На Бога надейся, а сам – не прощай!

08:01, 6 Ноября 2015

Дерзкий побег группы бородачей из СИЗО-50 стал главной новостью последнего времени в Кыргызстане. В итоге данного ЧП и последующих событий погибло в общей сложности 13 человек: четверо тюремных охранников, 3 беглецов, 3 «инфарктника», 1 спецназовец и 2 гражданских лиц. И это всего за 10 дней!

Подрывники под религиозной маской

Любопытно, что одним из немногих выживших преступников оказался небезызвестный Эдил Абдрахманов, родоначальник так сказать автохтонной, по своему, уникальной террористической группировки «Жамаат Кыргызстана «Жайшуль Махди». И это обстоятельство вновь актуализировало в экспертных кругах тему борьбы с уголовно-клерикальным подпольем.

В республике только на официальном учете МВД КР состоят 1 тысяча 866 приверженцев экстремистских взглядов. А сколько их вне учета? Лишь за 8 месяцев текущего года выявлено аж 264 факта проявлений религиозного радикализма, по которым возбуждено 119 уголовных дел.

Для повышения информированности граждан МВД выпущено примерно 50 тысяч буклетов «Ислам против экстремизма». Спецорганы продолжают блокировать деятельность подрывных сайтов и вербовочных Интернет-ресурсов. Пресекается работа эмиссаров и пропагандистов «Исламского государства». ГСИН принято решение о содержании осужденных за экстремизм отдельно от остального спецконтингента в местах лишения свободы, чтобы они не могли вести агитацию среди заключенных.

Наиболее опасным эксперты считают феномен такфиристско-джихадистского движения. В КР к ним отнесены 4 организации. Это «Джамаат Кыргызстана «Жайшуль Махди», «Джунд аль-Халифат» («Солдаты Халифата»), «Ансоруллох» и «Ат-Такфир аль-Хиджра» («Обвинение в неверии и уход»).

Решением Первомайского райсуда г.Бишкек от 24 октября 2012 года все они были включены в список организаций, чья деятельность запрещена и преследуется.

По мнению кыргызстанскихтспециалистов, опасность такфиризма (и идеологически схожего с ним хариджизма) прежде всего в том, что действия адептов этого течения (возникло в Египте еще в 70-е годы ХХ века) способны резко дестабилизировать ситуацию в республике, и в регионе в целом. Ведь в отличие, к примеру, от членов партии «Хизб ут-Тахрир», местных ахмадийцев, коранитов, матуридитов, суфиев, тенгрианцев и других групп, такфиристы готовы к активным мероприятиям на практике.

Главные риски и угрозы

1. Такфиристы берут на себя никем не уполномоченное право оценивать и судить действия других мусульман Кыргызстана на соответствие канонам ислама, опираясь на собственное толкование аятов из Корана и хадисов из Сунны пророка Мухаммада. Хотя это прерогатива улемов и правоведов. В случае выявленных «нарушений» они выносят им обвинение в неверии (такфир), и готовы к наказанию «вероотступников». Фактически они тем самым ставят себя выше всех других групп, навязывая свои нормы и правила. А это чревато конфликтом колоссального масштаба – из более чем 5-миллионного населения КР приверженцами мусульманской религии в той или иной мере являются почти 80 % граждан.

2. Опасностью является также возможность использования такфиристами разделения верующих в КР на разные этнические группы. В республике существуют культовые объекты, чью паству и руководство составляют выходцы из какой-либо одной национальной общины. Например, имеются мечети, которые посещают преимущественно либо кыргызы, либо узбеки, дунгане, уйгуры, татары, и т.д. Безусловно, это сильно влияет на самоидентификацию мусульман, которая основана на малой общности национального характера. И этот фактор играет на руку такфиристам, заинтересованным в возбуждении противоречий в общей умме на почве этнического обособления.

3. Такфиристы считают все ныне действующие в Кыргызстане центры, вузы и медресе частью «вредоносной мечети». Поэтому подпольщики предпочитают проводить свои собрания в узком кругу, на конспиративных квартирах и в домах, находясь вне поля зрения правоохранительных органов, что резко сужает возможности контроля за их деструктивной деятельностью. В этих изолированных джамаатах апологеты такфиризма проводят обучение адептов, изучают специфические материалы, распространяемые партнерами в Глобальной сети, стремятся к отречению от «невежественного» общества, идеологическому и социальному отчуждению, считая себя «избранными свыше», и готовы к самопожертвованию. А также к нейтрализации критиков и противников.

4. Сторонники такфиризма не только в КР, но и в других странах ЦА, считают, что правители этих государств являются кафирами, неверными, так как все издаваемые ими указы и распоряжения противоречат шариату. А значит, должны не просто игнорироваться, а бойкотироваться как незаконные. Впоследствии это становится для экстремистов основанием для призывов к свержению «грешных» правительств, и установлению своих порядков. Они также считают немусульманами всех, кто работает на госслужбе, особенно работников сил безопасности и правоохраны, которые защищают «режим неверных». И хотя сами радикалы считают свои действия проявлением «священной войны», теологи склонны расценивать это прежде всего как фитну, смуту, с целью посеять хаос. Причем этот хаос вполне управляем, так как такфиристы могут действовать как инструмент зарубежных центров и крупных геополитических игроков, заинтересованных достичь собственных целей в Кыргызстане и в регионе в целом.

 

5. Джихадисты чаще всего используют 2 метода: подрывная деятельность внутри мусульманских стран путем терактов, запугивания населения, убийств, саботажа, вооруженных переворотов. И второй вариант: свержение правительств извне, с помощью внешнего спонсорства и обучения. Обычно для этих целей последователи такфиризма группируются в конфликтных точках планеты (Сирия, Афганистан, Вазиристан, Ирак, Йемен, Судан, Сомали, Палестина, и т.д.) и уже оттуда атакуют правящие режимы неугодных стран.

Феномен доморощенных джихадистов

 

Впервые с феноменом такфиризма власти Кыргызстана столкнулись в 2010 году, когда была разоблачена самодеятельная группировка «Жайшуль Махди» («Армия мессии»). Ее члены совершили за короткий срок (с сентября 2010 года по январь 2011 года) целую серию преступлений: нападение на бишкекскую синагогу и попытку поджога здания; разбой в отношении граждан США – супругов Нортон в Сокулукском районе, и угон их автомашины, которую затем нашли заминированной около здания столичного ГУВД с целью совершения подрыва; организацию взрыва около Дворца спорта в Бишкеке; расстрел трех сотрудников милиции в 8-м микрорайоне Бишкека; гибель бойца спецназа «Альфа» ГКНБ при спецоперации у села Арашан; убийство свидетеля А.Алферова, и т.д.

Двое из этого джамаата были убиты при проведении контртеррористических мероприятий, некоторые объявлены в международный розыск. В итоге перед Октябрьским судом г.Бишкека предстали 13 человек. В июле 2013 года трое из них были приговорены к пожизненному лишению свободы. Одним из этих тафиристов и является 29-летний уроженец села Кок-Жар Аламудунского района Эдил Абрахманов, член группы беглецов из СИЗО-50, задержанный 22 октября после ранения в ногу у села Ала-Тоо.

«Армия мессии» и «Солдаты Халифата»: точки соприкосновения

Неожиданный факт появления «Жайшуль Махди» заставил в ту пору компетентные органы КР обратить внимание на аналогичные процессы в других странах СНГ.

В частности, много параллелей прослеживалось с деятельностью группировки «Джунд аль-Халифат» («Солдаты халифата») в Казахстане. У обеих организаций было много схожего в организационном плане и идеологических постулатах. В обоих случаях мононациональный костяк подпольщиков составляли коренные граждане республик, достаточно молодые, без традиционного в подобных случаях присутствия арабских эмиссаров. Экспертов из КР это натолкнуло на мысль, что как «Солдаты халифата», так и «Армия мессии» могут иметь общие корни происхождения, либо даже спонсироваться из единого источника. Известно, к примеру, что активисты обеих групп были последователями российского идеолога джихадизма Саида Бурятского (Александра Тихомирова). Ныне покойный проповедник Бурятский имел личные встречи со своими единомышленниками из Казахстана. Так же на одном из видео-роликов активист «Жайшуль Махди» Эдил Абрахманов напрямую обращается к Бурятскому, демонстрируя автомат и СВУ, спрятанные в его доме.

Из-за ослабления контроля за такфиристами уже начался сценарий хиджрата с их стороны, то есть физического перемещения в другие страны с целью участия в джихаде и построения Халифата. Все это выражается во все возрастающем оттоке верующих кыргызстанцев в горячие точки Сирии и Ирака, где они воюют на стороне «Исламского государства». По данным МВД КР число наших граждан там превышает 400 человек, около 40 из них уже убиты в боях.

Также отмечены тревожные факты, когда после получения необходимого диверсионного опыта и овладения навыками террористических акций на Ближнем и Среднем Востоке, граждане КР возвращались в республику с задачей развернуть здесь собственный джихад. Поэтому всем нам, и органам госуправления, и рядовым кыргызстанцам, следует проявлять повышенную бдительность. Береженного Бог бережет… 

Азиз Карашев

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям