Джихад за колючей проволокой

10:00, 15 Ноября 2018

На фото: Последствия зачистки колонии в Худжанде. Специальная следственная бригада сейчас выясняет, кто из убитых ранее был зачинщиком тюремного мятежа.

 По последним данным, в ходе подавления бунта заключенных в соседнем с Баткенской областью таджикском Худжанде погибли 47 зеков и 2 охранника, более 100 получили ранения. Беспрецедентное ЧП всколыхнуло всю Центральную Азию, в том числе Кыргызстан, где существуют схожие причины для подобных восстаний…

Когда «рвут когти»…

Город Худжанд, центр Согдийской области РТ, опять залихорадило. Напомним, что всего два года назад, в июне 2016-го, из тамошней колонии строгого режима № 3/3 попытку побега предприняли три зэка из числа религиозных экстремистов. Они застрелили охранника, затем завязалась борьба, в ходе которой один из преступников был убит, второй тяжело ранен, а третьего (он бывший член бандподполья, воевавший на территории непризнанного Вазиристана у границ Пакистана и Афганистана, получивший 20 лет отсидки за наемничество) обнаружили через пару суток в одном из кишлаков и ликвидировали в ходе оказанного сопротивления. Хотя изначально предполагалось, что он просочился в Баткенскую область.

Спустя полгода из этой же исправительной колонии сбежал 26-летний разбойник. Вскоре он был пойман в родном Исфаринском районе, получив в довесок к 14-летнему сроку еще пять лет.

После этого, в мае 2017 года, сотрудники ГУИН РТ провели в Худжанде грандиозные учения по поиску условных зеков-бегунков с использованием служебно-разыскных собак и бронетехники. Причем тренинг был столь правдоподобным, что среди худжандцев началась чуть ли не паника при виде обилия вооруженных патрулей и жесткого оцепления.

Увы, рецидив все же случился, но уже куда более масштабный!

На фото: Колония № 3/3 в Худжанде, где случился кровавый бунт.

По одной из версий, дежурный офицер за мелкий проступок заставил некоего заключенного раздеться донага и стоять во дворе под дождем. Толпа сидельцев, возмущенная таким беспределом, вооружилась камнями, кирпичами (на территории зоны находится кирпичный завод), палками, арматуринами, заточками и напала на надзирателей. Они даже смогли разоружить охранников, и, отобрав у них автоматы, начали стрелять по часовым и сотрудникам администрации, что позволило мятежникам захватить один из корпусов. В итоге в спецучреждение ввели милицейский спецназ, и мятеж был потоплен в крови.

По другим источникам, волнения намечались давно, и готовила их группа осужденных комбатантов так называемого «Исламского государства». Во всяком случае, руководство террористического конгломерата ИГ уже публично взяло на себя ответственность за произошедшее. Дело в том, что в этой колонии (официально она рассчитана на 750 человек, хотя в соцсетях утверждают, что содержится намного больше – около 1200) отбывают наказание многие джихадисты. И, надо признать, почва для радикальных проявлений в соседнем Таджикистане имеется, причем нередко в увязке с Кыргызской Республикой. Вот лишь несколько примеров последних лет.

2006 год, январь. Отряд фанатиков напал на ИВС Кайраккумского РОВД (близ рубежей с Баткенской областью КР), убив нескольких милиционеров и освободив своего подельника, после чего они укрылись на нашей территории и впоследствии были уничтожены.

Июнь. В Душанбе прогремело сразу три взрыва: возле Конституционного суда, близ посольства Ирана, у офиса Фонда лидера Партии исламского возрождения РТ. Ко всему прочему на севере этой республики объявилась радикально–клерикальная группировка «Байъат», которая имела одну из своих баз и в Оше.

2009 год, июль. В районе Тавильдары убит один из самых одиозных бывших полевых командиров Объединенной таджикской оппозиции, экс-глава МЧС РТ, генерал-лейтенант Мирзо Зиёев, при упоминании имени которого некоторых охватывал ужас, а у других рука сама невольно тянулась к пистолету... Наши власти подозревали Зиёева в пособничестве отрядам Исламского движения Узбекистана, когда в 1999-2000 годах эти головорезы пытались проникнуть в Ферганскую часть РУз через земли юго-запада Кыргызстана. Однако были обнаружены нашими силовиками, что и послужило началом известных баткенских событий.

2010 год, сентябрь. Смертник протаранил на машине, начиненной взрывчаткой, ворота РУБОП УВД Согдийской области и подорвал себя. Кроме него, погибли еще 3 человека, свыше 15 милиционеров получили ранения. А в столице РТ шахид-камикадзе взорвал ночной клуб «Дуст», покалечив более 10 посетителей.

2013 год. Силовики Таджикистана арестовали группу членов ИДУ-ИДТ, включая амира этой организации, Алимурода Маханова. Группа из шести человек планировала совершить более 10 терактов в Душанбе, используя для закладки СВУ, транспортировки и подрыва неприметные водовозы. Эта коммунальная спецавтотехника не должна была вызвать подозрений у стражей порядка, зато позволила бы одновременно блокировать въезды в столицу с четырех сторон, а затем взорвать здания МВД и ГКНБ. Всего под началом Маханова находились 8 иностранцев: четверо из Узбекистана, двое из Турции и двое из Кыргызстана. 

2015 год, апрель. Бывший командир ОМОН МВД Таджикистана, известный полковник Гулмурод Халимов неожиданно покинул пределы республики и объявился в рядах ИГ в Сирии. То, что представитель милицейской элиты, верный правительству офицер перешел на сторону террористов, стало шоком для многих. Годом спустя его фигура рассматривалась на уровне Совета Безопасности ООН, а Госдеп США предложил 3 млн долларов за сведения о точном местонахождении Халимова.

На фото: Бывший командир ОМОН МВД Таджикистана Гулмурод Халимов как боевой спецназовец, обладающий большим опытом и знаниями, стал очень востребованным в рядах ИГ.

 2018 год, июль. ИГ взяло на себя ответственность за убийство четырех иностранных велосипедистов в районе Дангары. Двое граждан США, швейцарец и голландец были намеренно задавлены автомобилем на горной трассе, а затем их добили ножами. После этого правоохранители РТ в ходе спецоперации уничтожили четырех подозреваемых в нападении, еще несколько были арестованы.

Так вот, многие из причастных к этим и другим похожим деяниям по приговору суда отбывали сроки как раз в колонии № 3/3 в Худжанде.

На фото: Вооруженные стражи порядка прочесывают улицы в поисках 28-летнего террориста Рамзуллохона Додохонова, который сбежал из худжандской колонии в июне 2016 года.

 Надо всегда быть начеку!

После ЧП на всех дорогах Худжанда, а также трассах, ведущих в близлежащие Узбекистан и Кыргызстан, были выставлены усиленные посты силовиков. Не исключено, что в ходе неразберихи какая-то часть зеков смогла сбежать из колонии. И хотя официального подтверждения этого нет, однако «в приграничных областях обращается особое внимание на меры по обеспечению безопасности», сообщила пресс-служба МВД Кыргызстана. Кроме того, по заявлению Госпогранслужбы КР, «мы повысили бдительность личного состава на контрольно-пропускных пунктах. У нас на границе имеется достаточно сил для противостояния различным изменениям ситуации».

Меры эти отнюдь не лишние, особенно учитывая печальный опыт прошлых лет. Вспомните трагические события мая 2005 года, когда члены религиозной общины «Акромия» захватили тюрьму в Андижане и освободили сотни своих сторонников. После того, как узбекские силовики жестко подавили их митинг свинцовым огнем в центре города, часть беглецов растворилась в толпе беженцев, превышавшей 500 человек, и затем пробилась в пределы южных областей Кыргызстана.

Другой факт связан с нашумевшими событиями 23 августа 2010 года, которые были окрещены «побегом века» в Таджикистане. Тогда из внешне строго охранявшегося душанбинского СИЗО ГКНБ бежали 25 особо опасных заключенных, включая видных представителей вооруженной антиправительственной фронды, среди которых граждане РТ, России (уроженцы Кавказа) и Афганистана, осужденные за терроризм и попытку госпереворота к длительным срокам заключения. При этом хладнокровно убиты 6 надзирателей, так как преступники смогли проникнуть в оружейную комнату, вот и устроили бойню. Впоследствии, скрываясь от преследования, они совершили на территории Таджикистана еще свыше 30 тяжких преступлений, включая убийства, грабежи и разбои. К поискам были подключены ФСБ и даже Интерпол.

На фото: Портреты сбежавших из чекистского СИЗО в Душанбе боевиков были развешаны по всей стране, ориентировки на них отправляли и в соседние республики, включая Кыргызстан. 

Операции по ликвидации

Какое отношение это имело к нашей республике, спросите вы? Самое прямое! Дело в том, что двое из этой отчаянной группы бандитов пытались осесть в Кыргызстане. Одного, россиянина Казбека Джабраилова, взяли вблизи линии Баткена, в Джиргатальском (ныне Лахшском) районе, где в основном проживают памирские кыргызы. А вот второго, Абиева Низами Руслановича, 1986 года рождения, уроженца Табасаранского района Дагестана, кыргызские спецслужбы арестовали только почти год спустя. Он приобрел поддельный паспорт и обосновался в Бишкеке. В июле 2011 года его экстрадировали обратно в Таджикистан, где по решению Военной коллегии Верховного суда РТ он получил 25 лет лишения свободы. Можно сказать, что ему еще повезло: его земляка Казбека ожидали 30 лет срока, шестерых экс-беглецов приговорили к пожизненному заключению, а 8 были просто ликвидированы силовиками в ходе погони и засад.

Увы, силовики тоже понесли потери. 19 сентября 2010 года, когда поиск беглецов проводился в Раштском районе РТ, колонна правительственных войск Таджикистана подверглась дерзкому нападению в ущелье Камароб со стороны местных джихадистов. В результате, по официальным данным, с помощью базук и пулеметов были убиты 28 военнослужащих, по неофициальным - более 40!

На фото: В РТ есть колонии, где осужденные за радикализм преступники содержатся компактно. Но и такая концентрация их в одном месте не решает всех проблем, что и показали события в Худжанде…

 Взрывоопасный контингент

Отметим также тот факт, что, в отличие от хрестоматийных уголовников, членов черной братвы, придерживающихся неких правил криминального мира и живущих «по понятиям», конфессиональные подпольщики отличаются неприятием любых форм светского общежития. Это характерно для всех стран Центральной Азии, где экстремисты осуждаются слугами Фемиды. Они категоричны, фанатичны, готовы к самопожертвованию и к самым отчаянным шагам в стремлении вырваться на свободу! Именно поэтому проблема их содержания в местах заключения актуальна в пенитенциарных системах соседей по региону. Такой спецконтингент всегда потенциально опасен, угрожает жизнедеятельности структур ГСИН, активно заражает своими подрывными идеями ранее не замеченных в набожности обычных зеков и тем самым формирует протестную базу, что чревато и групповыми побегами, и масштабными восстаниями за решеткой.

Вспомните хотя бы ЧП в ночь на 12 октября 2015 года, когда из исправительного учреждения №50 в Чуйской области бежали сразу девять радикалов, включая членов доморощенной группировки «Джамаат Кыргызстана «Жайшуль Махди», совершившей в Кыргызстане, до их раскрытия, целую серию злодеяний. Среди них нападение на бишкекскую синагогу и попытка поджога здания, разбой в отношении граждан США – супругов Нортон в Сокулукском районе и угон их автомашины, которую затем нашли заминированной около столичного ГУВД с целью совершения подрыва, организация взрыва около Дворца спорта в Бишкеке, расстрел трех сотрудников милиции в 8-м микрорайоне столицы, гибель бойца спецназа «Альфа» ГКНБ при спецоперации у села Арашан, убийство свидетеля А. Алферова...

На фото: Фото девяти кыргызстанских преступников, сбежавших из СИЗО № 50 в октябре 2015 года. Выжили не все…

 Вот и в ту трагическую ночь три года назад они действовали изощренно и крайне жестоко, душа руками и забивая до смерти молотками молодых охранников, которые пытались остановить беглецов.

В итоге данного происшествия и последующих событий погибли в общей сложности 13 человек: четверо тюремных надзирателей, трое беглецов, три «инфарктника», один спецназовец и два гражданских лица. И это всего за 10 дней!

Меж тем, по заявлению старшего оперуполномоченного Десятого управления МВД КР Мамырбека Копжашарова, за период с 2010 по 2017 год было «выявлено 2603 преступления экстремистской направленности. В 2010-м их было 101, а в 2017-м уже 597, то есть их количество увеличилось в шесть раз», - сказал он.

Поэтому всем нам, и органам госуправления, и рядовым кыргызстанцам, следует проявлять повышенную бдительность. Береженого Бог бережет…

Азиз Карашев.

Фото WWW.

 
© Новые лица, 2014–2019
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям