Существует ли хиджабофобия в Кыргызстане?

10:02, 2 Ноября 2016

Оговорюсь сразу: у меня нет цели пропагандировать или критиковать хиджаб, девушек и женщин, которые его носят. У меня была задача выяснить, существует ли в современном кыргызстанском обществе так называемая исламофобия, как себя чувствуют женщины, которые облачаются в хиджаб, и с какими проблемами они сталкиваются.

Общеизвестно, что кыргызки, даже будучи мусульманками, никогда не надевали ни паранджу, ни чадру. Молодые девушки и женщины носили легкие головные уборы или платки, а замужние женщины облачались в элечеки. За 70 лет в составе СССР наши женщины следили в основном за европейской модой, и у наших мам даже мысли не было скрыть модную прическу или шею, украшенную красивыми бусами. А ношение платков стало уделом бабушек или жительниц отдаленных районов. Лихие 90-е тоже внесли свою лепту в раскрепощение советских женщин, повлияли всеобщая глобализация и усиленно насаждаемые голливудские стандарты. Возможно, поэтому появление женщин в хиджабах на улицах Бишкека первое время удивляло. У большинства не укладывалось в голове, что должно произойти с человеком, женщиной, чтобы она отказалась быть привлекательной в общепринятом понимании этого слова. Что толкает ее добровольно укрыться и отгородиться от внешнего мира?

Как я носила хиджаб

Чтобы понять всю гамму чувств и проблем, я решила пойти на эксперимент и надеть хиджаб. Конечно, я понимала, что это в какой-то мере нарушает сакральность данного действа, ведь покрываясь, женщина демонстрирует всему миру приверженность к исламу, а значит, и всему образу жизни. Так как я не на сто процентов придерживаюсь мусульманских традиций, то сомневалась, имею ли я право надеть хиджаб, поносить его несколько дней, а потом снять. К счастью, мне на помощь пришел эксперт по исламу Кадыр Маликов. Он сказал, что проблема отношения общества к женщинам в хиджабах действительно актуальна, и в целях эксперимента пойти на такой шаг можно.

Вторая проблема состояла в том, что для меня религия – в какой-то мере интимная, сугубо личная тема, куда я предпочитаю никого не впускать. И, конечно, такая явная демонстрация религиозности для меня не совсем приемлема. Поэтому следующая проблема, с которой я столкнулась, это личная стеснительность. Представлю дружный смех моих знакомых, которые знают меня как человека не робкого десятка. Но именно в этой части мне было сложно решиться на эксперимент.

Третья проблема – где взять хиджаб? Хиджаб – одежда, покрывающая тело женщины с головы до ног, но лицо и кисти рук остаются открытыми. Шариат (свод исламских законов) гласит, что хиджаб должен быть длинным, но не обтягивающим и не вызывающим. Как выяснилось, я совершенно не знала, что под хиджаб надевают маленькую шапочку, которая плотно обрамляет лицо, прикрывая волосы и уши, и только сверху завязывают платок, причем есть десятки вариантов того, как красиво его повязать.

В Интернете я нашла несколько магазинов мусульманской одежды и в одном из них купила эту шапочку, а оригинально повязать платок мне помогла молодая красивая продавщица. Она, естественно, тоже была в хиджабе, только полностью черном. Без лишних вопросов она соорудила хиджаб, объяснив: «Я сделала вам, как у Жади (героиня популярного телесериала), это ваш стиль. В следующий раз еще приходите, я вас научу другим вариантам ношения хиджаба». Пока я была в магазине, все продавщицы одобряюще мне улыбались и говорили комплименты. Что в какой-то степени добавило мне уверенности.

Итак, мой эксперимент начался. Мне предстояло отнести документы в ряд госучреждений, одну коммерческую фирму и в одну международную организацию, также оплатить счета в домоуправлении и забрать ребенка из детского сада.

Меня удивила одна особенность: как только я надела хиджаб, куда-то исчезла вся агрессия, как внутренняя, так и внешняя. Движения мои вдруг сами собой стали плавными, неспешными. А окружающие незнакомые люди стали как-то более щадяще ко мне относиться, к примеру, водители авто не сигналили агрессивно, если я не там парковалась. Женщины смотрели каким-то любопытно-сожалеющим взглядом, а мужчины, как мне показалось, с загадочным интересом.  

Существует ли хиджабофобия в Кыргызстане? 

Мой визит в госучреждение в хиджабе вызвал настоящий шок. «Лейла Маратовна, что с вами случилось?! У вас все в порядке?!» - примерно такой была первая реакция тех, кто меня видел. Люди с испугом вглядывались в мое лицо, чтобы понять, что подвигло меня к таким радикальным переменам. Было видно, что мой вид испортил им настроение, деловой разговор не клеился. В какой-то момент я поняла, что это жестоко с моей стороны вызывать такой когнитивный диссонанс, и я объяснила, что это эксперимент. Какое же облегчение и радость демонстрировали мои знакомые! Одна даже расцеловала меня в обе щеки.

В международной организации мое появление в хиджабе вызвало не меньшее удивление, с разницей в том, что сотрудники сделали вид, что все вроде нормально. Но пока шла деловая встреча, царила неловкость, и мои визави избегали встречаться со мной взглядами. Однако, несмотря на хиджаб, мне удалось получить ответы на все интересующие меня вопросы.

В домоуправлении в очереди к кассе пожилая женщина, которая долго разглядывала меня, вдруг спросила: «Мне всегда интересно, а у вас шея не потеет в таком одеянии?». Кстати, мне тоже всегда было любопытно. Отвечу сразу: в холодное время года хиджаб оберегает от холодного ветра. А вот в жару комфорта меньше. Да и вождение машины в хиджабе усложняется, так как ограничен поворот головы.

Последнее испытание меня ожидало в детском саду. К моему удивлению, никто из сотрудников детского сада не задал мне ни единого лишнего вопроса и постарался не смотреть косым взглядом. Хотя некое недоумение читалось в их растерянности.

В целом, большинство моих знакомых, по их признанию, испытали шок из-за того, что в их глазах мой статус изменился. По их мнению, женщина, которая надела хиджаб, пережила какой-то стресс или переоценку ценностей, что послужило изменению всего внутреннего мира. Соответственно изменились и отношения к этой женщине, какие-то темы для обсуждения стали под запретом, какие-то фразы могли быть восприняты болезненно, поэтому общение становилось натянутым.

Что касается незнакомых людей на улицах, то большинство из них вовсе не обращали особого внимания на мой головной убор, в связи с этим, мне показалось, что абсолютно никакой проблемы нет. Более того, я стала больше обращать внимания на тех, кто носит хиджаб, и мои наблюдения показали, что очень много бишкекчанок облачены в него. Причем это в основном молодые девушки и женщины до 30 лет, они носят хиджаб как очень модный аксессуар, сочетая с одеждой по цвету и фактуре. Либо это женщины в возрасте после 65. Очень редко носят хиджаб женщины старше 40, думаю, потому что мы дети советской эпохи, для которых религия по-прежнему считается «опиумом для народа».

Из моих личных наблюдений: хиджаб – довольно удобная одежда, если у вас не все в порядке с прической. А в эмоциональном плане он словно оберегает твое личное пространство, и возникает ощущение некой безопасности. Однако облачиться в черный хиджаб я так и не осмелилась. Думаю, это больше психологический момент.

Стереотипы о девушке в хиджабе

Главный редактор исламского журнала «Умма» Элиана-Марьям Сатарова хиджаб надела осознанно и уже во взрослом возрасте. Но и она столкнулась с массой проблем.

«В обществе укоренился стереотип, что девушка, носящая платок, необразованная, социально неактивная, неразвитая. А в последнее время считается, что такая девушка непатриотичная и внедряет чужую культуру, у нее нет любви к Родине. Но это не так. Хиджаб – это всего лишь дресс-код, он универсален, может подстроиться под традиционную одежду любого народа, под динамику жизни, под любое время. Нет строго определенного вида хиджаба. В исламе одежда должна быть в первую очередь опрятная, чистая, но главное – сокрытие определенных частей тела. У женщин должно быть покрыто все тело, кроме лица и кистей рук. Здесь существует масса вариантов, но главное – одежда не должна быть вычурной, броской, потому что главная цель – это умеренность и непривлечение взглядов чужих мужчин. Почему женщины надевают платок? Замысел творца в том, чтобы сохранить семьи, потому что мужчина видит красоту только своей женщины, а чужие женщины для него закрыты, и это помогает сохранить семьи», - объясняет Элиана-Марьям.

Негатив в отношении хиджаба, по ее мнению, стал формироваться в последние годы из-за событий в Сирии и участившихся терактов, которые приписывают исламским радикалам. «Сейчас, когда девушки хотят надеть хиджаб, родители начинают бить тревогу: «В какую секту ты попала? Может, ты теперь уедешь в Сирию?». Иной раз непонимание между поколениями доходит до рукоприкладства. Бывает, что девушка хочет носить платок, а родители срывают его, или отец избивает дочь. Для многих людей религия ассоциируется с терроризмом. Думают, что их дочь завербовали, промыли мозги. Первая фраза, которую слышит девушка от своих родных, звучит примерно так: «Ты же была нормальной! Что с тобой случилось?».

Элиана-Марьям призывает общество быть более толерантным, потому что те, кто только надевает хиджаб, переживают определенную психологическую ломку. А тут еще и враждебность общества.

«Когда я участвую в различных конференциях, замечаю, что ко мне относятся, как будто я пустое место, не обращают внимания, не разговаривают. То есть существует определенная дискриминация. Есть и более серьезная проблема – это трудоустройство. У нас есть девушки с двумя дипломами, с кандидатскими диссертациями, знанием языков, но они не могут трудоустроиться. Их не берут на работу только потому, что они в хиджабе. Обычно говорят: «Ой, вы намаз читаете, мы не хотим, чтобы вы отвлекались от работы».

Но самая большая агрессия выливается в соцсетях, там настоящее противостояние между верующими и неверующими. Там люди оскорбляют, открыто говорят: «Уезжайте в Сирию!». Но сегодня многие девушки разрушают подобные стереотипы. Они стараются доказать, что ислам - миролюбивая религия, и мусульманки тоже могут быть социально активными и добросовестными сотрудницами», - заключает Элиана-Марьям.

Грозит ли нам хиджабизация всей страны?

Чинара Эсенгул, старший советник по предотвращению конфликтов ПРООН в Кыргызстане, считает, что толерантность народа Кыргызстана достаточно высокая, и рядовые кыргызстанцы на бытовом уровне в достаточной мере терпимы к различным проявлениям индивидуальности, свободы самовыражения и идентичности, если это не противоречит ценностям и нормам традиционного общества.

«Это в полной мере относится и к ношению хиджаба, так как девушка в хиджабе хорошо соотносится с образом девушки/женщины в патриархальном обществе. Особенно сегодня, когда в современном обществе очень много коррупции, обмана и лжи как результата неудавшегося коммунистического проекта и как проявления «дикого» капитализма, религия в целом воспринимается как альтернатива, позволяющая вести более морально-этически чистый образ жизни на основе ценностей и практики религии. В результате девушка или женщина в хиджабе воспринимается как «человек верующий и богобоязненный», соответственно, вряд ли она позволит себе «обман и ложь» перед Аллахом. Однако такого рода доверчивость определенной и доминирующей части населения может быть чревата, так как в обществе, где в целом идет падение нравственности, морали и этики, внешние атрибуты религиозности используются людьми в их утилитарных и корыстных целях. Например, для некоторых девушек хиджаб видится как ресурс для «удачного» замужества, для женщин-мигранток, вернувшихся в свои сообщества из России или Казахстана, – как инструмент для подтверждения своего «нравственного образа», который находится под вопросом/сомнением в силу традиционализации и радикализации взглядов нашего общества, в особенности в сельской местности», - считает Чинара Эсенгул.

С ней полностью согласен политолог Марс Сариев: «Да, у нас толерантное общество и люди спокойно относятся к хиджабу. Из-за разгула разврата и проституции большая часть азиатского общества только приветствуют хиджаб, боясь за судьбу своих девочек. Это реакция на разложение светского общества».

Оба эксперта уверены, что количество женщин, носящих хиджаб, в дальнейшем будет только увеличиваться. «Сейчас происходит ренессанс ислама, и в условиях распада родоплеменных отношений, отсутствия новой светской идеологии люди находят идентичность в исламе, особенно в сельской местности», - объясняет Марс Сариев.

Лейла Саралаева  

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям