Свидание с Варшавой спустя три года

08:38, 19 Апреля

Время удивительно быстротечно. Три года пролетели как одно мгновение. И вот я снова побывала в Варшаве, в этом удивительном городе, насквозь пронизанном памятью о пережитой трагедии разрушения фашистами, но с любовью восстановленном по крупицам. Здесь каждый камень в стенах зданий пропитан желанием жить, каждый день ориентирован на то, чтобы сохранять традиции, и каждый житель гордится страной и чтит свою историю. А в воздухе неуловимо витает музыка Шопена, которая навевает легкую грусть, но в ожидании простого понятного счастья.

Незакрытый гештальт

Три года назад, когда состоялось мое первое знакомство с Польшей, я не могла понять одного: почему два славянских народа, поляки и русские, до сих пор не могут найти общий язык. Почему от упоминания о советском прошлом у местных сводит скулы и в голосе появляются металлические нотки? Ведь Советский Союз помог восстановиться растерзанной после Второй мировой войны Польше. И даже в знак дружбы отстроил в центре Варшавы величественное здание – Дворец науки и культуры.

Этот архитектурный монстр в 40 этажей высотой в 237 метров виден практически из любого уголка центра Варшавы. Такой своеобразный подарок сделало руководство СССР полякам в 50-е годы прошлого столетия. Здание строили три года три с половиной тысячи советских строителей. Кстати, за время строительства из-за несчастных случаев погибло 16 человек, а позже здание стало местом, где свели счеты с жизнью еще около десяти простых жителей.

На взгляд постсоветского обывателя, это сооружение напоминает знаменитые сталинские высотки в Москве и возвращает в чудесное время расцвета, бурного строительства и подъема экономики СССР после разрушительной Великой Отечественной войны.

Прогуливаясь рядом с этим зданием, человек, родившийся и выросший в стране Советов, чувствует себя песчинкой, причастной к великому прошлому великой державы. Однако жители Варшавы такого восторга не испытывают. Вот уже восемь лет идет бурная полемика в обществе о сносе этого монументального памятника сталинизму.

Нам, кыргызстанцам, трудно понять логику поляков. Мы буквально боготворим те здания, которые были построены у нас в советский период, особенно в стиле сталинского ампира. Они наиболее прочные, а в архитектурном смысле являются украшением столицы. Поэтому идея сноса такого добротного здания кажется кощунственной. Для поляков же это напоминание о геноциде их народа, который они пережили в период советской оккупации.

Да-да, я не ошиблась, именно советской оккупации, начало которой тут датируют семнадцатым сентябрем 1939 года. В советский период в школах нам рассказывали лишь часть правды, об оккупации Польши гитлеровской Германией, которая произошла 1 сентября 1939 года, с чего и началась Вторая мировая война. Мы знали о зверствах фашистов на территории нашей Родины, СССР, и гордились доблестью советской армии. Но о событиях до 21 июня 1941 года, которые разворачивались в Восточной Европе, в частности в Польше, наши учителя истории нам не рассказывали. Поэтому, когда три года назад я впервые услышала от польских историков о расстреле 21 тысячи офицеров Польской армии сотрудниками НКВД и о массовых захоронениях тел на территориях Смоленской, Луганской и Калининской областей, не смогла писать об этом.

Три года мне потребовалось, чтобы осмыслить, что такой факт был. Почти три года я пытаюсь осмысливать отечественную политику и геополитику самостоятельно, без стереотипов и внешнего влияния. Поэтому, не рассказав об услышанном тогда, я расскажу сейчас и закрою для себя этот гештальт.

Катынский расстрел

Ровно семь лет назад, 7 апреля 2010 года, Кыргызстан гремел на весь мир, шокируя второй за пять лет революцией и расстрелом мирных демонстрантов на центральной площади Бишкека. Семь лет назад преступная власть Бакиевых показала свое лицо. Все мировые СМИ круглосуточно транслировали новости из Кыргызстана. Однако 10 апреля о Кыргызстане забыли, так как произошла еще одна трагедия – авиакатастрофа под Смоленском. Президентский авиалайнер Ту 154 Воздушных сил Польши выполнял рейс PLF101 по маршруту Варшава - Смоленск, при заходе на посадку на аэродром Смоленск - Северный в условиях сильного тумана лайнер столкнулся с деревьями, опрокинулся, рухнул на землю и полностью разрушился. Погибли все находившиеся на его борту 96 человек: 88 пассажиров и 8 членов экипажа, в их числе президент Польши Лех Качиньский, его жена Мария Качиньская, а также известные польские политики, почти все высшее военное командование и общественные и религиозные деятели. Делегация направлялась в Россию с частным визитом, принять участие в траурных мероприятиях по случаю 70-й годовщины Катынского расстрела.

Катынским расстрелом называют массовые убийства польских граждан, в основном пленных офицеров польской армии, в марте-апреле 1940 года сотрудниками НКВД. Согласно архивным документам, всего было расстреляно 21 857 человек.

Эти части польской армии располагались на территориях Западной Украины и Западной Белоруссии, на тот момент входивших в состав Польши. Причиной, по которой советские войска вошли на эти территории, была объявлена защита интересов украинцев и белорусов, которые составляли большинство населения, в связи с развалом польского государства. Так военные оказались пленными, их этапировали по железной дороге вглубь России и распределили по 8 лагерям. С осени 1939 по март 1940 года от пленных польских офицеров родным приходили письма и весточки, а после апреля связь с ними прекратилась.

В феврале 1943 года в оккупированном немцами Катынском лесу Смоленской области были обнаружены массовые захоронения польских военнопленных. Созванная германцами международная комиссия начала расследование и исследование останков тел, а также вещественных доказательств, которые были обнаружены в нескольких братских могилах, и пришла к выводу, что расстреляли польских офицеров сотрудники НКВД. 

На фото: Член международной комиссии работает на месте захоронения. 1943.

Но самое циничное началось позже, когда советская армия отбила у немцев эти территории и начала свое расследование. Специальная комиссия во главе с главным врачом Красной Армии Н. Бурденко вынесла свои результаты исследования, в которых большинство документов оказались фальсифицированными. По версии советской власти, расстреляли польских офицеров не сотрудники НКВД, а фашисты.

Почти полвека этот вопрос не обсуждался советскими историками, все 183 тома расследований «Катыньского расстрела» были засекречены вплоть до начала перестройки. И только в начале 1990 года руководство разваливающегося СССР официально признало советскую ответственность за Катынский расстрел.

Нынешний президент России Владимир Путин неоднократно высказывался на тему Катынского расстрела, осуждая его и называя преступлением сталинского режима, он подчеркивал, что расстрел был местью Сталина за поражение в советско-польской войне в 1920 году. Только 67 томов этого дела российские власти рассекретили и опубликовали на сайте Росархива. Но поляков не устраивает, что остальные около 100 томов до сих пор не переданы польской стороне. Этот факт россияне комментируют так: в них содержится государственная тайна.

На фото: документ НКВД

До сих пор не поставлена точка в этой трагедии. До сих пор поляки требуют, чтобы мировая общественность признала Катынский расстрел фактом геноцида польского народа. Противостояние заходит очень далеко. Факт авиакатастрофы президентского самолета над смоленским лесом в апреле 2010 года некоторые политики тоже преподносят не как трагическую случайность.

На днях министр обороны Польши Антони Мацеревич заявил, что Польша располагает доказательствами причастности России к гибели польского президента Леха Качиньского под Смоленском в 2010 году. Таким образом, конфликт продолжается, а если учесть, что есть силы, готовые раскачать и углубить его, то он будет еще и политизирован.

Как видите, вполне понятно отношение поляков к сталинизму. И это отношение проецируется и на здание Дворца культуры и науки, которое высится над Варшавой, напоминая ежеминутно о кровавом преступлении сталинского режима.

Варшавское восстание

На фото: Польские повстанцы. 

Есть еще одно событие в истории Польши, которое до сих пор вызывает большие споры в обществе и делит поляков на два непримиримых лагеря, – это Варшавское восстание. Если вернуться к событиям тех лет, с осени 1939 по конец лета 1944 года, почти пять лет терпели поляки фашистскую оккупацию. За этот период гитлеровцами были уничтожены в лагерях смерти 2 млн 800 тысяч польских евреев. Это 85% евреев, проживавших в Польше до войны.

Несколько лет потребовалось полякам, чтобы мобилизоваться, создать подпольную организацию, куда вошли как простые граждане, так и бывшие военные. Всего в восстании приняли участие более 20 тысяч поляков. По крупицам собирали вооружение, оружие отливали самостоятельно, запасались патронами. Связь держали через детей, на которых меньше всего падало подозрение, они могли переносить записки в игрушках. По замыслу организаторов, они планировали выступить неожиданно единым фронтом и за несколько дней оттеснить нацистов. А затем привезти из Лондона правительство в изгнании и объявить о независимости Польши. Еще одной задачей поляков было предотвратить политическую экспансию СССР, так как на востоке Польши силами советской власти уже были сформированы новые лидеры Польши, лояльные к СССР, – Польский комитет национального освобождения.

Операция «Буря», так окрестили поляки начало восстания, развернулась 1 августа 1944 года. Однако силы оказались неравными, и восставшие встретили мощный отпор немецких оккупантов. Два месяца шли ожесточенные бои на улицах Варшавы, которые закончились полным поражением. 17 000 участников восстания было убито, 6 000 тяжело ранено. Озверевшие фашисты провели карательные операции, в ходе которых уничтожили более 150 тысяч мирных жителей и сровняли с землей Варшаву. Выживших поляков отправили в трудовые лагеря в Германию.

Я интересовалась у польских историков и журналистов, почему они простили Германию, но до сих пор не могут наладить отношения с Россией, ведь количество жертв от фашизма в десятки раз больше, чем от сталинизма. Они объясняют этот феномен своеобразно. Германия покаялась в содеянном, а русские - нет и до сих пор держат в тайне данные о Катынском расстреле.

В Варшаве открыт современный музей, полностью посвященный Варшавскому восстанию. Это интерактивный музей, где можно погрузиться в тот период, изучить документы, рассмотреть каждую фотографию. Но и он насквозь пропитан антисоветской пропагандой.

На фото: Варшава в руинах. 1944 г

Борьба двух элит

Отголоски Варшавского восстания влияют на внутреннюю и внешнюю политику современной Польши до сих пор. После победы Советской Армии над фашистской Германией была создана Польская Народная Республика. К власти пришли лояльные к советам политики, а борцы за независимую Польшу были в опале. Сегодня поляки по-своему пытаются восстановить историческую справедливость.

10 лет назад был принят закон о люстрации. Согласно этому закону все поляки, рожденные до 1970 года, должны сделать чистосердечные признания, если в советский период сотрудничали с польским аналогом КГБ – СБ.

Дорота Зиленска, руководитель международного отдела Ассоциации журналистов Польши, рассказывает: «В обществе до сих пор идут споры. Одни считают, что Варшавское восстание не имело смысла, оно привело к поражению и огромным человеческим жертвам. Также есть сторонники мнения, что, несмотря на огромные человеческие жертвы, поляки боролись за свою независимость и погибли за идею. После Варшавского восстания установилась советская власть, и все участники того восстания были репрессированы, а некоторые даже сосланы в лагеря в Сибирь. Тогда было опасно открыто высказывать свою точку зрения, говорить о независимости Польши, поэтому сотрудники КГБ, польского СБ, создали большую сеть «стукачей». Стукачество очень поощрялось. К сожалению, многие поляки стали сексотами. Сотрудничество с СБ позволяло занимать высокие посты в компартии, а потом эти партийные бонзы стали бизнесменами. В Польше даже говорили: «Чтобы открыть свой бизнес в Польше, надо было иметь своего КГБиста». Все курировалось спецслужбами, особенно сферы торговли с зарубежными странами. Те люди, которые сотрудничали с коммунистами, теперь маскируются под суперлибералов и считают, что Польша должна слиться с Евросоюзом, потеряв свою национальную самоидентичность. Они утверждают, что национальности и этносы – это архаика, и теперь должен существовать только один «европейский народ». А настоящая элита, которая боролась за независимость, всегда была в опале. Сегодня их лидеры выступают за то, чтобы быть в Евросоюзе как равноправный партнер, со своей культурой и традициями. То есть сейчас в Польше действуют две противоборствующие элиты».

Чтобы навсегда отмежеваться от советского прошлого, Институт Национальной памяти, специально созданный в 1999 году, составил списки известных политиков, общественных деятелей, писателей, журналистов и учителей, которые так или иначе были стукачами.

Несколько лет назад эти списки появились в СМИ, и поляки с ужасом обнаружили в перечне из 700 тысяч известных личностей и Леха Валенсу, лидера освободительного движения «Солидарность», и первого президента Польши. Как оказалось, лидер польских борцов за независимость был стукачом с 1970 по 1975 годы. И стучал он в основном из-за денег. Поляки сильно разочаровались в своем прежнем лидере не из-за того, что он был сексотом СБ, а из-за того, что он не признался в этом сам.

Кстати, если человек, который претендует на высокий государственный пост, собственноручно признается в своих связях с СБ, то он может этот пост занять. Преступлением считается укрытие данного факта.

Ну, а к злостным сексотам применяют люстрационный запрет на ближайшие 10 лет выполнять какую-то общественную функцию. Кстати, ко всем архивам Института Национальной памяти имеют свободный доступ журналисты.

СМИ Польши

В Польше, как и во всем мире, впрочем, журналистская братия – команда недружная, нестройная, несплоченная. Польские журналисты часто конфликтуют между собой, хотя поляки могут похвастать своей историей журналистики, которая берет начало в конце XVIII века. Даже в период немецкой оккупации в 1940-х годах издавалось около 700 различных газет. Большая часть была пропагандистскими листками фашистов, их поляки называли «временниками». Но были подпольно издаваемые газеты, которые призывали население к восстанию.

Сегодня СМИ Польши неоднородны и делятся, как и у нас, на проправительственные, те, которые поддерживают генеральную линию действующей власти, и оппозиционные, те, что все это дело критикуют.

Мы посетили редакцию крупнейшей польской газеты «Выборча». Сегодняшний тираж этого солидного издания – 160 тысяч экземпляров, хотя еще три года назад они выходили тиражом в 300 тысяч. Руководство этой газеты вовремя сориентировалось и раскрутило интернет-версию газеты, которая насчитывает до 6 миллионов уникальных пользователей в сутки. Есть и платная версия по подписке, где выходят самые эксклюзивные материалы.

Подписка стоит 20 злотых (400 сомов) в месяц, у газеты около 100 тысяч подписчиков. Девиз газеты: «Честность, достоверность и скорость». В штате работают до 300 журналистов. Самый главный критерий, который предъявляют редакторы журналистским материалам: статьи должны быть написаны на высоком профессиональном уровне. Но и это не уберегает газету от судебных исков. На нее иногда подают в суд, а один иск газета сама подала на канцелярию президента Польши и даже выиграла процесс.

На фото: Обложка газеты "Выборча"

Роман Имельский, управляющий редактор «Выборчи», оказался в курсе судебных исков нашего президента к СМИ. Этот факт его нисколько не удивил. «Все люди, не только президент, могут судиться со СМИ в Польше. Это позволяет законодательство. И если журналист обвиняет президента или любого другого человека в каких-то преступных деяниях, то тот может обратиться в суд и потребовать либо доказательств, либо опровержений. У нас было много судебных исков в отношении СМИ от политиков. И довольно часто суды эти иски удовлетворяют. Основная задача редактора - чтобы в печать вышла достоверная, качественная статья. Конечно, все делают ошибки. Но мы должны тщательно проверять информацию, сделать десятки звонков, запросов, добыть доказательства и только после этого публиковать».

Газета «Выборча» широко использует новый вид журналистики данных – дата-журналистику. Это один из точных видов журналистики, так как, по признанию главы Дата-отдела Вадима Макаренко, еще ни разу ни одни человек или госчиновник не подавал в суд за какую-либо инфографику. Точность и достоверность в инфографиках – это святая святых.

Вадим Макаренко, кстати, приезжал прошлым летом в Бишкек и проводил высокопрофессиональный мастер-класс по дата-журналистике. После этого мастер-класса наша газета тоже начала использовать инфографики в качестве иллюстрации к статьям.

Сегодня Вадим Макаренко со своей командой работает над проектом, который выиграла газета «Выборча» в конкурсе «Цифровые инновации», объявленном компанией Google.

«Проект нашей редакции заключался в том, что мы выскребаем информацию из всех открытых источников и сайтов: парламента, министерства юстиции, реестров госкомпаний - о деятельности и имуществе депутатов и госчиновников. Информацию эту анализируем, структурируем, и читатель может, зайдя на наш сайт, забив фамилию нужного парламентария, узнать, когда, куда и сколько раз он ездил. Либо какой вуз он заканчивал, на какую тему писал дипломную работу, и кто был его научным руководителем. А также проверить, не заседает ли этот депутат со своим научным руководителем в правлении одной и той же коммерческой компании. Или узнав, на какой машине ездит парламентарий, сопоставить, сколько процентов поляков ездят на такой же машине, и к какому социальному слою населения относится данный депутат. Там же будут собраны все его высказывания, все публикации нашей газеты о нем и, естественно, предвыборные обещания. Мы уже построили прототип нашего сайта и пока обработали только данные из парламента. У нас будет хорошее досье на каждого депутата и госчиновника. Первая фаза – депутаты и правительство. Вторая фаза – чиновники органов местного самоуправления. Этот проект мы реализуем в течение года».

На мой взгляд, подобный проект был бы актуален и в Кыргызстане. И наши журналисты могли бы собрать хорошее досье на наших политиков. Жаль только инвесторов на такой проект найти пока сложно.

В следующем номере я расскажу о том, как католики Польши относятся к исламизации Европы, почему сирийские беженцы не оседают в Польше и многое другое.

Лейла Саралаева

Бишкек-Варшава-Бишкек 

P.S. Автор благодарит Фонд Польско-Чешско-Словацкой Солидарности  

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям