Будет ли гибель Бурулай Турдаалы кызы не напрасной?

09:44, 14 Июня

27 мая в селе Сосновка 30-летний водитель маршрутки Марс украл 19-летнюю Бурулай Турдаалы кызы. Родители девушки обратились в милицию, похитителей задержали и доставили в ОВД. С девушкой в тот момент было все в порядке. Но через несколько часов мужчина зарезал ее прямо в отделении милиции.

20 августа девчонке должно было исполниться 20 лет. Она училась в медучилище и 25 августа собиралась выйти замуж за любимого человека. Убийца уже пытался выкрасть Бурулай. В первый раз завез ее довольно далеко. Отец девушки тогда дозвонился преступнику и уговорил его посвататься нормально, сказал, что выдаст за него дочь. Девушка вернулась домой.

В нормальном обществе вслед за этим было бы уголовное дело. Преступник оказался бы в тюрьме. Но у нас же «традиции». В результате после первого похищения в дом родителей Бурулай пришли сваты, а не милиционеры. Бурулай отказалась выходить за Марса, объяснила, что любит другого и будет вместе с ним. Преступник озверел и пообещал, что женится на девушке любой ценой. Она была предельно напугана, не покидала дом сестры. Однако в тот черный день приехала в дом родителей, чтобы помочь им в Орозо. Под вечер она вышла в магазин за кефиром для отца. В двух шагах от дома ее схватили, насильно посадили в машину и увезли. Отец видел все в окно. Родня кинулась вслед, но догнать автомобиль не смогла. Обратились в милицию, преступника остановили в селе Сосновка.

Бурулай позвонила маме с телефона инспекторов УОБДД и сообщила, что с ней все хорошо, и что они едут в милицию. Уже подъезжая к отделению, девушка вновь позвонила родным и спросила, когда они за ней приедут. Это были последние слова, которые они от нее услышали.

«Я поехал в Первомайский РОВД. Пока писал заявление, задержался на пару часов. Потом сообщили, что машина задержана на посту в Сосновке. Следователь сообщил, что укравший дочь парень задержан, что я могу забрать ее в городе Кара-Балте. Оказалось, что сотрудники УОБДД задержали парня, привезли в РОВД. Я попросил следователя, чтобы он передал трубку дочери. Я спросил: «Доченька, все в порядке, ты не пострадала?» Она ответила, что все хорошо. Сообщил, что сейчас поеду за ней. В пути в селе Беловодском с ней переговорила мама. Она спросила, едем ли мы за ней. Потом ее телефон отключился», - рассказал журналистам «Азаттык» отец погибшей.

А дальше – сюрреалистическая картина. Обвиняемого без досмотра запускают в комнату, где сидит жертва похищения. И оставляют с ней наедине. Он выхватывает нож и режет девушку, зверски, нанеся многочисленные удары. А потом еще успевает вырезать на ее теле надпись и попытаться вскрыть себе вены. Все это время в комнату никто не входит.

«Я думаю, может быть, тот парень дал деньги следователям, чтобы они дали возможность им поговорить. Может быть, он сказал, что родители против, а они в хороших отношениях, и просил поговорить с ней. Кто его знает? Следователь оставил их в комнате и вышел. Этот парень закрыл дверь изнутри и с ножом напал на дочь. Ударил ножом в горло, сердце, живот, жестоко убил ее. Я был там до трех ночи. Спросил у сотрудников милиции, но они отвлекали тем, что парень оказал сопротивление сотрудникам ГАИ, и они работают с этим. После трех ночи собрались начальник РОВД и около 10 сотрудников милиции, которые рассказали о произошедшем. Я спросил, почему они не проверили его, а они сказали, что следователь за это ответит. При осмотре тела дочери я увидел, что ножом там было вырезано «Н+Б» и крест. Десять дней назад ее парень Нурлан засватал дочь и надел ей серьги», - рассказал прессе Турдаалы.

«Н» - буква, на которую начиналось имя парня, за которого Бурулай собиралась замуж. Убийца прекрасно понимал, что делает. Как милиционеры могли это допустить – вопрос, который сотрясает общество сегодня. А ответ на него очень прост – такая уж у нас «традиция».

Женщину в нашем обществе беречь не принято. Она встает и ухаживает за родственниками, даже если смертельно больна. Ее никто не защитит, даже в милиции оставят один на один с похитителем. Ей вменяется в вину, если на нее напали. Она всем должна и не имеет права отказаться от брака с нелюбимым мужчиной. Она идет за кефиром для отца, даже если за порогом ее ждет убийца. Нет, мы не такие? Тогда почему же Бурулай убили прямо в кабинете ОВД? Почему похитителя с ножом в кармане оставили наедине с беззащитной девочкой один на один? Пора взглянуть правде в лицо. Это все – про нас. Самое страшное – это терпимое отношение в обществе к таким историям. Именно из-за него стало возможно то, что случилось. Почему в нашем обществе процветает это насквозь больное явление “ала качуу”? Зачем мы держимся за него? Именно отношение окружающих, терпимость к преступлению, дискриминация женщин создали почву для трагедии.

На фото: погибшая Бурулай

«Никакой положительной стороны подобная «традиция» не имеет. Страдает и психика девушки, и психика похитителя. Во-первых, в такой семье, где невеста украдена против ее воли, в дальнейшем складываются трудные отношения. Это приводит к частым ссорам, скандалам и даже к разводам. Во-вторых, если кража произошла по инициативе родственников, у парня случаются депрессии, так как он лишается нормальных супружеских отношений и чувствует себя несамостоятельным, неэффективным, неспособным построить свою жизнь. Это если молодожены живут в одном доме с родителями. Если отдельно, то из-за неопытности и неумения вести быт семья быстро распадается. Почти нет случаев, когда семья, созданная таким путем, существует долго и счастливо», – не единожды повторял журналистам психиатр Кенеш Усенов.

Вот несколько похожих случаев из хроник МВД последнего времени, которые, увы, не стали причиной столь бурного резонанса. Майрамгуль, 19-летняя жительница кыргызского села Аксы, чью фамилию ее родители попросили не называть в СМИ, с трудом оправилась от перелома ноги и психического потрясения. Травму девушка получила, когда пыталась скрыться от троих пьяных мужчин, преследовавших ее по сельской улице на автомобиле. Загнав жертву в угол между домов, водитель сбил ее, после чего Майрамгуль затащили в машину и отвезли в дом будущего мужа, которого она видела впервые. Той же ночью девушка сбежала через окно и, пройдя с переломом около 10 километров, вернулась домой. Счастье, что ее приняли родители. Чаще бывает так, что родители и родственники настаивают на том, чтобы девушка вышла замуж за насильника.

«Большинство украденных невест смиряются со своей участью. Если же после похищения девушка возвращаются в родной дом, соседи и родственники говорят: мол, теперь она «нечистая». На украденную девушку обязательно оказывают психологическое давление родственницы жениха. Они объясняют девушкам, что все так выходили замуж, так положено, и если уйдешь, то опозоришь себя и семью.

Обычно это действует. Украденную на юге страны девушку будущий муж изнасиловал, чтобы она от него не ушла. Та все равно его бросила, но потом почувствовала себя «испорченной» и решила, что если когда-нибудь и выйдет замуж, то только за разведенного мужчину либо инвалида, поскольку лучшего она не заслуживает. В итоге вышла замуж за отца троих детей и все равно всю жизнь выслушивала упреки в том, что была недевственницей», - пишет аналитик Татьяна Кирсанова.

По этой причине трагически закончилась жизнь 16-летней Алмагуль из Нарына (область, кстати, чемпион по количеству похищений). Ее изнасиловал «жених», родители отказались забирать своего ребенка, трясущегося, рыдающего, находящегося в ужасе. Утром через день новая «родня» нашла ее в сарае повесившейся.

18-летнюю Уурумкан из Джалал-Абада через 16 месяцев после похищения выгнали на улицу с грудным ребенком и на пятом месяце беременности. Потому что не родила первым сына. Предварительно девушку избили. Родственники тоже отказались принять девочку домой, побоявшись «общественного осуждения». Подумать только! Родственники преступников не боятся ничего, их никто не осуждает, они ходят с высоко поднятой головой. Убийцы малолетних девочек чувствуют себя вольготно. А девчонка, которую похитили, избивали, насиловали, должна умереть под забором, потому что ее осуждает общество. За что? За то, что не смогла поубивать кучку пьяных вурдалаков, сломавших ее жизнь? И может ли общество с такими «традициями» быть хоть сколько-нибудь здоровым и процветающим?

Правозащитник Абдуназар Маматисламов по этому поводу считает, что каким-то образом к ответственности следует привлекать и родителей девушек, которые не приняли обратно своих дочерей и не добиваются уголовного наказания для похитителя. Пока этого не случится, они так и будут в первую очередь думать о том «эл эмне дейт». Именно они такие истории часто не предают огласке, ссылаясь на «народные традиции». Поэтому многие молодые люди не видят в умыкании невесты преступления. Дескать, это лишь часть красивого свадебного обряда. «Права, честь и достоинство женщин в Кыргызстане защищены законом. Если родители против воли дочери отдают ее преступникам, соглашаясь на «ала качуу», то тут отвечать перед законом должны все», - сказал СМИ Маматисламов.

Даже в похищениях без столь явного криминального душка – опасность для психологического здоровья нации.

«Такие браки опасны тем, что человек в силу своей незрелости не понимает, не осознает, что на его плечи легли взрослые заботы, что началась совсем иная жизнь. И не все с этим могут справиться. Понимание и осознание проблемы приходит с годами, когда женщина занята бесконечной заботой о детях, обустройством быта. Идет сравнительный анализ жизни и успехов окружающих ее людей, вот тогда наступает глубокий психологический кризис, и без квалифицированной и своевременной помощи его не преодолеть», - сказала журналистам психолог, директор кризисного центра «Шанс» Александра Елиференко

Только в 2013 году в республике была установлена внятная уголовная ответственность за умыкание невест. В таких случаях работают статьи 154-155 Уголовного кодекса («Принуждение ко вступлению в брак несовершеннолетних», «Принуждение ко вступлению в брак против чьей-либо воли, умыкание в целях вступления в брак или воспрепятствование вступлению в брак»). Уголовная ответственность по этим статьям предусмотрена от 5 до 7 лет лишения свободы. Прецедентов с реальными сроками пока нет. Пять лет прошло, а никто не сидит за такое серьезное преступление. «Центр защиты женщин» несколько месяцев назад провел в стране мониторинг по исполнению статьи 155 Уголовного кодекса, касающейся кражи невест. В документе отмечено, что растет число фактов отказа от возбуждения уголовных дел, отсутствия сведений о нормах закона у молодежи.

Многие правозащитники сегодня, кстати, считают, что появление статьи с текстом «Принуждение ко вступлению в брак против чьей-либо воли, умыкание в целях вступления в брак или воспрепятствование вступлению в брак» - это не помощь женщинам, а откровенная дискриминация. И что похитителя надо судить по статье «Похищение человека» и давать сроки по полной.

Правозащитник Алмаз Тажыбай вызвал очень бурное обсуждение этого вопроса в социальных сетях: «За похищение невесты грозит срок до 7 лет, а за похищение человека - до 10 лет. Дискриминация не только в нашем законодательстве», - написал он на своей странице в Facebook. Статья 123 «Похищение человека» действительно предусматривает в качестве максимального наказания лишение свободы сроком до 10 лет, если преступление совершено в отношении совершеннолетнего. И более, если речь идет о несовершеннолетней жертве.

Масштабы явления на самом деле колоссальные. Согласно результатам исследований Института омбудсмена Кыргызстана, каждый год в стране похищают около 10-12 тысяч девушек. Большинство из них подвергаются изнасилованию и побоям. 80% своих узниц мужчины принуждают выйти замуж, а 20% удается вырваться. Каждую пятую «невесту» крадут ради развлечения. То есть официально через ЗАГС на ней не женятся, делают обряд с участием муллы (несмотря на то, что это запрещено законом у нас в стране), а через год-другой беременную или с грудным ребенком выгоняют из дома. Это ужасные цифры, которые просто трудно нормально воспринимать. И самое страшное: большинство жертв не считают преступлением то, что происходит с ними.

Между тем историки возражают против идеи о том, что в кыргызской истории была такая преступная традиция. Заведующий отделом экспозиции Национального историко-археологического музейного комплекса «Сулайман-Тоо» историк Хаирулло Ибайдуллаев рассказывает журналистам: «В прошлые века влюбленная пара жила обычно по соседству или в одном селе. И когда они женились, парень увозил жену в свой дом или свое село. Как такового понятия «кража невесты» не было, и это не является традицией. Просто когда родители девушки были против женитьбы, она убегала из дома к своему возлюбленному. И тогда уже ее родители не могли запретить им жениться и договаривались с родителями парня о свадьбе. Сегодня зачастую именно родители парня заставляют его красть девушку, только чтобы соблюсти якобы «традиции кыргызского народа». Но у нашего народа нет такой варварской традиции», - говорит Ибайдуллаев.

Элери Бикетчи, известный историк, подтверждает эту идею: «Любые правила, любые законы любого рода кыргызов называли такие действия «зордук» - преступление. Любой мало-мальски грамотный историк вам это скажет. Никогда у кыргызов не было такой традиции».

Советский этнограф Саул Абрамзон тоже настаивал, что похищение невест без их согласия у кыргызов отсутствовало. В своих исследованиях он отмечал, что кража девушки для женитьбы была скорее редкостью и всегда означала сговор между влюбленными. Если у жениха не было денег на калым, он платил небольшую сумму в качестве «первого взноса», а затем договаривался с любимой о похищении. Так – было. Без согласия – нет.

Историческая правда неумолима. Похищение невест без их согласия бытовало на Кавказе и в древней Турции, а в истории кыргызов его никогда не было, появилось оно во всей красе после развала Союза. Зачем, для чего мы переняли варварское, дикое, бесчеловечное действие?

По мнению экспертов, сейчас очень велик шанс, что хотя бы у милиции резко поменяется отношение к похищению «невесты». Увы, системы органов охраны правопорядка – структура инертная, на общественный резонанс реагирующая слабо. Зато она хорошо реагирует на реакции первых лиц государства и перспективы увольнения.

Беспрецедентное дисциплинарное воздействие, о котором можно узнать из пресс-релиза МВД, его мы публикуем целиком, может стать тем толчком, которого мы ждали очень много лет. И терпимое отношение к похищению безответных девочек наконец закончится. Возможно, своей гибелью Бурулай спасет многих. Слабое утешение для близких, тем не менее – оно единственное.

Айгуль Токобаева

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям