IX Медиа Курултай в Казахстане: противостояние власти и СМИ продолжается

08:59, 18 Ноября 2016

Наша редакция второй год участвует в одном из масштабных событий в области журналистики в соседнем Казахстане – Медиа Курултае. Хотим поделиться нашим взглядом со стороны на ситуацию в области СМИ в братском государстве.

Казахстанские мероприятия всегда отличаются масштабностью и четкой организацией. На нынешний Медиа Курултай в Алматы приехало более 200 представителей СМИ со всех уголков Казахстана. Самой приятной неожиданностью стало участие в мероприятии министра информации и коммуникаций Казахстана Даурена Абаева. Присутствие столь высокой персоны случилось впервые за 9 лет истории проведения Медиа Курултаев. Вдвойне было приятно, что министр прибыл прямо с трапа самолета.

На Курултае обсуждали самые насущные проблемы казахстанской журналистики: как отразятся поправки в закон о СМИ на свободе слова, эффективно ли расходуют народные деньги государственные СМИ, выполняющие госзаказ, и как выжить СМИ в условиях кризиса.

Может ли патриотизм быть бесплатным?

От Бишкека до Алматы всего 234 км, или два с половиной часа езды на машине. Однако ситуация в области журналистики в наших двух государствах отличается кардинально. К примеру, начнем с вопроса о том, на какие деньги существуют СМИ двух государств. Наши СМИ, как государственные, так и частные выживают, как могут, без особой помощи со стороны государства. Так сложилось за 25 лет независимости. Ну, бедное у нас государство, на самое необходимое не хватает, не то что на СМИ. Поэтому кыргызстанские СМИ в условиях самоокупаемости стали острыми, критичными, свободными. Иначе читатель покупать не будет. Поэтому единственный способ выжить для СМИ – это реклама. В Кыргызстане около десяти крупных рекламодателей – коммерческих и государственных компаний, которые размещают рекламу в СМИ, благодаря чему многие и выживают. В том числе и наша газета. Если этот рекламный поток закончится, большинство СМИ просто умрет. Рекламу, как правило, размещают в газетах с большими тиражами, а такие тиражи только у оппозиционных СМИ. То есть, если ты остро критикуешь власть, будет тебе реклама. Если пишешь о светлом и вечном, извини, рекламных денег не будет.

Что касается соседей, то здесь ситуация прямо противоположная. Во-первых, рекламный рынок Казахстана состоит из 350 крупных компаний. Общий бюджет рекламы в год составляет 35 млрд тенге, на нашу нацвалюту – 7 млрд сомов, или 103 млн долларов. Во-вторых, в Казахстане существует госзаказ. То есть власть выделяет огромные суммы для государственных и некоторых частных СМИ для освещения деятельности госорганов. Освещения, естественно, с положительной стороны. Плюс реализуются проекты по воспитанию патриотизма и духовности у населения. На эти задачи госвласть Казахстана выделяет каждый год до 45 млрд тенге, что составляет 9 млрд сомов или чуть больше 132 млн долларов.

На первый взгляд кажется, что это мечта для любого СМИ. Однако существуют подводные камни. К примеру, Диана Окремова, директор Общественного фонда «Правовой медиацентр», заявила: «Система распределения денег на госзаказ неэффективна, непрозрачна, создает коррупционные риски и развращает СМИ. Самые большие суммы делятся между десятью государственными СМИ, и неизвестно, по каким принципам их отбирают, так как процесс распределения был закрыт с самого начала. И непонятно, кто решает, сколько денег направить на развитие патриотизма, а сколько -  на освещение вопросов здравоохранения. Более того, аудит выявил большие нарушения использования народных денег на сумму в 145 млрд тенге, неэффективность использования 14,6 млрд, а также завышенность сумм, нарушение договоров, нецелевое использование».

Пользуясь присутствием высоких госчиновников, медиаэксперты попытались задать вопросы напрямую: «Дайте отчет, на что тратятся народные деньги! Почему так бездарно они тратятся?». На что глава «Хабара» Ренат Кертаев парировал: «Госканалы делают патриотические передачи. Многие частные СМИ только и думают, как заработать деньги, а кто будет думать о духовном, о будущем?». Тут разгорелась жаркая дискуссия с взаимными обвинениями в стиле: «Почему, чтобы журналисты были патриотами, им нужно платить деньги? Можно ли быть патриотом бесплатно? И является ли государство монополистом на патриотизм?».

Редакторы казахстанских СМИ один за другим признавались, что выжить в условиях кризиса становится сложнее с каждым днем, а деньги на госзаказ получить практически невозможно. Чтобы доказать, что и в условиях жесточайшего кризиса можно выжить, состоялась презентация главного редактора сайта Vlast.kz Вячеслава Абрамова. Он поделился опытом, как его ресурс, который не был рассчитан на массового читателя, а скорее на думающего, выжил. Для этого они стали распространяться по подписке в Интернете, и на сегодняшний день у них около 500 подписчиков. Кроме того, они начали практиковать нативную рекламу, то есть скрытую. Однако в формуле выживания этого СМИ ничего нового нет: «Больше эксклюзивности, больше интересных авторов. Ну и, конечно, всегда оставаться оптимистом».

200 поправок в закон о СМИ

Но главной темой стал новый закон о средствах массовой информации, в который планируют внести около 200 поправок. Законопроект разрабатывается в недрах Министерства информации и коммуникаций Казахстана и вызвал огромный шквал критики.

Особенно много опасений связано с четырьмя поправками. Поправка первая - обязать журналистов проверять достоверность распространяемой информации. Медиаэксперты считают, что сложно представить, как это может работать на практике. Журналисты не располагают арсеналом средств и методов для стопроцентной проверки информации, поэтому, конечно, будут ошибки, добросовестное заблуждение в том, что информация казалась журналисту правдивой и достоверной. Но неисполнение любой обязанности влечет определенную ответственность.

Поправка вторая - анонимные комментарии в сети могут попасть под запрет. Если такие поправки будут приняты, то с анонимностью в Интернете можно будет распрощаться. Комментарии будут только восторженными, публикации – прославляющими; критические высказывания, да и вообще альтернативная точка зрения станут редкостью, если не исчезнут вовсе.

Поправка третья - блоги казахстанцев приравнять к средствам массовой информации.

Поправка четвертая - обязать журналистов брать собственноручное письменное разрешение на распространение сведений из личной жизни и персональных данных. По мнению медиаэкспертов, эта поправка означает медленную, но верную смерть казахстанской журналистики, конец журналистских расследований и полное обезличивание критических материалов.

Журналист Болат Абилкасимов написал в соцсетях: «Эти поправки на деле могут стать последним гвоздем в крышке гроба «независимой» прессы. Норма об обязательной проверке журналистами достоверности сведений абсурдна хотя бы потому, что непонятен механизм ее действия. Более того, эта статья законопроекта в случае принятия может быть использована как рычаг давления на СМИ и инструмент уничтожения неугодных журналистов».

Глава Министерства информации и коммуникаций Казахстана Даурен Абаев на мероприятии восседал, как сфинкс, и так же невозмутимо отвечал на вопросы журналистов. Он объяснил, что все эти поправки внесены ради блага самих СМИ и журналистов, они оградят корреспондентов и редакции от пустых нападок и попыток закрыть СМИ, повысят качество контента. Особо отметил, что новый закон также может в корне изменить принцип работы пресс-служб госорганов, которые иногда неохотно предоставляют информацию.

«Эффективность госорганов в том числе будет определяться по тому, как они работают со средствами массовой информации, как они работают со всеми. Это обязательный критерий, который уже существует. Поэтому времена, когда госорган закрывался, министр закрывался, проходят», - заявил Абаев.

Документ, принятия которого ждут тысячи журналистов Казахстана, все еще обсуждается. Но обсуждается очень осторожно. Критики в том понимании, в каком она существует у нас, практически не звучит.

Назарбаев - враг свободы слова?

 

В начале ноября «Репортеры без границ» опубликовали новый список политиков и организаций, особо «отличившихся» в подавлении независимых СМИ. Он так и называется «Враги свободы слова». В перечне – 35 глав государств и правительств, политические и преступные группировки, такие как «Исламское государство», йеменские хуситы, близкая к «Аль-Каиде» исламистская группировка в Бангладеш, афганские талибы и мексиканский наркокартель «Лос Сетас».

Среди включенных в список конкретных государственных деятелей президенты Эритреи, Судана, Бурунди, Гамбии, Сирии и Кубы, лидеры Китая и Северной Кореи, а также нескольких республик бывшего СССР: России (кроме Путина назван президент Чечни Кадыров), Азербайджана, Беларуси, Казахстана и Туркмении.

Если бы в этом списке фигурировал президент Кыргызстана, наши оппозиционные СМИ и гражданские активисты подняли бы такой шквал критики, который мог бы и до импичмента довести. Однако в Казахстане на этот рейтинг мало кто обратил внимания.

Поэтому я, как независимый журналист из соседнего государства, решила получить комментарий из первых уст министра Абаева, что он думает про данный рейтинг.

Мой вопрос немного удивил Абаева, он переспросил, что за организация его проводила, а потом лаконично ответил: «Нет, я не согласен с этим рейтингом». Его фраза вызвала шквал аплодисментов участников Курултая.

Когда в кулуарах я спрашивала у казахстанских коллег, действительно ли министр мог не знать об этом рейтинге «Репортеров без границ», мне ответили: «Рейтинг международных организаций не интересует нашу власть, так как у Казахстана свой путь развития. Более того, с недавних пор западные институты уменьшили финансовую помощь Казахстану, так как наша страна перешла из разряда развивающихся в разряд развитых. И сегодня на тех журналистов и медиаэкспертов, которые работают с солидными международными организациями, смотрят косо, как на врагов народа».

Субъективный вывод

В целом ситуация со свободой слова в Казахстане за год, на мой субъективный взгляд, изменилась не в лучшую сторону. Если на прошлом Курултае редакторы и медиаэксперты находили смелость критиковать ситуацию, то в этом году критика стала значительно мягче, тише и перешла в разряд предложений. Возможно, это произошло из-за присутствия на Курултае представителей власти, так как любое критическое замечание они мгновенно парировали и оспаривали. Однако в личных разговорах журналисты роптали, высказывали недовольство, но очень и очень осторожно, как будто боялись, что коллеги могут донести куда следует. (В прошлом году критика звучала куда резче, даже в личной беседе.) Очень надеюсь, что мои впечатления ошибочны. Но, как говорится, что увидела и услышала, то и вам рассказала.

Лейла Саралаева, Бишкек – Алматы - Бишкек 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям