Почем младенцы в Кыргызстане?

14:36, 4 Октября

По большому счету, мы, журналистская братия, всегда знали, что в Кыргызстане есть «черная практика» усыновления детей, и все проблемы можно решить, заплатив акушерке и врачу в роддоме. Но скандал, разразившийся в начале сентября, вскрыл новые грани давно наболевшей проблемы.

Седьмого сентября в информагентствах Кыргызстана появились шокирующие заголовки: «Задержаны врачи роддома, торговавшие младенцами».

Примерное содержание сообщений сводилось к следующему: «Сотрудники Службы криминальной милиции МВД задержали в Бишкеке гинекологов, подозреваемых в продаже детей. Одна из них ранее проходила обвиняемой по такому же делу. Врачи, сотрудницы центра семейной медицины, подрабатывали в частных клиниках и неоднократно продавали детей. Родителям новорожденных сообщалось, что их малыш умер, предъявлялось тело ранее умершего ребенка. А живые младенцы шли на продажу». Многие СМИ добавили, что «в багажнике авто одной из подозреваемых при задержании нашли абортированные плоды с признаками гниения». Этот факт тоже был озвучен со ссылкой на правоохранительные органы. Именно сообщение о трупах младенцев в багажнике милиционеры потом опровергли. Но вся остальная история развивалась очень бурно.

К концу сентября восемь фигурантов оказались так или иначе героями уголовных дел и громких расследований. На пресс-конференции в Бишкеке выступил прокурор отдела по противодействию коррупции и надзору за исполнением закона в социальной сфере и защите прав детей Генпрокуратуры Нуржан Талантбек уулу. По его словам, сейчас милиция и прокуратура возбудили четыре уголовных дела по факту продажи детей.

«Обвинения предъявили пяти людям, трое из которых содержатся в СИЗО, двое - под домашним арестом. По фактам торговли новорожденными два уголовных дела возбудила прокуратура и два – милиция. Еще несколько фактов расследуются. Известно также, что акушер-гинеколог частного медицинского центра сделала девушке аборт на 32-й неделе беременности, но по закону его можно делать только до 22-й недели», - заявил он.

Милиционеры стали присматриваться и к роженицам. «Задержанные по подозрению в торговле людьми медики продавали новорожденных от $1 тысячи и выше. Об этом сообщил заместитель начальника Управления следственной службы МВД Азиз Нурбеков. По его словам, если следствие докажет, что в продаже участвовали и роженицы, их действиям также дадут юридическую оценку», - написали информагентства.

В торговле детьми даже заподозрили работницу Министерства социального развития (Опять, в третий раз за месяц скандал в этом ведомстве, к пьяному дебошу в Корее и выступлению по поводу того, что пенсионерам надо с пенсии копить на путешествия, а не сплетничать, от руководителей ведомства добавилась и эта история!). В социальные сети попало видео, на котором Зергуль Жээнбаева рассказывает, какие дети есть в ее базе данных. А сотрудница агентства по международному усыновлению обещает ей вознаграждение за содействие. По этому случаю тоже продолжается расследование.

Чуть позже выяснилось, с чего начался весь сыр-бор. Об этом первым написало агентство 24.kg: «В деле о продаже детей из роддома в Кыргызстане фигурируют иностранные граждане. Об этом сообщили собственные источники в правоохранительных органах. Известно, что иностранцы обратились в свое посольство с заявлением, чтобы получить свидетельство о рождении ребенка. Дипмиссия направила запрос в Министерство здравоохранения, а далее выяснилось, что роддом, где выдали справку о рождении ребенка, уже полгода как не работает. На основании этого правоохранительные органы и возбудили уголовное дело. В СИЗО водворили двух врачей ЦСМ». За кадром выяснилось, что речь шла о гражданах России, уроженцах Кыргызстана.

У задержанных в Бишкеке по подозрению в торговле детьми людей даже были свои документы и печати. Об этом журналистам заявил пресс-секретарь Министерства внутренних дел Бакыт Сеитов. По его словам, в ходе расследования уголовного дела может всплыть очень много криминальных схем: «За всем этим может стоять очень много людей. Один из задержанных жил в Чуйской области, другой – в Бишкеке, а третий ездил в Казахстан и обратно. У них всех были документы, они их подделывали, имели специальные печати. Бывало, что они брали у некоторых деньги, некоторые выступали посредниками и делали документы на детей для близких родственников. По этой причине трое задержанных водворены в СИЗО-1. Кроме того, есть еще ряд подозреваемых медицинских работников. Мы работаем и по ним. Работает специальная группа. В рамках уголовного дела должно быть выяснено много моментов. Могут быть установлены и другие преступные группы».

Главный специалист отдела лечебно-профилактической помощи Минздрава Раиса Асылбашева заявила, что сейчас создана ведомственная рабочая группа. «Проводится служебное расследование. В интересах следствия мы не можем сказать большего», -сказала она журналистам.

Все это означает, что сногсшибательные факты могут стать достоянием общественности в любой момент. За «торговлю младенцами» взялись всерьез, и голов полетит много.

22 сентября Министерство внутренних дел Кыргызстана в очередной раз озвучило некоторые детали громкого скандала. «Сегодня в СИЗО №1 находятся пять медработников, имеющих высшее образование, также есть подозреваемые, по которым проводится оперативно-следственная работа», - отметили в пресс-службе.

По данным МВД, установлено три факта продажи детей, для которых задержанные медики подготовили свидетельства о рождении. По четвертому факту уголовное дело возбуждено по заявлению роженицы, которая рассказала, что гинеколог провела ей искусственные роды раньше срока. Малыш появился на свет живым, но матери сказали, что ребенок умер.

Журналисты пытаются донести до общественности подоплеку этой во всех смыслах некрасивой истории. А смысл проблем в том, что в Кыргызстане гораздо проще отказаться от ребенка или продать его подпольно, чем усыновить по закону.

По данным все того же оскандалившегося Министерства труда и социального развития, в 2017 году кыргызстанцы усыновили 825 детей, из них 12 были отданы под опеку иностранным гражданам. С начала 2018 года 351 ребенок был усыновлен кыргызстанцами, иностранными гражданами – 11 детей.

Главный специалист управления по защите семьи и детей Минсоцразвития Гульзина Бообекова уточняет, что кыргызстанцы сами виноваты и предпочитают брать детей до трех лет, причем абсолютно здоровых: «Все считают, что в Кыргызстане усложнена процедура усыновления. Но и в других странах, России и Казахстане, собирают такие же документы. При разговоре с семьями мы выясняем, почему они хотят усыновить ребенка, могут ли они дать ребенку соответствующее воспитание, то есть рассматриваются их возможности. Потом они должны собрать ряд документов и сдать. Там ничего особенного нет». К тому же ни для кого не секрет, что народ у нас нетерпеливый и привычный к взяткам. Кропотливо собирать документы, ждать своей очереди – сценарий не для нашего человека. Да и зачем, когда можно пойти и все купить…

Однако сами усыновители настаивают, что есть реальные проблемы. И сложности, и невыполнимые условия, и мощные коррупционные схемы. И разбираться, по мнению экспертов, нужно от корня, начиная с системы усыновления.

Многие смотрят на проблему с другой стороны. И говорят о том, что надо менять отношение общества к вопросу. Например, правозащитница Кумар Эргешова считает, что необходимо довести до сознания граждан, что подобные действия являются преступными: «Вообще, эту сферу надо контролировать жестко. Надо доводить до сведения людей, что нельзя обзаводиться ребенком, купив его. Даже если становишься опекуном малыша с согласия его родителей, но при этом в деле фигурируют деньги – это та же самая торговля. Надо объяснять, что за это грозит уголовная ответственность. Ребенка надо усыновлять не через частные договоренности, а по закону».

А еще надо отметить, что общественное мнение склоняется в сторону ужесточения наказания за подобные преступления. Представитель Минздрава, специалист по доказательной медицине Бермет Барыктабасова на пресс-конференции выразила этот «тренд» очень уверенно: «Наказание должно быть серьезным, много серьезнее, чем сейчас. Сейчас у нас за продажу, передачу детей дают от 2,5 до 5 лет тюрьмы. Это ни в какие рамки не укладывается. За другого рода преступления в отношении детей требуют смертную казнь, всенародную расправу. А за такое серьезное преступление – символическое наказание. Так не должно быть, на законодательном уровне с этим нужно разобраться».

Как бы то ни было, расследование продолжается, и мы еще немало нового в ближайшее время узнаем о сфере усыновления детей в Кыргызстане и о криминальных схемах вокруг этого социально-значимого процесса.

Подготовил Апас Зарипов

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям