Конференция ОБСЕ: о вызовах и угрозах свободе слова в регионе

13:25, 26 Декабря 2016

На два дня предрождественская Вена стала местом паломничества 60 медиаэкспертов и журналистов из Центральной Азии. 13 и 14 декабря в зале библиотеки Хофбург прошла 18-я Центральноазиатская конференция СМИ «Многообразие вызовов средств массовой информации Центральной Азии».

Темы, предложенные на конференции, были более чем актуальны: «Использование в Интернете пропаганды терроризма», «Воспрепятствование распространению терроризма в онлайн-среде», «Контрпропаганда – единый фронт онлайн и СМИ» и, конечно же, защита прав человека, выработка рекомендаций.

Делегации были довольно разношерстными. За одним столом сидели главный критик всех центральноазиатских режимов, главный редактор «Ферганы» Даниил Кислов и Ильхом Абдуллаев, председатель парламентского комитета по делам информационных технологий Узбекистана, Тамара Калеева, президент Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз» из Казахстана и молодой госчиновник Руслан Алишев, вице-президент комитета информации из этой же страны. Кыргызстан был представлен юристами и медиаэкспертами. К сожалению, никто из наших госчиновников приехать на конференцию не смог или не захотел. Тут же в кулуарах прозвучали предположения, что все это связано с возможным понижением статуса ОБСЕ в нашей стране и участием в одной из международных конференций опального Кадыржана Батырова.

Точного объяснения мы на этот счет не получили. Однако Дунья Миятович, представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ, в приветственном слове сказала: «Впервые конференция проводится не в странах Центральной Азии. В этот раз ни одно государство не было заинтересовано в проведении конференции в своей стране».

Это и стало лейтмотивом всего мероприятия. С одной стороны, необходимость взаимодействия с такой солидной организацией, как ОБСЕ, властей всех пяти постсоветских среднеазиатских стран в плане противодействия пропаганде международного экстремизма и терроризма, и с другой – проснувшаяся национальная гордость и самодостаточность наших государств.

Положительных моментов было несколько. Во-первых, и мы в Азии, и эксперты из Европы обеспокоены одними и теми же тенденциями возросшего влияния радикально настроенных экстремистских группировок на умы нашего населения посредством соцсетей и интернет-ресурсов. Главный докладчик конференции, доктор социальных наук Парижского университета Этьен Ф. Ожэ, рассказал, что изучает тему пропаганды двадцать лет и пришел к выводу, что агрессивная контрпропаганда может иметь обратный эффект.

«Пропаганда – это контроль над воззрениями людей. Если мы используем контрпропаганду, то, получается, мы используем те же методы, что и террористы. Если мы начнем опровергать то, что утверждает противник, это означает признание с нашей стороны его утверждений. Сегодня они используют различные ресурсы: соцсети, видеоролики, сайты. Лучшим методом будет игнорировать их. Если мы будем использовать их средства, то это означает одно: что мы испытываем страх, и это идет на руку террористам. В этом случае мы должны использовать другие методы. Нам необходимо сместить театр боевых действий, действовать на своей территории», – заявил господин Ожэ. Он также предложил в качестве альтернативы эмпатию, то есть сострадание, а также посоветовал больше рассказывать положительных историй о своей стране.

«Нужна положительная история своей страны, продвижение своих взглядов и ценностей. В XXI веке появилась необходимость рассказывать новые позитивные истории о том, что нас сближает, а не о том, что вносит раскол. И нужно лучше рассказывать эти истории», - огорошил эксперт Ожэ. Я долго не могла понять, как простыми историями можно победить терроризм, но к концу мероприятия сделала вывод, что его рецепт – не самый худший для нас, журналистов. По сути, мы этим и занимаемся, когда рассказываем об истории своего народа и своего государства. И если это становится дополнительным оружием в борьбе с терроризмом, это второй положительный момент.

Об опыте Казахстана в борьбе с терроризмом блокировкой сайтов рассказал представитель комитета по информации Руслан Алишев. Но он признался, что метод этот малоэффективен.

«С начала 2016 года в порядке, предусмотренном нашим законодательством, уполномоченным органом ограничен доступ с территории Казахстана к 31 224 материалам, из них 26 тысяч содержали пропаганду культа жестокости и насилия, суицида и порнографии, 3 тысячи имели пропаганду религиозного экстремизма и терроризма, более 490 - пропаганду употребления наркотических средств. Ведется контроль за исполнением более 320 судебных решений и 70 предписаний в отношении 6,5 тысячи интернет-ресурсов и ссылок, содержащих пропаганду терроризма и экстремизма. Для удаления материалов, пропагандирующих экстремизм и разжигание ненависти онлайн, мы ведем уведомительную работу. В адрес администраций социальных сетей было направлено более 160 писем о необходимости удаления более 110 тысяч информационных материалов, которые содержали пропаганду терроризма. В результате собственники интернет-ресурсов самостоятельно удалили более 100 тысяч материалов такого характера», - рапортовал Руслан Алишев.

Однако несмотря на сотрудничество с представителями российских соцсетей «ВКонтекте», «Одноклассники», «Мэйл.ру» и переговоры с «Фейсбуком», Google, «Твиттер», и «Ютуб», трудности состоят в том, что соцсети при работе руководствуются не национальным законодательством, а собственными правилами работы. И здесь возникает проблема отсутствия международных правил и единого подхода к понятиям терроризма и экстремизма. Госчиновник из Казахстана предложил разработать единый стратегический план и укрепить сотрудничество между странами.

«Блокирование сайтов силовиками не даст эффекта, если собственники сайтов и интернет-ресурсов не подойдут к данной проблеме ответственно», - признался Алишев.

Как один из ключевых моментов борьбы с пропагандой терроризма Фране Мароевич, директор бюро ПССМИ ОБСЕ, отметил: «Нам необходимо обеспечить плюрализм в СМИ, это один из способов противодействия пропаганде. Укрепить независимые СМИ и содействовать диалогу между журналистами. А также развивать саморегулирование СМИ. Что касается пропаганды терроризма и насилия – если СМИ это поощряют, то это уже не способ выражения свободы слова».

И тут встает самый острый вопрос – тонкая грань между защитой национальных интересов государства и ущемлением свободы СМИ. Не секрет, что под видом борьбы с экстремизмом власти некоторых центральноазиатских стран душат свободу слова.

«К сожалению, в Казахстане борьба с экстремизмом зачастую оборачивается борьбой с инакомыслием», - заявила Тамара Калеева, президент Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз». Последняя тенденция, проявившаяся у соседей: блоггеров, которые неудачно пошутили или написали свое мнение в соцсетях, привлекают к уголовной ответственности по статье «Распространение ложной информации» и осуждают на срок до 5 лет.

На тему свободы слова в регионе сделал довольно противоречивый доклад Даниил Кислов. С одной стороны, все сказанное им было справедливо и удручающе, но, с другой стороны, он допускал передергивание фактов и субъективизм. К примеру, Кислов довольно справедливо отметил проблемы современных СМИ в наших странах. Первое, сокращение числа действительно независимых СМИ по экономическим причинам, когда редакции закрываются из-за того, что не могут продать свой тираж или никто не хочет размещать рекламу в критически настроенной прессе. Второе, давление на журналистов и собственников СМИ, а также изобретение новых форм давления. Третье, рейдерские захваты СМИ при помощи контролируемых судов. Четвертое, уголовные преследования, аресты, приговоры журналистам по надуманным предлогам. Пятое, запугивание, кампании очернительства деятельности СМИ в проправительственных СМИ и соцсетях. Шестое, создание сайтов-симулянтов, имитирующих независимые СМИ и разжигающих негативное отношение к независимым журналистам.

«Это война, объявленная масс-медиа правительствами, - громко заявил Кислов. - В Туркменистане за все эти годы не существовало ни одного независимого СМИ, а практика давления на журналистов была очень широкой. Над каждым СМИ есть куратор от служб нацбезопасности, который отслеживает, что можно печатать, а что нельзя. Качество массовой журналистики деградировало до уровня 30-х годов времен СССР: газеты-агитки, в которых риторика хуже, чем в советские времена. Это безжизненные пропагандистские листовки.

Независимых изданий на весь Узбекистан 1-2, и те блокируются властями. Милиция и спецслужбы препятствуют любой расследовательской журналистике, применяя слежку, аресты, избиения, карательную психиатрию, уголовные преследования. За последние 2 года республику покинули около 15 репортеров различных СМИ. Они вынуждены были уехать под угрозой своей безопасности, а те, что остались, находятся под полным контролем властей. Есть вопиющие факты: последние пять лет находится в психиатрической больнице журналист Джамшид Каримов. Известно, что он находится в пыточных условиях. Это пример карательной психиатрии.

Еще один вопрос- блокировка сайтов властями. Исследования показали, что блокировка проводится на уровне национального провайдера, причем без решения судов, по устному указанию СНБ», - до этого момента Кислова было интересно и даже страшно слушать. Потому что ситуацию в Узбекистане и Туркменистане мы не знаем.

Но как только он коснулся темы Кыргызстана, представители нашей делегации начали возмущаться, потому что его оценка была далека от правды. К примеру, в качестве самого негативного кейса он привел осуждение на пожизненный срок Азимжана Аскарова, назвав его «журналистом». Помилуйте, до сих пор Аскарова называли «правозащитником» с натяжкой, а теперь он стал еще и «журналистом». И осужден он не за правозащитную и тем более не журналистскую деятельность, а за участие в убийстве милиционера. Такое впечатление, что кейс Аскарова теперь будут использовать по любому случаю, где нужно доказать, что в Кыргызстане все плохо, а также использовать его для сгущения красок по любому поводу.

Следующий выпад Кислова: «Состояние прессы здесь во всех отношениях хуже, чем при всех предыдущих президентах Акаеве и Бакиеве, и это после двух революций. Кыргызстан стал главным разочарованием за последние 10 лет».

В отличие от Кислова, мы, журналисты, постоянно проживающие в Кыргызстане, точно знаем ситуацию со СМИ за все годы независимости. Если убийства и избиения журналистов и общественных деятелей, десятки уехавших коллег, спасавшихся от режима, при Бакиеве, а также десятки судов и закрытие оппозиционных газет при Акаеве - это лучшая ситуация, чем сейчас, то, возможно, проблема в восприятии реальности самим Кисловым?

Такое впечатление, что он свое личное негативное отношение к действующей власти проецирует на всю ситуацию в Кыргызстане. Тогда о какой объективности может идти речь?

И это на фоне того, что Кыргызстан в 2016 году улучшил показатели по свободе слова, переместившись с 98-го на 88-е место из 180 стран, по рейтингу «Репортеры без границ».

«Все плохо, и будет только хуже. Во время позднего Союза таких репрессий и сроков осуждения в отношении журналистов не было. Причина в том, что власти во всех странах региона не заинтересованы в развитии свободной прессы. Они знают, что СМИ - главный враг, который может разоблачить преступления режима», - заключил Кислов. Очень хотелось поддержать Кислова, но подтасовка фактов, к которой он прибегает в отношении нашей страны, не дает это сделать.

В Кыргызстане ситуация со свободой слова неидеальна, и можно было поднять множество насущных проблем, начиная от качества журналистики, проблем с распространением в регионах, попыток изменения законодательства в области СМИ, заканчивая выживанием независимых СМИ. К сожалению, из-за ограниченности во времени мы не смогли озвучить все, что волнует кыргызстанское медиа-сообщество, на конференции. Но мы продолжим обсуждение этой темы на страницах нашей газеты.

Закончилась конференция принятием рекомендаций, большинство из которых носило декларативный характер и призывало к сплоченности и поддержке друг друга. Многие участники высказали свое недовольство данными рекомендациями, назвав их «беззубыми». На что один из модераторов сессии Маттайс Берман примирительно возразил: «Когда тигр рождается, он рождается без зубов, и только со временем становится грозной силой». На что журналист из Туркменистана парировал: «Это уже 18-я конференция. Какой-то тигр у нас дефективный получился».

В заключение Дунья Миятович все расставила по своим местам: «Наш офис ОБСЕ будет внимательно следить за ситуацией со свободой слова в Центральной Азии. Нашей задачей не является решать политические вопросы в ваших странах или менять политические режимы. Много лет наш офис занимается безопасностью журналистов и защитой свободы СМИ. Мы можем продвигать диалог с властью, делать заявления, если нарушаются права на свободу слова в ваших странах. Это общепринятые методы. Нам также необходимо продолжать вести диалог с властью, перекидывать мостик между гражданским обществом, СМИ и властью. Двери нашего офиса всегда открыты, и вы можете рассчитывать на нашу помощь и поддержку».

И последняя фраза является главным позитивным моментом, потому что поддержка независимым СМИ очень нужна. Особенно в борьбе с пропагандой терроризма и экстремизма.

Лейла Саралаева, Бишкек – Вена - Бишкек

  

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям