Можно ли подсчитать, во сколько обходится семейное насилие?

10:08, 28 Ноября 2016

На первый взгляд, кажется, что вопрос неуместен, когда на кону чья-то жизнь и безопасность. Обычно мы не задумываемся о таких последствиях проявления насилия в семье. После бурных обсуждений в социальных сетях стихает шум, и жертвы насилия остаются одни со своими проблемами в виде затяжных судебных процессов и хождений по кабинетам, доказывая свою правоту, теряют работу, нередко и крыши над головой, вынуждены проходить длительное медицинское лечение, дети остаются без присмотра.  Как ни странно звучит, ощутимые затраты несет и государство.

Согласно подсчетам Агентства социальных технологий, прямые затраты государства на один условный случай убийства в результате семейного насилия составляет 1 млн 637 тыс. сомов! Общие затраты в таких случаях достигают 3 млн сомов. В 2014 году только по 15 зарегистрированным случаям семейного насилия они составили 43 млн сомов!

В исследовании Ассоциации кризисных центров утверждается, что прямые затраты по преступлениям, связанным с сексуальным насилием, составляют 233 тыс. сомов. Все эти цифры не взяты с потолка, это детально и постатейно подсчитанные затраты кризисных центров, медицинских учреждений, правоохранительных органов и мест лишения свободы. Ведь  лица, находящиеся в местах лишения свободы, содержатся за счет государственного бюджета, который складывается в том числе за счет налогов.

Ежегодно милиция фиксирует более 7 тысяч вызовов по фактам семейного насилия с тяжелыми последствиями. Врачи скорой помощи ежегодно регистрируют свыше 600 случаев семейного насилия с различными травмами. В большинстве случаях жертвами такого насилия становятся женщины и дети.

Каждый год свыше 50 женщин попадают в столичные больницы с различными травмами после семейного насилия. В кризисные центры постоянно обращаются до 8 тысяч женщин. И еще одна шокирующая статистика: до 90% сексуального насилия в отношении детей происходит в семье и близком окружении.

По данным Судебного департамента Верховного Суда КР, с каждым годом растет число уголовных дел, связанных с семейным насилием. В 2015 году судами было рассмотрено 315 таких уголовных дел. Больше всего преступлений совершается против жизни и здоровья человека, и против общественной безопасности.

А вот количество рассмотренных административных правонарушений по семейному насилию с наложением административного взыскания в 2015 году составило 1568 дел. Больше всего кыргызстанцы нарушают правила и условия временного охранного ордера, выдаваемого правоохранительными органами жертвам насилия. Кстати, в прошлом году органами внутренних дел было выдано свыше 3 тысяч охранных ордеров.

На втором месте различные хулиганские правонарушения, в том числе угрозы смерти. Не мало и тех, кто злоупотребляет опекунским правом.

Особую склонность к такого рода преступлениям, согласно судебной статистике, проявляют мужья, сыновья и отцы. В группе риска женщины от 17 до 50 лет. По данным МВД КР, до 97% жертв семейного насилия - именно женщины.

Но это не значит, что более старшие женщины в силу возраста и ментальности меньше подвержены насилию. Отнюдь нет, в 2015 году, только по официальным зарегистрированным данным, 432 женщины старше 50 лет подверглись насилию в семье.

Самое интересное, есть законопроект «Об охране и защите от семейного насилия», инициированный 28 депутатами Жогорку Кенеша, принятый в первом чтении еще 30 июня сего года. В новом законопроекте предлагаются существенные изменения по охране и предупреждению семейного насилия, по более эффективному реагированию на случаи насилия, по оказанию конкретной помощи жертвам семейного насилия, и самое главное - авторы законопроекта лоббируют внедрение коррекционных программ насильственного поведения для лиц, совершивших такое действие. По-простому говоря, они хотят взяться и за потенциальных насильников, чтобы в будущем они не совершали таких противоправных действий. Такого еще в Кыргызстане не было!

Все эти нововедения примерно стоят 25 млн сомов в год, сюда входят расходы, связанные с работой круглосуточной кризисной службы типа телефона доверия (он уже начал функционировать на базе горячей линии МЧС 112) со 149 тыс. сомов. На работу постоянных кризисных центров требуется порядка 12 млн сомов. На функционирование временных центров пребывания жертв насилия нужно 13 млн сомов, и на коррекционные программы по работе с виновниками семейного насилия 916 тыс. сомов.

Одна из тысячи историй

4 августа ушла из дома и не вернулась… - такие объявления о пропаже молодой женщины, матери трех малолетних детей, висели в свое время по всему Бишкеку. Самый старший из детей – семилетний сын – почему-то сразу же после изчезновения мамы стал бояться своего родного папы. Через две недели мальчик рассказал психологам, что произошло в тот роковой день дома. Мальчик рассказал, что видел кровь на голове у мамы, а папа сказал ему, что это просто краска.

Труп женщины был обнаружен спустя некоторое время в одном из окрестных водохранилищ. Согласно оперативным данным, труп пытались сначала сжечь, потом закопать и в конце концов утопить. Судебно-медицинская экспертиза не смогла установить точную причину смерти. Но при вскрытии тела убитой были зафиксированы многочисленные травмы головы.

Позже следователи установят, что убитая не раз рассказывала подругам о том, как муж издевался над ней. Насилие в семье продолжалось в течение нескольких лет. За два дня до убийства женщина звонила маме и сказала, что устала жить с мужем.

В Ассоциации кризисных центров говорят, что в день изчезновения она звонила ближе к часу ночи, и во время этого разговора были слышны крики и шум. В этот же день она звонила своей свекрови с просьбой о помощи, но не дождалась поддержки.

Супругу было предъявлено обвинение в умышленном убийстве, совершенном группой лиц (обвинение также предъявлено его отцу за соучастие в преступлении) по предварительному сговору и с особой жестокостью. Суд приговорил виновников – каждого – к 14 годам лишениям свободы.

Общие медицинские расходы по этому конкретному случаю составили 880 сомов. Это анализы, рентген, УЗИ и консультации хирурга, окулиста и гинеколога. Расходы правоохранительных органов составили свыше 28 тысяч сомов. Сюда входит работа криминалистов и следственных групп. Расходы судебно-медицинской экспертизы составили около 1500 сомов. Расходы по судебному процессу составили 4116 сомов, а вот содержание осужденного – 1 600 956 сомов. Общая сумма – 1 636 738 сомов. Вместо того чтобы помогать малоимущим пенсионерам, мы содержим вот таких моральных уродов!

Дойдет ли до суда?

По данным экспертов, проблема семейного насилия широко распространена в Кыргызстане и затрагивает почти треть женщин и девочек в возрасте от 15 до 49 лет.

Одной из проблем является тот факт, что в милиции чаще отказываются принимать заявления и проводить по ним расследования. Милиция и суды не выдают охранные ордера и не добиваются их выполнения. Суды и прокуратура квалифицируют семейное насилие как мелкие правонарушения, насильники отделываются легкими наказаниями.

Руководитель Лиги защитников прав ребенка Назгуль Турдубекова на своей странице в социальных сетях поделилась историей, которая произошла в Таласе: Судья Манасского района Таласской области Кангельдиева приговорила насильника 13-летней девочки к 1,6 месяца лишения свободы, но так как он содержался в СИЗО на время разбирательства, судья решила, что он уже отбыл свой срок наказания, и освободила его из зала суда на свободу. На девочку и ее родственников оказывается большое давление. По мнению судьи Кангельдиевой, 13-летняя девочка сама изъявила согласие. После полученных травм и стрессов она 6 месяцев пролежала на лечении в больнице. Девочка и ее родственники уже второй год ходят по судам!”.

По словам Турдубековой, на жалобы, направленные в Совет судей, до сих пор не получены ответы. Самое вопиющее - это второй случай насилия со стороны этого насильника в отношении этой семьи.

За последние 15 лет органами правопорядка было отказано в возбуждении уголовных дел по 21 тысяче фактов насилия в отношении женщин. Но даже если дело возбуждено, никаких гарантий нет. И только 15% уголовных дел доходит до суда.

Эксперты Ассоциации кризисных центров подчеркивают, что в большинстве таких случаев речь идет о причинении легкого и менее тяжкого вреда здоровью.

Поэтому уголовные дела по таким случаям возбуждаются только при наличии заявления со стороны потерпевшего – и... чаще всего прекращаются за примирением сторон.

Зачастую женщины принимают это решение под давлением родственников и других близких. Таких примеров немало, в особенности когда среди потерпевших есть и дети.

Представители правоохранительных органов тоже откровенно признаются, что насилие в семье – самые тяжелые случаи в их работе. На примере Октябрьского района Бишкека можно сказать, что в среднем каждый день участковые милиционеры города сталкиваются с шестью такими случаями.

Участковым милиционерам помимо основных обязанностей приходится часто брать на себя решение вопросов по оказанию психологической, медицинской и социальной помощи. У каждого участкового, обслуживающего территорию с населением 4000-6000 человек, есть на учете десятки человек – потенциальных виновников систематического насилия в семье. При этом не стоит забывать, что ресурсы у милиционеров ограничены.

Представители женских организаций обращают внимание еще на тот факт, что сотрудники правоохранительных органов, которые первыми сталкиваются с фактами насилия, это мужчины.

В Кыргызстане работает около 15 кризисных центров, предоставляющих помощь в случаях насилия в семье. Почти все работают за счет донорской помощи, поэтому без поддержки они просто не выживут. Правда, есть среди них те, кто пытается оказывать мало-мальскую помощь пострадавшим, не имея постоянного финансирования. Есть отдельные случаи, когда местные органы власти оказывали временную помощь кризисным центрам.

Доведенные до отчаяния

В Ассоциации кризисных центров отмечают, что уголовные дела в отношении женщин возбуждаются, как правило, в связи с убийствами супругов и сожителей, от которых эти женщины длительное время терпели насилие.

В большинстве таких случаев женщины вынуждены идти на крайние меры. По сути, это самооборона. Но это обстоятельство редко принимается во внимание судьями. Напротив, женщины подвергаются более суровым наказаниям, чем мужчины, в отношении которых может быть применен принцип совершения преступления под влиянием сильного душевного волнения («на почве ревности», например). На практике то, что для мужчин выступает как смягчающее обстоятельство, женщинам служит отягчающим мотивом!

Один из последних таких случаев произошел 13 ноября в Нарыне. Как сообщает УВД Нарынской области, 13 ноября жительница села Жалгыз-Терек в ходе семейной ссоры нанесла смертельное ножевое ранение своему мужу. В тот день между супругами произошла ссора, сначала муж нанес ножом удар в область руки жены. Защищаясь, женщина схватила другой нож и нанесла им удар в область груди мужа. Мужчина скончался. Женщина задержана и водворена в ИВС.

Несмотря на резонансные публикации по самым громким преступлениям, связанным с насилием в семье, все это остается табу для нашего общества. Не все готовы дать ход таким делам, а милиционеры и судьи не готовы рассматривать их. Нередко сами жертвы насилия забирают свои заявления, исчезая в неизвестном направлении. Наверное, во многом такое происходит, потому что жертвы не чувствуют в себя в безопасности и не уверены, что их права могут быть защищены. Поэтому они просто уходят в тень...

Алмаз Исманов 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям