроение улучшилось, аппетит появился, - рассказывает Гульчехра Азимбаева, поправляя шапочку на голове мальчика.

В одном из кабинетов проводятся занятия. На большом мягком ковре сидит молодая женщина – Чолпон Жоробаева, одной рукой она придерживает мальчика, второй показывает ему игрушки. По образованию Чолпон Жоробаева учительница английского и немецкого языков, работает в общеобразовательной школе. Сюда приходит заниматься с детьми с особыми нуждами.

- Когда я впервые пришла сюда, потом три дня не спала. Думала, сомневалась, но все же вновь пришла и теперь на занятия спешу сюда к детям. Работаю здесь по утрам 4 дня в неделю, жду, когда пройдут остальные дни, чтобы снова прийти. Очень хочу помочь ребятам, им не хватает внимания, ласки. Здесь та же работа учителя, мы пишем планы уроков, которые утверждает директор. Шаг за шагом изучаем буквы, цвета, названия животных и т. д. Работаю здесь уже 4 месяца, у меня 10 учеников. Отдыхаю душой.

Рядом с ней сидит Эржан, ему 8 лет, мальчик щедр на улыбку. Сюда попал из бишкекского дома малютки, у него никого нет. Учительница говорит, что он любит играть, ему нравится учиться, он старательный ребенок, с интересом воспринимает новую информацию, запоминает. Еще он помогает учителям собирать игрушки после занятий. После систематических занятий стал выговаривать некоторые слова.

Обучение детей проходит по одному из проектов, который координирует Гульгунай Ботобаева. Поначалу ей тоже было психологически нелегко здесь, неделю привыкала, сейчас чувствует себя свободно, в душе умиротворение от работы.

- Целью проекта было обучение детей навыкам счета, письма, чтения, чтобы подготовить их к школе, чтобы после выхода из учреждения они смогли трудоустроиться. Проект продолжался один год, двое волонтеров работали по 4 часа. Увидев положительные результаты занятий, нам продлили проект на второй год. Дети у нас старательные, да, у них сложности с восприятием информации, но они делают усилия. Нужно терпение и понимание особенностей развития детей, это работа для педагогов. Мы подстраиваем программу под них. У этих детей душа чистая, они хотят внимания, ласки.

Учителя рассказали, что одна иностранная семья решила удочерить девочку из этого дома-интерната. Девочке 7 лет, она из Токмакского детского дома, была не ходячая. Пытались найти мать, которая оставила девочку, но так и не нашли. В приемной семье своих двое детей. Сейчас приемная девочка чувствует себя хорошо, уже говорит на английском, ее состояние улучшилось.

Любовь без предубеждения

В другом корпусе, построенном в 70-е годы прошлого столетия, находятся группы девочек и мальчиков на разных этажах. Это ребята, которые могут за собой ухаживать, учатся, но имеют разные формы умственной отсталости. Кругом очень чисто, легкий запах антисептиков. Окна открыты, чтобы был свежий воздух. Отопление пока еще не подключили, но автономная система уже готова к сезону. На каждом этаже в холле стоит большой телевизор, кругом мягкие игрушки и ковры. В комнатах кровати заправлены, все стоит по местам. Вторник и пятница – банные дни.

На девичьем этаже в комнате две девочки подросткового возраста сидят на ковре за низким столиком. 15-летняя кудрявая Мадина быстро и аккуратно пишет трехзначные цифры в тетради, напротив нее с низко склоненной головой 13-летняя Насиба раскрашивает цветными карандашами контуры диких кошек. У Насибы хорошая память, любит петь, четко выговаривает все слова, но в общении немного замкнута. Иногда ее навещает мама.

Мадина быстро справилась с заданием, с довольной улыбкой отодвинула тетрадь. Мама привезла девочку из Араванского района Ошской области. Отец умер. До этого девочка часто убегала из дома. Здесь она прижилась. Родные ее не навещают. Она здесь умница, первая помощница воспитателей и нянечек, помогает ухаживать за другими детьми. «Правая рука», - называет ее воспитательница Дилорам Хамражанова. Девочка рассказывает, как проходит ее день:

- Утром просыпаемся, заправляем постель, умываемся и идем на завтрак. На завтрак подают что-нибудь молочное, кашу или суп. После еды моем руки и идем смотреть телевизор. Потом у нас занятия.

Активная, общительная, любит красивую одежду. Воспитательница сказала, что Мадина только недавно освоила программу первого класса, пишет хорошо, умеет считать, хорошо рисует. Воспитательница показывают ее поделки. Директор и воспитатели поделились планами, что после достижения 18-летия они помогут Мадине с трудоустройством. Девочка умеет шить, пользоваться утюгом, чистить картошку. Есть вариант усилить ее навыки по домашней работе и оставить в учреждении в качестве нянечки или помощницы.

Воспитательница Дилорам Хамражанова работает здесь 7 лет, общий педагогический стаж – 18 лет. Добавила, что с приходом директора Алимжановой изменилось отношение к детям, вместо бесформенных одежд и стрижек наголо появились яркие добротные вещи, отдельные для мальчиков и девочек. Девочкам отращивают волосы, воспитатели делают им стрижки. Заметно улучшилась материально-техническая база, есть все необходимые материалы для занятий. Сейчас обучение проходит на кыргызском языке, некоторым воспитателям пришлось переучиваться. Хамражанова теперь пишет планы уроков на кыргызском языке. Она спокойная и улыбчивая, с воспитанницами обращается вежливо, не повышая голоса.

 - Чтобы здесь работать, нужно много терпения и доброжелательность. Мы все делаем с любовью. После отпуска вернулась, девочки меня так сильно ждали, мне приятно.

На этаже для девочек два кабинета находятся в распоряжении штатного психолога – Гульзат Матазимовой. В первом кабинете полно интерактивных игр, ламинированных картинок-тестов, за стеклом в шкафу специализированная литература. Здесь проводятся занятия с детьми, воспитателями, родителями. С последними психолог работает с целью пробуждения родительских чувств, возвращения детей в семьи к родным людям. Здесь говорят, что часто детей им приводят сами родители, был случай, когда больного ребенка оставили у ворот и уехали.

- Если в семье больной ребенок, родители сами находятся в депрессии, я стараюсь их успокоить, говорю, что все будет хорошо.

Психолог не забывает и про педагогический состав учреждения, для них имеется отдельная комната. Там плотные шторы, полумрак, в углу на столике стоят светильники «фонтан» и «молния», звучит спокойная расслабляющая музыка. Это место для отдыха. Другим способом избавления от синдрома эмоционального выгорания являются общие встречи с обсуждением проблем, дискотеки, концерты.

Как воспитать родителей?

В последние годы учреждение стало открытым для всех, кто проявляет сострадание и желает помочь детям. Здесь рады волонтерам. Благодаря работе администрации детей стали вывозить на мероприятия.

В этот день сюда приехала мама 18-летней Айзирек. Скоро ее дочери придется освободить место в учреждении. Женщина рассказала, что ее дочь раньше не могла даже сидеть, была лежачей, а здесь за ней хорошо ухаживают, теперь она может ходить, говорит некоторые слова, помогает нянечкам. По словам матери, она навещает дочь каждые 2-3 месяца, но забрать домой не может – нет условий. Женщина живет с очередным мужем, который постоянно болеет и тоже нуждается в уходе. Директор пыталась объяснить женщине, что ее дочка будет ей помощницей по хозяйству, но женщина словно ничего не слышит. Директору становится обидно, что такие родители находят время и силы для ухода за другим человеком, но не хотят забрать родного ребенка. Таких случаев здесь немало.

За последние годы здесь резко снизилась смертность. Если раньше в год умирало до 18 детей, то сейчас 1-2. Дети тяжело больны, и снизить смертность еще больше практически невозможно. Об этом рассказал врач-педиатр с десятилетним стажем работы Абдурахим Гафуров. Здесь он работает уже 4 года. Каждое утро в 8-30 обход, проверяет состояние ребят, дежурная медсестра рассказывает, как прошли сутки. Потом врач назначает индивидуально лекарства. Если ребенок нуждается в сопровождении в больницу, его везут в находящуюся рядом городскую клинику.

Дом-интернат продолжает обустраиваться и обновляться. Скоро будет достроена летняя круглая беседка, где дети смогут заниматься на воздухе. Учреждение находится под склоном горы, чтобы остановить осыпающийся грунт, были высажены десятки миндальных деревьев. Здесь каждый занят своим делом, жизнь бурлит. Это место, где есть любовь и сострадание.

Сахира Назарова

Джалал-Абад

фото автора

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям