Никому не нужные соплеменники

11:12, 24 Июня

Их называют кайрылманами, переселенцами, беженцами, этническими кыргызами, таджиками и афганцами. А по факту это кыргызы, которые испокон веков проживали в высокогорных районах Большого Памира. За исключением некоторых диалектных слов, у нас с ними общий язык, общая история и культура. При всех этих условных различиях мы все-таки один народ, который волею судьбы был разделен естественными преградами в виде непроходимых гор.

Нас не так много на этом свете. За пределами Кыргызстана в Узбекистане проживают около 300 тысяч кыргызов, в Китае - больше 200 тысяч, в Таджикистане - 74 тысячи, в Казахстане - около 27 тысяч, в Турции - больше 6 тысяч, и в Афганистане - чуть больше тысячи человек. Наиболее компактно заселенные районы за границей - это Андижанская область в Узбекистане, Кызыл-Суйский Кыргызский автономный округ в Китае, Мургабский, Лахшский районы и Горно-Бадахшанская автономная область в Таджикистане и, конечно же, Ваханский коридор в Афганистане.

Из них сегодня в наиболее критической ситуации находятся так называемые памирские кыргызы. Согласно историческим справкам, кыргызы стали активно заселять этот суровый край Памира с 1575 года. Вторая большая волна кыргызов переселилась туда в 1920-1930-е годы, когда бежали от преследований советских властей и коллективизации. В конце XIX века в результате британо-российских договоренностей Ваханский коридор отошел к Афганистану, таким образом памирские кыргызы оказались разделенными между собой. Свыше 65 тысяч кыргызов оказались на российской территории, это современный Таджикистан, а 2 тысячи человек - на афганской территории. В конце же XIX века, по данным российских этнографов, там проживало 10 тысяч кыргызов. Сейчас их осталось чуть больше одной тысячи. Суровый климат, болезни и отсутствие самых элементарных условий жизни повлияли на резкое снижение числа кыргызов в Ваханском коридоре. 

Что же такое Ваханский коридор, где сотни лет проживали наши соплеменники? Это высокогорная долина длиной 295 км, шириной до 57 км, а где-то и до 15 км. Здесь течет река Вахан, в честь которой и названа эта узкая высокогорная долина.

На фото: Памирские кыргызы в Нарыне.

Осенью 2017 года шумно, с привлечением общественного внимания в Нарынскую область из Афганистана перевезли около 50 памирских кыргызов (считаем, так корректно и грамотно писать вместо словосочетания «этнические кыргызы»). Восемнадцать переселенцев вернулись обратно в Афганистан, разочарованные предложенными условиями жизни в Кыргызстане. На одной из встреч с журналистами они спросили, почему их поселили в горном районе (Нарын), где такие же суровые условия жизни, как у них.

В Государственной миграционной службе КР утверждают, что у всех памирских кыргызов есть статус «кайрылман», который является промежуточной ступенью к получению кыргызского гражданства. Поэтому оставшиеся памирские кыргызы изъявили желание получить гражданство КР, несмотря на определенные проблемы.

К такому повороту событий не были готовы кыргызские власти, которые явно не ожидали такого развития ситуации. Хотя если они действительно выдали им удостоверение “кайрылмана”, значит, они знали, что рано или поздно часть переселенцев может обратиться за гражданством. Памирских кыргызов давно хотят переселить и даже выдать автоматом кыргызское гражданство. Но против такого шага выступает афганское правительство, которое не в восторге от внезапно проснувшихся отеческих чувств к памирским кыргызам. Они по умолчанию отвечают за охрану государственной границы Афганистана с Китаем на этом участке. Там нет линии межгосударственной границы. Все условно.

Наблюдая за судьбой памирских кыргызов, переживая за них, мы совершенно забыли про мургабских и жергетальских кыргызов, вынужденных во время гражданской войны в Таджикистане переселиться в Кыргызстан. Их гораздо больше, чем памирских кыргызов. Их не встречали чиновники с цветами и камерами. Наша газета неоднократно писала о них в материалах «Невидимые иммигранты»: долгая дорога домойКайрылманы: там мы были кыргызами, а здесь стали таджиками...  и Кайрылманы: чужие среди своих  .

На фото: В Ивановке переселенцы живут в здании бывшей больницы.

Кстати, их тоже можно назвать памирскими кыргызами, потому что они жили на Памире, только на территории Таджикистана. Мургабские и жергетальские кыргызы переселились в Кыргызстан в два больших этапа. Первая волна - это бежавшие от войны семьи с детьми. Вторая волна была спровоцирована принятым в Кыргызстане законом «О государственных гарантиях этническим кыргызам, переселяющимся в Кыргызскую Республику». Позже была принята государственная программа «Кайрылман», которая была переработана в 2018 году.

По закону «кайрылман» - это временный юридический статус, выдается один раз, продлить его можно не более двух раз. Это не национальность. Многие почему-то считают, что это некая этническая группа. Юридический статус «кайрылмана» тоже не совсем понятный, в некоторых случаях он даже тупиковый. Поэтому многие переселенцы предпочитают сразу подавать заявление на получение кыргызского гражданства, как любые иностранцы. По разным данным получается, что порядка 25 тысяч переселенцев не обращались за статусом «кайрылман». Они живут, как остальные иностранные граждане, продлевая свою временную регистрацию, страшась на улице милиционеров. По одним законам, мы пригласили их в Кыргызстан как соплеменников, а по-другому, задерживаем как иностранцев, штрафуя за отсутствие регистрации на 10 тысяч сомов.

На фото: Дети переселенцев лишены элементарных прав.

Закон не обязывает их автоматически где-то регистрироваться в качестве переселенцев по государственной программе «Кайрылман». Регистрация носит добровольный характер, поэтому ни один государственный орган не обладает точными данными, сколько на самом деле в Кыргызстане переселенцев по программе «Кайрылман». А вот чтобы увидеть своими глазами, как они выживают в новых условиях и какие на самом деле гарантии дает правительство Кыргызстана, достаточно проехаться в Кара-Балту и посетить бывший детсад «Звездочка» или же побывать в здании бывшей инфекционной больницы в Ивановке. И еще ни один переселенец не получал земельного участка в качестве государственной гарантии по закону о кайрылманах, потому что еще в 2008 году (когда был принят этот закон) был введен мораторий на трансформацию любых земельных участков в сельской местности. Ни один переселенец не получает ощутимой государственной помощи, за исключением разовой гуманитарной помощи и содействия в оформлении документов, то есть на шее у нас не сидит. Они всего лишь просят содействия в оформлении кыргызского гражданства и хоть крохотного земельного участка, чтобы построить дом и содержать семью. А пока они получаются чужими среди своих.

Алмаз Исманов

 
© Новые лица, 2014–2019
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям