Куда нас заведет разнообразие религиозного образования?

20:32, 8 Февраля

Фото Вячеслава Оселедко

Никто в Кыргызстане не знает точно, сколько на самом деле наших граждан обучаются за границей основам религии, в частности, ислама. Такой информацией не владеют ни в Государственной комиссии по делам религий, ни в Духовном управлении мусульман. У всех цифры приблизительные, потому что, если раньше желающие получить такое образование за границей обращались с ходатайством в государственные органы, сегодня они уезжают учиться по туристическим путевкам! К таким предсказуемым выводам пришли авторы исследования “Булан института”.

Эксперты выявили плачевные факты в этой сфере. Оказывается, только 20 процентов наших имамов имеют базовое религиозное образование, а их свыше двух тысяч. Повторюсь. Среди сотрудников Духовного управления мусульман 80 процентов не имеют специального религиозного образования! А из тех, кто имеет, 20 процентов окончили медресе, а 10 процентов прошли краткосрочные курсы имамов.

Сегодня в Кыргызстане действуют 112 мусульманских высших учебных заведений, из них 10 имеют статус высшего учебного заведения. И, что важно отметить, только в минувшем году один (!) из них – Исламский университет, расположенный в том же здании, что и муфтият, – получил государственную лицензию. При этом университет осуществляет свою деятельность аж с девяностых годов, и его успели окончить многие видные религиозные деятели и имамы.

Остальные 102 заведения – это медресе, раскиданные по всей стране. Восемь из них на грани закрытия из-за полного несоответствия минимальным требованиям закона. Честно говоря, медресе – это отдельная тема. Качество образования в них и закрытость от внешнего общественного контроля давно вызывают очень серьезные вопросы.

Неудовлетворенность качеством религиозного (читай, мусульманского!) образования внутри страны заставляет наших граждан искать учебные заведения за границей. Процесс этот носит чаще стихийный, неконтролируемый характер. Желающие получить такое образование находят вузы или медресе с помощью знакомых или по Интернету. На сегодня только отправка в Турцию носит регулируемый характер, во многом благодаря бурной деятельности, которую развернул у нас турецкий государственный фонд Дианет Вакфы, который сначала поддержал открытие факультета теологии в ОшГУ, затем пролоббировал открытие таких же факультетов в других вузах.

За последние годы (благодаря двухсторонним соглашениям на уровне вузов) в турецких вузах теологическое образование получили сотни кыргызстанцев, которые изучали там различные аспекты религии с точки зрения управления, социологии и политологии. Как признавались в интервью выпускники турецких вузов, они изучали ислам с научной точки зрения. Кстати, именно из-за этого аспекта в Духовном управлении мусульман Кыргызстана не очень жалуют кыргызстанцев, окончивших турецкие вузы. По словам работников муфтията, они не владеют арабским, каноническими знаниями Корана, которые необходимы в ежедневной работе имама или работника религиозной сферы.

Самую большую обеспокоенность у экспертов вызывают иностранные медресе, которые не имеют соответствующих лицензий даже там, где они находятся. Никто не контролирует их деятельность, они полностью находятся под патронажем различных религиозных фондов и движений, а они тоже вызывают массу вопросов, которые остаются без ответа.

В этом направлении наши граждане едут учиться в медресе Пакистана, Индии, Шри-Ланки и Бангладеш. По данным экспертов, в Пакистане существуют медресе, которые больше напоминают военизированные школы религиозного толка, где учащихся помимо религиозных основ учат владеть оружием и вести диверсионную деятельность.

Согласно данным пакистанских властей, там 13 тысяч медресе, в которых обучаются около 2 млн учащихся, это если не считать медресе, открытые там при обычных школах.

Большинство этих медресе принадлежат движениям “Таблиги Жамаат”, “Ахл-у Хадис” и другим. В основном они сосредоточены в провинциях Пенджаб, Пешавар и Белуджистан. Кыргызстанцы попадают в Пакистан по туристическим визам или личным приглашениям и идут в медресе, патронируемые движением “Таблиги Жамаат”. Но его бурная миссионерская деятельность вызывает в кыргызском обществе неоднозначную реакцию, от нейтрального одобрения до полного неприятия. У экспертов по вопросам безопасности определенную обеспекоенность вызывает внешнее управление в этой миссионерской организации, отсутствие каких-либо официальных атрибутов.

Пакистанские власти также обеспокоены своей внутриполитической ситуацией (а там именно студенты религиозных вузов часто становятся движущей силой различных антиправительственных акций). Поэтому власти официально запретили выдачу студенческих виз для иностранцев, желающих получить религиозное образование в Пакистане. Возникает вопрос, каким образом наши граждане попадают в Пакистан, и как идет оформление всех документов, регистрации? Можно предположить, что нелегально.

Самым известным выпускником пакистанских религиозных учебных заведений у нас является нынешний муфтий Максатбек ажы, который с 1996 по 2005 годы получал образование в одном из крупнейших медресе в штате Пенджаб “Арабия Райванд”. Это же медресе в свое время окончили и другие имамы, работающих в регионах.

Это учебное заведение мне посоветовали старшие товарищи, связался с представителями медресе. Купил билеты и поехал учиться”, - рассказывает имам одной из мечетей Чуйской области Максат (тезка муфтия, не путать! - прим. ред.) Учился там Максат восемь лет! До отъезда у него уже было базовое образование, полученное в медресе имама Азама в Кадамджайском районе.

Сначала мне пришлось учить их язык урду, чтобы можно было свободно посещать уроки. Затем сел за изучение арабского языка, то есть арабский я изучал через урду. После в течение двух лет интенсивно заучивал Коран. В первое время было нелегко, мучился, никак не мог привыкнуть к новым условиям жизни. Были моменты, когда хотелось вернуться. Стипендию нам не платили, вся учеба, проживание и питание было за счет принимающей стороны. Там богатые люди очень помогают медресе. Сейчас по прошествии стольких лет не жалею, что поехал учиться туда. Поездка и учеба там закалили меня, я понял, что такое стать настоящей личностью”, - говорит Максат.

Столичный казы Садриддин ажы тоже выпускник пакистанских вузов, он окончил университет имени Абу Хурайра. До этого несколько месяцев был в даавате по Индии и Пакистану.

Пакистанские медресе подвергаются жесткой критике и в Кыргызстане, и в соседних государствах, и, как ни странно, в самом Пакистане тоже. К примеру, деятельность движения “Таблиги Жамаат” запрещена в соседних странах, в отличие от нас. Больше всего вопросов вызывает их принадлежность к различным экстремистским движениям, отсутствие регистрации и учебная программа. По словам бывшего руководителя Государственной комиссии по делам религий Орозбека Молдалиева, медресе “Арабия Райванд”, которое окончил муфтий Кыргызстана, не имеет государственной лицензии в Пакистане, поэтому не стоит его рекомендовать кыргызским гражданам, желающим получить религиозное образование.

На самом деле в Пакистане слишком много медресе. Некоторые проходят регистрацию, а некоторые – нет. В некоторых воспитывают в духе экстремизма, некоторые принадлежат “Талибану”, отдельные придерживаются салафизма. Кстати, салафизм там процветает. В Пакистане говорят, что у них 99 процентов мусульман придерживаются ханафитского мазхаба, но при населении 145 млн человек сложно однозначно что-либо утверждать, когда столько частных медресе. Я все это видел своими глазами”, - сказал экспертам казы Бишкека Садриддин ажы.

Есть факты, когда родители выезжают по туристическим путевкам вместе с детьми в Индию или Бангладеш и потом просто оставляют там детей учится на 8-10 лет! Впервые о таких фактах общественность узнала в 2012 году.

Председатель Государственной комиссии по делам религий Зайырбек Эргешов подтвердил, что факты есть: “У нас есть информация о даваатистах, выезжающих в Бангладеш. Кыргызстанцы по туристической визе отправляются туда семьями. Отправляться за границу в качестве туриста, путешествовать – это ведь право каждого гражданина. Но, оказывается, есть и такие, которые оставляют своих детей там в медресе. А по возвращении, оказывается, никто не имеет права требовать от него ответа, куда он дел детей. Сейчас в этом направлении мы начали совместную с органами правопорядка работу”.

Если в случае с религиозными высшими учебными заведениями в странах Арабского залива, Ближнего Востока, Магриба и Турции можно что-то отследить, в конце концов у этих вузов есть свои сайты, кампусы, учебные программы и так далее, то с прочими медресе все обстоит намного запутанней. Никто не ведет их четкой регистрации, никто не знает, что на самом деле там преподают, почти все они находятся под патронажем многочисленных религиозных организаций или фондов.

В Кыргызстане тоже все медресе находятся в частной собственности и финансируются исключительно из частных источников или пожертвований зарубежных благотворительных фондов. По закону все медресе должны пройти государственную регистрацию в Министерстве юстиции КР, потом заявители обращаются в Государственную комиссию по делам религий КР с пакетом документов, которые включает в себя учредительные документы, сведения об учителях медресе и финансовые источники. И все, больше ничего. То есть у Министерства образования и науки КР они не проходят никакой проверки как учебное заведение, пусть даже религиозного направления. С одной стороны, у нас религия отделена от государства, и государственным органам сложно вмешиваться в деятельность религиозных организаций, но, с другой стороны, речь идет об общественной и национальной безопасности, об образовании подрастающего поколения.

Среди де-факто существующих 78 медресе по всей стране есть современные, с компьютерными классами, есть и такие, в которых время остановилось где-то в средневековье. Эксперты отмечают, что у большинства таких медресе почти всегда отсутствуют регистрационные документы. Их жизнедеятельность всецело зависит от шедрости спонсорской поддержки. Такой тип существования медресе ставит крест на развитии религиозного образования.

Мы оказались словно в капкане. С одной стороны – государство не может вмешиваться в религиозные вопросы. А с другой – их игнорирование может дорого обойтись, и мы можем упустить важные моменты. Нужен компромисс, но как его найти в современных условиях, с учетом все возрастающего напряжения в обществе?

Алмаз Исманов

 

© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям