Разная вера. Где тонко, там и рвется?

13:25, 7 Ноября 2016

Почти детективная история произошла с захоронением 76-летней уроженки Джалал-Абадской области, принявшей при жизни, по словам дочери, баптизм. Труп бедной женщины хоронили три раза (!), потому что жители Ала-Букинского района выступили против ее захоронения на местном кладбище. 78-летний муж женщины Акжол Азаев в интервью “Азаттыку” сказал: “Не верю, что моя супруга, с которой мы прожили вместе 49 лет, приняла другую религию”. Родственники умершей женщины обвинили имамов в подстрекательстве местных жителей, а сотрудников милиции - чуть ли не в сокрытии трупа их родственницы.

Официальный представитель МВД КР Елена Аильчиева на своей странице в социальных сетях категорически опровергла все обвинения в адрес сотрудников правоохранительных органов и призвала священнослужителей к взвешенности и корректности в оценке событий, имевших место в Ала-Буке. Также она заявила, что перезахоронение трупа женщины произвели сотрудники Ала-Букинской районной государственной администрации, а не милиционеры.

Скандал вокруг этого случая только усиливался, и лишь после долгих переговоров местных жителей с участием духовенства, представителей властей и силовых структур было принято решение разделить местные кладбища на секторы по вероисповеданию.

Аналогичная история в это же время имела место в Ак-Суйском районе Иссык-Кульской области. Там тоже воспротивились захоронению трупа 60-летней женщины, исповедовавшей при жизни баптистское направление христианства.

Опуская этические моменты в этой истории, надо признать, что активная деятельность новых христианских церквей (кстати, некоторых из них не жалует и православие, и католичество) в сельской местности, где население и по национальности, и по конфессии на протяжении сотни лет было однородным, в последнее время все чаще становится предметом жарких дискуссий с взаимными обвинениями.

Ранее в Токтогуле закидывали камнями дома приверженцев Свидетей Иеговы, в Сузаке пытались поджечь дома последователей одного из течений протестантства, в Кадамджае тоже были зафиксированы конфликты. Не говоря о случаях, когда родственникам отказывали в захоронении на местных кладбищах.

Очевидно, что распространение протестантских конфессий в регионах имеет далеко идущие последствия, потому что появление в селе инаковерующих людей – это уже для местных жителей чрезвычайное происшествие. Если это целая семья – трагедия. Население не может понять, почему люди «меняют» веру.

Но есть и чисто социальная проблема. В действительности сейчас нам необходимо разработать новое «Положение о захоронениях». Существует масса проблем с выделением земель под кладбища, неясно, где и как хоронить усопших другой веры в регионах. К сожалению, есть такие случаи, когда вопросы захоронения становятся бизнесом, и это также может вызвать конфликт.

Инциденты в Ала-Буке и Теплоключенке – не первые случаи в Кыргызстане. Они получили широкую огласку благодаря родственникам усопших. Думается, что в данное время в срочном порядке необходимо проводить профилактические работы со всеми ОМСУ и духовенством, чтобы избежать рецидива случаев в других районах”, - считает эксперт по религиозным вопросам Икбол Мирсаитов.

До 1990-х годов прошлого столетия такой проблемы, как прозелитизм, в Кыргызстане фактически не существовало, потому что православная церковь и немногочисленная католическая община не нарушали негласное правило и не занимались миссионерством среди кыргызов, узбеков, уйгуров и таджиков. До определенного времени всех устраивал статус-кво.

Так было, пока новые христианские церкви не стали активно скупать дома в узбекских махаллях на юге страны и дома в кыргызских селах в других регионах. В том же Оше первые протестанские молельные дома один за другим появлялись в кварталах, где преимущественно жили узбеки и кыргызы. В Бишкеке первые новохристианские церкви появились вначале в корейской общине, потом распространились среди остальных этносов.

Протестантство особенно сильно распространилось среди кыргызов. Насколько серьезна проблема прозелитизма для Кыргызстана, или мы преувеличиваем серьезность ситуации?

Вопросы прозелитизма в Кыргызстане возникли еще на заре независимости, и в настоящее время можно наблюдать несколько уровней конфликтности в обществе.

Во-первых, именно такие этнические группы, как кыргызы, узбеки, становятся адептами простестантских обществ, и очень часто молодые члены семьи (дети) являются главными вербовщиками своих родителей (как показывает ала-букинская практика), а в других случаях родители приводят своих детей в протестантские церкви.

Во-вторых, вопрос прозелитизма представляется в несколько ином ключе, потому что сами неофиты не считали себя до этого мусульманами, они не были до принятия христианской веры активными мусульманами, они условно обозначались мусульманами, и то это были оценки со стороны. Вряд ли активный мусульманин будет принимать иную веру, если не будут на это веские причины.

В-третьих, даже будучи протестантом, любой кыргыз или узбек желает, чтобы его похоронили рядом с предками на одном кладбище, то есть он стремится сохранить свои кровно-родственные отношения. Это вызывает недовольство у другой части родственников при захоронении.

В-четвертых, в обществе отсутствует диалог между представителями различных конфессий, за исключением мусульманского духовенства и русской православной церкви. В стране в настоящее время необходим широкий межконфессиональный диалог, идущий снизу, с регионов, так как именно в регионах будет все больше усиливаться противостояние между представителями различных конфессий не только по вопросам захоронения, но и по вопросам отправления культа и службы. Сейчас мы наблюдаем, как в Оше, Джалал-Абаде молодые люди (студенты) активно ведут пропаганду свидетелей Иеговы среди жителей. Встречи идут на кыргызском языке, и распростаняются книги на кыргызском и узбекском языках, что вызывает опасения среди мусульманского духовенства”, - говорит Икбол Мирсаитов.

По данным Государственной комиссии по делам религий, в Кыргызстане действуют больше 350 объектов христианской направленности, из них только 47 – приходы и монастыри Русской православной церкви. Все остальные объекты - протестантского толка, и эти прихожане активно ведут миссионерсую деятельность в Кыргызстане.

Кандидат политических наук Нургуль Эсенаманова в своем исследовании, посвященном оценке религиозной ситуации в Кыргызстане, говорит, что активное распространение протестантских течений может расколоть общество по идейному и религиозному признаку, привести к распаду семей, «зомбированию» людей, обособлению самого религиозного сообщества.

Конечно же, есть закон, он гарантирует свободу вероисповедания, и мы живем в светском государстве. Но нельзя игнорировать тот факт, что мы живем в традиционном обществе, где до недавнего времени была распространена только одна религия.

И вдруг, воспользовавшись плодами советской атеистической политики, у нас заметно активизировались религиозные течения и объединения, о существовании которых мы даже не подозревали. Такая политика привела к тому, что сегодня среди кыргызов появляются приверженцы новых религиозных течений и движений как мусульманского, так и христианского толка. Несложно догадаться, к чему приведет такая “свобода” в таком щепетильном вопросе, как религия.

Алмаз Исманов 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям