Осторожно, секта

14:34, 17 Марта 2015

«Если хочешь разбогатеть – придумай новую религию».
Лафайет Рональд Хаббард, создатель сайентологии

Кыргызстан – страна открытая. С одной стороны, это дает нам, жителям, бонус – дополнительные шансы выжить. Мы свободнее мыслим, лучше принимаем новое, ко многому легко приспосабливаемся. С другой стороны, это открывает двери в наше государство самым разным идеологиям с самыми разными целями и задачами.

Далеко не все они хотят нам мира и процветания, увы. В том числе, лидерам самых разных сект открытость Кыргызстана может показаться весьма привлекательной.

Нечеткая статистика

Признанная во многих странах мира опасной, деструктивной, запрещенная во многих местах «Церковь сайентологии» только в позапрошлом году осталась без регистрации, до этого действовала свободно. Сайентологи, несмотря на уголовное разбирательство, заявили, что намерены действовать дальше, для чего будут регистрироваться в ином порядке. «Свидетели Иеговы» с таким же тоталитарным наследием – едва ли не признанная конфессия. Исламские деструктивные объединения иногда действуют под прикрытием мечетей, построенных чуть ли не на бюджетные деньги (или на деньги, предоставленные спонсорами совсем для других целей). Тысячи, а то и десятки тысяч кыргызстанцев попадают во власть к лидерам, заботящихся в лучшем случае только о своем кармане. Искалеченные души, изъятое имущество, психологически изломанные люди – вот наследие сект.

Точное количество сект, действующих в Кыргызстане, неизвестно. Об этом говорят эксперты. Подо что только не маскируются любители нажиться на «духовности».

У нас действует 91 образовательное религиозное учреждение, в том числе исламской и христианской конфессий. «Резвятся» сатанисты, Белая церковь, кришнаиты, псевдобуддисткие объединения и представители прочих сект. В судебном порядке были запрещены секта Муна, движения «Фанлуньгун», «Жайшуль Махди» и ряд других, но после громких скандальных историй, на которые уже нельзя было закрыть глаза.

Известный эксперт Аркадий Гладилов считает, что у нас вольготно себя чувствуют свыше трех тысяч сект. Та же церковь Муна продолжает свою деятельность, маскируясь под социальные организации и клубы по изучению английского и корейского языков. Организации «Фанлуньгун», которая в Китае считается террористической, маскируется под клуб ушу, спортивные сообщества и общественные фонды.

Перечислять вредоносные объединения не имеет особого смысла именно потому, что все они с легкостью меняют название, ускользают от ответственности. Поэтому имеет смысл знать о некоторых признаках деструктивного культа и быть настороже, не оставляя без внимания своих близких, особенно пожилых родственников и детей.

Предупрежден – значит, вооружен

Почему попадают в секту? Легкой добычей манипуляторов становятся одинокие (если не физически, то психологически), уязвимые, лишенные социально защиты люди, которых не устраивает общественно-политическая ситуация. Как ни крути, у нас таких – половина населения. Зачем эти люди нужны лидерам, понятно: имущество и рабочая сила.

Первым признаком любой секты является наличие лидера, который позиционирует себя новым Мессией, Спасителем и Богом. Например, лидер «Фалуньгун» Ли Хунчжи пишет в своей книге «Чжуань фалунь»: «Чтобы помочь ученикам самосовершенствоваться, я скажу, что можно сделать так: возьмите мою книгу (так как в ней есть моя фотография) или же просто мою фотографию и попросите Учителя Будду освятить изображение, как попросили бы меня. Достаточно лишь полминуты, и вопрос будет решен». Без комментариев.

Второй признак – иерархия, наличие секретных вероучений, ритуалов и тайных уровней посвящения. У лидера секты есть приближенные, чтобы добраться до них, нужно пройти много уровней или ступеней, для этого нужно «усердно трудиться». Та же иерархия в обучении и введении адепта, оно постепенное, ступенчатое и зачастую платное. Например, в секте саентологии Рона Хаббарда человек, оплатив и пройдя начальный курс, узнает в самом конце, что самое главное и интересное будет раскрываться лишь на следующем курсе, за который плата отдельная. 

Обязательное условие любой секты – жесткая дисциплина, неукоснительное соблюдение всех правил, посещение собраний, выполнение приказов самого лидера или же его приближенных. Четко соблюдается «субординация»  – это третий признак секты. 

Четвертым признаком является избранность и фанатизм. Сектанты не способны на конструктивный диалог, не способны с терпимостью относиться к другим религиозным и духовным взглядам. Они постоянно находятся в состоянии войны со всеми религиями и духовными течениями, которые «не имеют истины и спасения».

Пятый признак любой секты – рано или поздно сектанты предлагают вкладывать деньги в «небесный банк» или совершать дорогие покупки. Жертва продает квартиру, отдает деньги старшим сектантам. Другой способ заработка в этой сфере – сектанты обязаны выкупать (а потом бесплатно раздавать) как можно больше журналов. Стоимость такого журнала превышает его себестоимость обычно в 10 раз. Примерно таким образом построен бизнес кришнаитов.

Шестой признак – уход из секты труден, иногда даже невозможен, так как, во-первых, всегда находят компрометирующий человека материал, собираемый при поступлении в секту на особых процедурах «исповеди» или анкетирования, и не брезгуют шантажом. Во-вторых, вступивший в секту должен совершить поступок, ставящий его вне традиционных общественных и нравственных связей: отречься от родителей, от веры своих отцов, признать, порой письменно, всю свою предшествующую жизнь ошибкой. В-третьих, желающий покинуть секту подвергается давлению и преследованию бывших своих «собратьев», угрозам и шантажу. 

Главная цель секты – разрушить сознательную часть психики и подчинить человека своим целям.

Эксперт Александр Чаусов рассказывает: «К вам могут приставить некоего «бывалого» сектанта, который будет с авторитетным видом загружать в вас учение культа, попутно доказывая, что учение этого культа единственно верное, а спорить с учением культа бесполезно потому, что оно единственно верное. Если вы будете дергаться, возражать и спрашивать неудобное – старший товарищ не будет спорить с вами по сути. Он обратит ваше внимание на то, что вы спорите, плохо себя ведете и расстраиваете славных людей. Так можно и без их теплой любви остаться. И вы незаметно для себя заткнетесь.

 

Параллельно с «обретением истины» вас форматируют в «не такого как все». Здесь присутствует легкий налет шизофрении, но вам уже не до тонкостей вроде формальной логики. Информационный блок, загружаемый в вас в рамках этого процесса, можно охарактеризовать «вы тут все не такие, как все». То есть с одной стороны, община – это некий человеческий монолит, люди в общине обладают своим внутренним языком, своей внутренней иерархией, читают одну и ту же доктринальную литературу, даже одеваются похоже. Но при этом они все – избранные, в отличие от остального внешнего мира. Члены общины обладают некоей Истиной, а весь остальной мир – не обладает. Вы становитесь избранным в коллективе избранных. И более того: до вас доносят мысль, что только с избранными вы теперь и можете сосуществовать. Иметь тесные («настоящие») связи с людьми извне настоятельно не рекомендуется. В общем, продукт готов».

Методы обращения часто трансформируются (в секторе реальной экономики бы такую динамичность и гибкость). Раньше «бомбардировка вниманием» была обязательной частью вербовки. Теперь, когда информационная кампания антисектансткой направленности дала людям некоторые знания, методы поменялись. Например, «летучка» (инструкция) для верхушки той же Белой церкви выглядит так: «Больше никаких хождений по домам, хватаний прохожих за руку. Никакого окружения вниманием новых членов секты. На это многие реагируют «по Дворкину». То есть, настораживаются и покидают «божий дом». Теперь информация о церкви распространяется по принципу НЛМ. То есть, своим хорошим знакомым коллегам, родственникам знакомых, людям, которые пожаловались на проблемы в семье и на работе. Проповедники полностью переориентируются на этот стиль работы. Человеку, который расстроен, сообщать, что есть возможность все свои проблемы решить. И больше ничего не делают, пока человек сам не начнет задавать вопросы».

Нового любопытствующего теперь предписано «не замечать» где-то минимум 10 собраний. Пусть себе тихонечко ходит, если сам не просит о помощи. На вопросы отвечать кратко и загадочно, в полемику не вступать, на вопросы по поводу авторизации «кто вы такие и кто ваше начальство» - выдавать юридические сведения весьма и весьма правдоподобного вида. И только через 10 занятий человеку нужно предложить посещать «домашнюю группу». Одним словом, смотреть имеет смысл не на методы, а на цели, которые заметны и понятны до того, как человек попал в зависимость от сектантской верхушки.

Чем помочь?

Что делать, если родной и близкий человек попал в секту? Оставьте все попытки объяснить вашему близкому абсурдность вероучения секты и неадекватность его поведения, это приведет к еще большим скандалам и обострению отношений. Покажите всем своим поведением, что вы признаете за вашим близким право на поиск, на свой выбор, пусть даже ошибочный, и что ваш близкий дорог вам сам по себе, независимо от его убеждений. С другой стороны, ни в коем случае не притворяйтесь, что вы изменили свое мнение или, наконец, приняли те перемены, которые произошли с вашим близким. Это либо укрепит его приверженность секте, либо он обнаружит вашу ложь и окончательно утратит остатки доверия к вам. 

Постарайтесь договориться – вы не критикуете его «организацию» (термин «секта», естественно, будет раздражать вашего близкого, так что лучше стараться его избегать), а он не занимается дома пропагандой и не пытается втянуть других членов семьи. 

Вы можете мягко обращать внимание вашего близкого на явные противоречия в его поведении и высказываниях, в то же время, не вынуждая его эти противоречия объяснять: ваша задача – отвлекать его от секты. Также старайтесь почаще вспоминать радостные моменты жизни из его детства или совместной жизни. Это поможет сохранить связь с семьей и общественной жизнью, это как раз то, чего секта старается избежать. Ни в коем случае не давайте ему денег – это то же самое, что давать деньги наркоману на наркотики: любые деньги, данные вами, все равно будут немедленно переданы секте.

Старайтесь собирать всю возможную информацию о секте, в которую попал ваш близкий или знакомый, но втайне от него самого, чтобы не раздражать его и не потерять и без того хлипкое доверие. Эта информация сможет пригодится при обращении к правоохранительным органам, к журналистам или психологам. И главное – не падайте духом.

Айгуль Токобаева 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям