Бишкекские милиционеры повысили градус ненависти в обществе

18:07, 15 Апреля

Юридический анализ "Института Медиа Полиси" ситуации с матерящейся девушкой, видео которой выложили в Интернет сотрудники милиции.

14 апреля в соцсетях и СМИ было опубликовано распространенное, по всей видимости, сотрудниками правоохранительных органов видео с участием девушки, остановленной патрулем УВД Октябрьского района с целью разъяснения о необходимости ношения маски.  Девушка, как выяснилось далее, не имела при себе необходимых документов, тем самым нарушила условия режима чрезвычайного положения. При этом вела себя крайне некультурно, также демонстрировала правовой нигилизм.

Ввиду того, что гражданке вменили п. 3 части 2 статьи 266 Уголовного кодекса КР, квалифицирующим признаком которого является хулиганство (санкция за данное преступление для совершеннолетних лиц составляет от пяти лет до семи лет шести месяцев  лишения свободы, других альтернативных видов наказания за это деяние не предусмотрено), мера пресечения была избрана в виде заключения под стражу в СИЗО-1 г.Бишкек.

Проанализировав данное видео, считаем важным выразить свое особое мнение: действия девушки не подпадают под статью хулиганство, но в них усматриваются такие нарушения, как неповиновение законному требованию сотрудника органов внутренних дел в режиме чрезвычайного положения и нарушение данного режима.

Хулиганство - это «умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и нормы общепринятого поведения, сопряженное с насилием либо угрозой его применения, либо совершение непристойных действий, отличающихся цинизмом, совершенные с особой дерзостью, то есть сопряженное с уничтожением или повреждением чужого имущества, или сопровождавшееся применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, либо угрозой его применения, с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка». Данное преступление совершается с прямым умыслом и объектом данного преступления является общественный порядок и нормы общепринятого поведения.

Непристойные действия, отличающиеся цинизмом, совершенные с особой дерзостью должны быть сопряжены с уничтожением или повреждением чужого имущества, или сопровождаться применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, либо угрозой его применения. В имеющемся видео уничтожения или повреждения имущества не было, равно как и применения насилия. На видео можно, тем не менее, увидеть, как нарушительница отталкивает в какой-то момент сотрудника правоохранительных органов. И хотя такое поведение, в целом, недопустимо (неповиновение законному требованию сотрудника и, если экспертиза покажет, телесные повреждения), однако, необходимо задаться вопросом был ли именно прямой умысел у этой гражданки нарушить общественный порядок и нормы общепринятого поведения? И что подразумевается под общественным порядком и нормами общепринятого поведения в данном случае?

Из комментария к Уголовному кодексу КР следует, что грубое нарушение общественного порядка выражается в причинении значительного ущерба личным или общественным интересам (срыв массового мероприятия, нарушение работы городского транспорта, создание шума в ночное время и т.д.. При этом, под грубым нарушением норм общепринятого поведения понимается открытое, демонстративное пренебрежение виновным лицом общепринятыми нормами и правилами поведения в обществе. Для того, чтобы привлечь по статье хулиганство в данном случае гражданка должна была грубо нарушить и общественный порядок и нормы общепринятого поведения. Однако, из видео этого не следует.

Возвращаясь к вопросу о квалификации правонарушения. Статьей 119 Кодекса КР «О проступках» предусмотрена ответственность за мелкое хулиганство, то есть умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок или нормы общепринятого поведения, сопряженные с насилием либо угрозой его применения, а равно с уничтожением или повреждением имущества. Эта статья схожа с диспозицией статьи 266 УК КР в связи с чем имеется риск использования правоохранительными органами разных Кодексов и соответственно различной ответственности. Рассмотрим новость за 29 января 2020 года: В управлении Патрульной службы милиции рассказали, что 29 января с заявлением в милицию обратился 20-летний А.С. Он сообщил, что посетитель кафе в тот день избил его. По горячим следам дебошира нашли и задержали. Им оказался 31-летний Ж.А. При освидетельствовании в наркологии на признак алкогольного опьянения нарушитель пытался подраться с инспекторами. «Выйдешь раз на раз? По-мужски?», — спрашивал пьяный дебошир сотрудника УПСМ.  Факт зарегистрирован в ЕРПП по статье «Мелкое хулиганство». Получается, действия гражданина были квалифицированы как мелкое хулиганство после того как правонарушитель в алкогольном состоянии целенаправленно устроил скандал в общественном месте и еще пытался подраться с сотрудниками правоохранительных органов при исполнении.

Есть и более свежее правонарушение, совершенное еще в условиях объявленного режима чрезвычайной ситуации, которое, судя по описанию, могло бы трактоваться как минимум как «Хулиганство».В Бишкеке заместитель заведующего отделом комитета по международным делам, обороне и безопасности Жогорку Кенеша Эрнест Молдошев избил инспектора Патрульной службы милиции. Уточняется, что в ночь с 24 на 25 марта сотрудник ЖК в нетрезвом состоянии выехал на своем авто Toyota Land Cruiser в город. Когда его остановили милиционеры, чиновник не подчинился их требованиям и уехал. «Водителя удалось остановить на пересечении улиц Абдрахманова и Боконбаева. Эрнест Молдошев стал требовать, чтобы его отпустили, а затем напал на милиционера. Чиновника задержали и водворили в ИВС, но суд отпустил его под домашний арест», — сообщили редакции. Сейчас пострадавший милиционер находится в БНИЦТиО. К сожалению, в открытых источниках не упоминается, по какой статье зарегистрировано данное правонарушение.

В случае же с девушкой, исходя из видео, мы видим, что девушка не имела документы при себе (хотя обязана в режиме ЧП), была остановлена для проверки, после чего произошла словесная перепалка с сотрудниками милиции, нецензурная брань и уничижительные выражения. Но как в случае с мужчиной-дебоширом или с чиновником из парламента, у нас нет оснований думать, что до перепалки с милицией она целенаправленно хулиганила и причиняла ущерб другим людям. Девушка, возможно, имела признаки состояния физиологического аффекта, о чем, кстати, упоминает в записи один из задержавших ее сотрудников. Также осталось за кадром, что именно ее довело до такого истеричного состояния.

В действиях девушки усматриваются составы нарушения режима чрезвычайного положения по части 2 ст.119-1 Кодекса КР «О проступках», которая предусматривает кроме ограничения свободы от шести месяцев до одного года возможность применения наказания в виде штрафа в размере от 30 000 сомов до 60 000 сомов либо привлечение к общественным работам  от 40 до 60 часов.

А также по статье 82 Кодекса КР «О нарушениях» неповиновение законному требованию сотрудника органов внутренних дел, несущего обязанности по охране общественного порядка, которое также влечет наложение штрафа в размере 3000 сомов.

Это что касается действий и ответственности девушки.

Разберем теперь другой важный вопрос: уполномочены ли были сотрудники правоохранительных органов распространять это видео? Если нет, то кто понесет ответственность за его распространение? Ведь опубликование этого видео - это дополнительное наказание. Чье это было разрешение? Суда, органа дознания, следователя или еще кого-то? В чем была правовая необходимость распространения видео?

Задача сотрудников внутренних дел - обеспечение законности  и общественного порядка.  Законность – это верховенство права и закона в общественной жизни, когда все граждане неукоснительно соблюдают закон. Подобные видео, где человек, нарушивший, так или иначе, закон, довольно часто публикуются в соцсетях. Обычно это делается правоохранительными органами в двух целях:

1) К сожалению, в нашей стране перед законом не все равны, поэтому нередко возникают ситуации, когда для того, чтобы «нарушители со связями» понесли ответственность, нужен общественный резонанс, в связи с чем милиция вынужденно распространяет в СМИ задокументированное нарушение.

2) Другая проблема – это низкий уровень доверия к самим правоохранительным органам. Люди, исходя из своего личного опыта и отрывочных знаний, не верят в справедливость и законность действий милиции в подобных случаях, поэтому для того чтобы доказать свою правоту, сотрудники прибегают к демонстрации видео.

В обоих случаях – это как расписаться в собственном бессилии. В этот раз, какой это был случай из двух? В чем обоснованность трансляции лица конкретно этой нарушительницы?

·   Сотрудников обвинили в превышении, и чтобы доказать, что они действовали по уставу, им пришлось показать это видео?

·   Девушка является дочерью высокопоставленного чиновника, который давит на милицию, чтобы прекратить дело в ее отношении?

Ни одному из этих допущений на данный момент нет подтверждения.

Какую цель преследовали выложившие видео сотрудники правоохранительных органов, если они намеревались привлечь девушку к законной ответственности за нарушение требований чрезвычайного положения? 

Кто-то скажет, что цель распространения данного видео – это борьба с правовым нигилизмом в нашем обществе. Сомнительная задача, учитывая то, какими средствами ее желают достигнуть.

Кажется, результатом распространенного видео может лишь стать повышенный градус ненависти в общественной дискуссии против этого конкретного человека. Наверняка, нам так и не будет известно, кто из сотрудников нажал на кнопку «поделиться». Ведь правовой необходимости и обоснованности этого шага в законе нам не найти.

В этом контексте печально символичной выглядит новость, опубликованная в СМИ также 14 апреля 2020 года о том, что суд в г.Токмок выпустил из под стражи пограничника и переквалифицировал обвинения в насильственных действиях сексуального характера в отношении малолетних, которые были предъявлены прокуратурой, на статью «Хулиганство». Видимо, своими насильственными действиями сексуального характера пограничник нарушил только общественный порядок. 

Именно такие известия разрушают правосознание и правовую культуру наших граждан. После таких решений граждане демонстрируют свое неуважение к праву.

Над кем смеемся? Над собой смеемся.

 
© Новые лица, 2014–2020
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям