«Исламский терроризм»: эволюция мифа

08:48, 22 Декабря 2015

Перефразируя известное выражение, бесконечно можно смотреть на три вещи: как горит огонь, как течет вода и как нам пытаются впарить (иного слова не подберешь) «исламский терроризм». Это понятие в современных условиях стало чем-то вроде раскрученной торговой марки. В связи с этим интересным становится вопрос: кто тот «маркетолог», который придумал бренд «исламский терроризм» и сделал его одним из самых «продаваемых» в истории?

Охота пуще неволи

Как и всякий бренд, «исламский терроризм» проходил три стадии: создание, раскрутку и продажу. Причина создания этого «бренда» на Ближнем Востоке очень хорошо известна: возникновение в регионе движений и партий марксистско-ленинского толка. В своей работе «Исламский радикализм, как побочный эффект «холодной войны» российский исследователь Александр Игнатенко пишет:

«Процесс был настолько массовым, что уже не резало слух название «Коммунистическая партия Саудовской Аравии» (основана в 1975 г.), пусть эта партия и была крайне немногочисленной. Возникали объединенные патриотические (национальные) фронты, в которые входили местные коммунисты и националисты (Сирия, Ирак), происходила радикализация Палестинского движения сопротивления за счет становления в нем марксистски ориентированных Народного фронта освобождения Палестины, Демократического фронта освобождения Палестины. Историческая логика того периода была такая - всякое полевение означало приближение к Советскому Союзу, вовлеченность в орбиту коммунистического мира, утрату Западом позиций на глобальном уровне».

Для противников СССР резкое «покраснение» Ближнего Востока ничего хорошего не сулило. Выход из этой ситуации был найден по принципу «встречного огня». В сентябре 1976 года начальник французской разведки SDECE Александр де Маранш собрал в кенийском отеле «Сафари-клуб» своих коллег из Саудовской Аравии (Камаля Адхама), шахского Ирана (Нематоллу Насири), Марокко (Ахмеда Длими) и Египта (Вахди Мосаада). На этой встрече был разработан устав организации, которая позже стала именоваться по названию отеля. Главы этих государств накануне дали свое согласие на создание «Сафари-клуба» еще раньше. Общее кураторство над проектом было дано Генри Киссинджеру. На момент описываемых событий, он был государственным секретарем США. Основная идея клуба – использование радикального ислама для борьбы с коммунизмом вообще, и СССР в частности.

Полномочия в «Сафари-клубе» между участниками разделились, исходя из возможностей каждой страны. Франция давала технологии, а Саудовская Аравия – деньги. Прикрытием для финансирования проекта служили капиталы саудовского торговца оружием Аднана Хашогги. На долю Египта, Ирана и Марокко досталась поставка войск и оружия. Тогда же началась вербовка по всему Ближнему Востоку и Северной Африке боевиков-радикалов во вновь создаваемые террористические группировки псевдоисламского толка.

В конце концов о «Сафари-клубе» стало известно. Есть две версии того, как именно это произошло. По первой, свой документ о создании клуба не успел уничтожить Нематолла Насири – начальник тайной полиции шахского Ирана САВАК. После революции в Иране его нашел там египетский публицист Мохаммад Хасанейн Хейкаль, который получил доступ к архивам с санкции аятоллы Али Хомейни. Вторая же версия гласит, что документы «Сафари-клуба» выкрала болгарская разведка и передала их КГБ СССР. Однако несмотря на то, что «Сафари-клуб» раскрыли, его наработки не пропали даром. Их активно стала использовать администрация Рональда Рейгана, советником у которого был все тот же Александр де Маранш.

Смертоносная папка

Второй ступенью эволюции «исламского терроризма» стала «Аль-Каида». Точнее – обыкновенная папка, куда руководство ЦРУ США подшивало анкеты боевиков, которых вербовал прогремевший потом на весь мир Усама бен Ладен для войны с Советской Армией в Афганистане. Второй экземпляр анкеты бен Ладен отправлял в Службу общей разведки Саудовской Аравии, на которую работал параллельно с ЦРУ. Папка, по свидетельствам исследователей, называлась кратко: «Base» - «База данных». Другой вариант перевода этого слова - «Основа». Что на арабский язык переводится уже, как «Аль-Каида».

Уже в 1997 году бывший советник президента США Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский рассказал телекомпании CNN что сразу же после вступления в Афганистан Ограниченного контингента Советских войск, Госдепартамент и Совет национальной безопасности США разработали план мероприятий по противодействию СССР. В числе прочего, этот документ предусматривал сотрудничество в борьбе с Советским Союзом с Саудовской Аравией, Египтом, Великобританией и Китаем. Любопытна также цитата из другого интервью Бжезинского, которое он дал в 1998 году французской «Le Nouvel Observateur»:

 

«Вопрос: Когда Советы оправдывали свое вторжение, заявляя, что они намерены бороться против тайного вмешательства Соединенных Штатов в Афганистане, никто им не верил. А ведь в этом было истинное основание. Вы ни о чем не сожалеете сегодня?

Збигнев Бжезинский: Сожалею о чем? Эта тайная операция была прекрасной идеей…

Вопрос: И Вы не сожалеете о том, что поощрили исламистский фундаментализм, что давали оружие и советы будущим террористам?

Збигнев Бжезинский: Что является более важным с точки зрения мировой истории? Талибы или крах Советской империи? Несколько исламистских фанатиков или освобождение Центральной Европы и конец «холодной войны»?».

Строго говоря, движение «Талибан» появилось значительно позже войны СССР в Афганистане – в 1994 году, поэтому непонятно, почему Бжезинский упомянул талибов. Сама же «папка» под названием «Аль-Каида» после окончания войны в Афганистане и до 1998 года нигде себя не проявила. То, что писали о занятиях бен Ладена в то время американские источники, на веру стоит принимать с большой долей условности. Но вот 7 августа 1998 года прогремели взрывы у зданий посольств США в Кении и Танзании, и «папка», она же «Аль-Каида» всплыла вновь. Только называть ее стали более выспренно: «Международный исламский фронт джихада против иудеев и крестоносцев».

Что характерно, из 300 убитых взрывами у посольств, собственно американцев было всего 12. Ответственность за эти взрывы взяла на себя организация, нигде ни до ни после этого себя не проявившая - «Армия освобождения исламских святынь». Но в ЦРУ США ответственность за теракты возложили на бен Ладена.

При этом обращает на себя внимание одна любопытная деталь: не существует ни одного видеообращения бен Ладена, где он брал бы на себя ответственность за тот или иной теракт – он только выражал им одобрение. А уж его официальная смерть 2 мая 2011 года в Пакистане и вовсе вызвала у политологов больше вопросов, чем ответов.

То ли войско, то ли банда

То, что сначала в прессе называли «Исламским государством Ирака и Леванта» (ИГИЛ), а теперь называют ДАИШ - от перевода на русский арабского al-Dawla al-Islamiya al-Iraq al-Sham, с полным правом можно считать третьей ступенью эволюции бренда «исламский терроризм». Дата появления ДАИШ в медиа-пространстве известна точно: 9 апреля 2013 года. Именно в этот день группировка террористов al-Dawla al-Islamiya al-Iraq стала называть себя «Исламским государством Ирака и Леванта» (по другому наименованию - «...и Шама»).

В настоящий момент в СМИ духовенство и специалисты-востоковеды дискутируют о том, как лучше называть этих террористов. Например, первый заместитель председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации Дамир Хазрат Мухетдинов считает:

«Ислам не может ассоциироваться с агрессией, с негативными вещами. Но в том исполнении, которое мы видим сейчас – «Исламское государство» – это название полностью дискредитирует ислам и понятие «государство». Поэтому, говоря о террористах, мы всегда дополняем это название словами «так называемое» или «запрещенная организация». Когда мы вместо «Исламского государства» говорим ДАИШ – тем самым мы не дискредитируем само понятие «ислам». И нам не нужно добавлять такие фразы, как «так называемый» и прочие».

Как бы там ни было, но по разным данным на стороне этой группировки в Ираке и Сирии сейчас воюют от 400 до 500 кыргызстанцев. Поэтому уместно знать, что из себя представляет эта самая ДАИШ, дабы понимать всю степень исходящей от них угрозы.

Как отмечают наблюдатели, ДАИШ образовалась еще в 2006 году из 12 небольших террористических групп. В 2005 году будущий главарь ДАИШ Абу Бакр аль-Багдади захватывался американскими военными и содержался в тюрьме Кемп Букка в Южном Ираке. Однако в 2010 году Абу Бакр оказался на свободе, а уже через год те же американцы назначили за его голову награду в 10 миллионов долларов. Можно также вспомнить, что в создании ДАИШ активно участвовала «Аль-Каида». Правда, позднее Абу Бакр и лидер «Аль-Каиды» Айман аль-Завахири между собой рассорились.

В июне этого года достоянием гласности стал рассекреченный отчет Разведывательного управления Министерства обороны США, который был представлен за три года до этого. В документе сообщалось об очень тесных связях «Аль-Каиды» с тогда еще «Исламским государством Ирака» - предтечей ДАИШ. Причем связи эти были, судя по всему, даже слишком тесными, если через Абу Бакра (тогда еще – Абу Мухаммада аль-Аднани) «Аль-Каида» заявляла свою позицию по многим вопросам.

Безусловно, нельзя однозначно утверждать, что США приложили руку к созданию ДАИШ, однако есть одно из многих совпадений: эта группировка резко активизировалась сразу после того, как провалилась попытка интервенции США в Сирию, под предлогом наличия у Дамаска химического оружия. О чем говорит то, что ДАИШ изначально появилась на территориях Ирака, которые после свержения Саддама Хусейна были под контролем США? О том, что если Вашингтон и не создавал эту группировку, смахивающую на армию, сам, то, во всяком случае, не мешал ее созданию. Иначе придется признать, что во всех американских спецслужбах – перепроизводство слепых и глухих людей. Причем, на всех уровнях: от директоров до рядовых оперативников...

Что еще характерно – на первых порах боевики ДАИШ прославились казнями журналистов, а также запретом работы на захваченных ими территориях таким телеканалам, как «Аль-Джазира», «Аль-Арабия» и «Ориент». В медийной среде принято считать, что первый работает на «Братьев-мусульман», второй – на Саудовскую Аравию, а третий - на Сирию. По логике вещей, любая террористическая группировка нуждается в рекламе. В случае с ДАИШ этого нет. Косвенно это говорит в пользу того, что у либо у них есть своя собственная и высокопрофессиональная пиар-служба, если это понятие применимо к террористам, либо какая-то подобная структура работает на них со стороны.

В своих заявлениях ДАИШ подчеркивает, что ее цель – религиозная и политическая власть над всеми территориями, где живут мусульмане. А это – не только Ближний и Средний Восток, но также страны Центральной Азии, мусульманские республики России и Китай, коль скоро там живут уйгуры. То есть, Кыргызстан сейчас находится в «группе риска» по определению. У нас уже произошло несколько ЧП, связанных с экстремистами. Что бы ни говорили о наших спецслужбах, но результаты их работы говорят об их понимании того, что угрозы ДАИШ – не пустой звук.

Но понимают ли это власти страны в целом, если учесть, что методы пропаганды терроризма у ДАИШ принципиально отличаются от того, что у радикалов было ранее? Если до сих пор основной упор подобные структуры делали на религиозную составляющую, то ДАИШ сделала ставку на социальный фактор. Теперь они «работают» с простым народом методом сравнений: «Смотрите, мол, как живете вы и как живут ваши правители: дорогие особняки и машины, и все это – за ваш счет». Судя по тому, что поток «рекрутов» к ним не уменьшается, психологию ограбленного человека «пиарщики» ДАИШ понимают даже слишком хорошо.

Очевидно, что решение проблемы ДАИШ лежит в той же плоскости, что и она сама. А значит, и решать ее надо соответствующим образом: уделять больше внимания не только религиозному просвещению кыргызстанцев, но и улучшению их уровня жизни. Особенно – в регионах, где мясо видят либо по большим праздникам, либо накануне выборов в парламент. Конечная цель здесь – вернуть в сознание граждан веру в справедливое государство, утерянную за годы псевдодемократических реформ. Иначе власть рискует потерять не только народ, но и страну.

 

Дмитрий Орлов

Фото В. Оселедко

 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям