Тимур Шайхутдинов: «Реформы способны выбить почву из-под ног радикальных течений»

11:29, 24 Июля

По данным Государственной службы исполнения наказаний КР, в местах не столь отдаленных более 500 граждан отбывают различные сроки за экстремистскую и террористическую деятельность. Сегодня в целях безопасности они содержатся отдельно от других заключенных. Для такой маленькой страны, как наша, это серьезная статистика.

Президент КР Сооронбай Жээнбеков на недавнем саммите ШОС в Китае выразил обеспокоенность активизацией экстремистской пропаганды и вербовки граждан в ряды террористов. Мы беседуем с координатором Гражданского союза «За реформы и результат» Тимуром Шайхутдиновым о профилактике религиозного экстремизма и важности реформ в правоохранительной системе.

- Сирийская тема еще акутальна?

- По данным органов национальной безопасности, 850 граждан Кыргызстана считаются выехавшими в Сирию, 150 из них считаются погибшими. Эти цифры недавно были озвучены в парламенте. Благодаря тесной работе с сообществами в регионах нам известно, что в последнее время число выехавших в Сирию и Ирак в качестве наемников резко идет на спад. Несколько лет назад эта проблема стояла остро, а сейчас люди, наоборот, возвращаются оттуда.

По нашим наблюдениям, это связано с разными факторами. Во-первых, конечно же, нельзя сбрасывать со счетов координированные действия силовых структур разных государств, в том числе наших органов, которые постарались перекрыть все известные каналы переброски наемников. К тому же террористическая организация ДАИШ (по-другому ИГИЛ, ее деятельность признана экстремистской и запрещена на территории Кыргызстана решением Октябрьского суда Бишкека в 2015 году. - Прим. ред.) теряет свои былые позиции. Другая причина в том, что люди начинают осознавать свои ошибки и понимать, что были обмануты. Они возвращаются и рассказывают об ужасах войны на информационных встречах в сообществах, которые организуют правоохранительные органы. Сирийская тема становится все менее актуальной.

- Стоит ли возвращать наемников на родину?

- Прежде всего я бы отметил, что есть определенные правозащитные нормы. Человек не может быть лишен гражданства против своей воли. Каждый человек должен иметь право на справедливое судебное разбирательство, на юридическую защиту – это нормы правового государства. Что касается вопроса лишения гражданства, то муссирование этого вопроса направлено на обоснование ограничения правовых гарантий, а это уже недопустимо.

Тем более, никто не может гарантировать, что не будет никаких злоупотреблений. И куда девать тех же участников боевых действий? Страны, на территории которых они воевали, тоже не заинтересованы в их присутствии. Поэтому следует идти по другому пути: развивать систему выявления, наказания в зависимости от уровня общественной опасности, новые методы профилактики и реабилитации.

Совершенно другое дело, когда речь заходит об иностранцах, которые получили или пытались получить иное гражданство с целью экстремистской и террористической деятельности, и чья вина была доказана в суде. В таких случаях у них может быть аннулировано гражданство. Кстати, в нашем законодательстве прописаны такие случаи.

- Стоит ли расслабляться в связи с тем, что уменьшился поток отправки наших граждан на войну в Сирию?

- Нет, конечно. Мы не знаем, выстрелит ли это снова и где? Запрещенные у нас религиозные течения продолжают активно работать. Это факт. К примеру, такие организации, как «Хизб ут-Тахрир» и «Йакын инкар». Правоохранительные органы пока не в силах полностью пресечь их незаконную деятельность.

Только в прошлом году было возбуждено 597 уголовных дел, связанных с экстремистской деятельностью, а в 2016 году было 446 уголовных дел. В этой статистике много кейсов по хранению материалов экстремистского толка, поэтому каждый случай стоит рассмотреть по отдельности. Еще вот такой важный момент: по статистике МВД КР, 58,9 процента лиц, причастных к экстремистской деятельности, – это граждане до 39 лет включительно, то есть находящиеся в активном экономическом возрасте.

А пока на местах мы видим навязывание субкультуры с далеко идущими последствиями. Во многих сообществах религиозные деятели все больше играют главенствующую роль. Они занимаются обучением несовершеннолетних, организуют летние лагеря религиозного толка, активно участвуют даже в решении семейно-бытовых вопросов. Словом, религиозные институты постепенно подменяют собой светские.

Мы видим, как в регионах родители часто забирают своих дочерей и сыновей из школ после девятого класса. Они не хотят, чтобы их дети продолжали учиться. Уровень образования падает, а образовавшимся вакуумом неплохо пользуются различные миссионеры обоих полов. В частных домах устраиваются образовательные кружки религиозного толка для девочек и женщин, а в закрытых сообществах это чуть ли не единственная возможность для них проявлять общественную активность.

- Как же с этими тенденциями бороться?

- Силовым методом невозможно коренным способом решить эту проблему. Если довольно большое количество наших граждан покидает страну для участия в террористической деятельности за границей, то это следствие серьезных проблем, с которым стоит работать. Одни желающие исчезнут, и появятся другие. Пока мы не поймем, в чем причина, и не начнем ее решать.

Необходимо повышать потенциал государственных и муниципальных органов. Разочарование в этих институтах власти - одна из причин роста экстремизма. И здесь мы снова упираемся в отсутствие эффективно функционирующих судебных и правоохранительных органов, которые бы пользовались доверием граждан. Вы знаете, что у нас в стране есть целый пласт граждан, которые не хотят иметь никаких контактов с официальным правосудием, а некоторые вовсе становились жертвой произвола и коррупции в обыденной жизни. Этим разочарованием пользуются деструктивные элементы – начиная от ОПГ, заканчивая экстремистскими движениями. Отличие последних - в сильной идеологической базе. В стратегическом смысле реформы в системе отправления правосудия и поддержания безопасности способны выбить почву из-под ног радикальных течений.

- Так есть ли какие-то конкретные пути решения?

- Во-первых, нужно повышать уровень светского образования, чтобы детям было интересно учиться. Во-вторых, нужно вводить обязательное 11-классное образование для всех, за исключением поступающих в средние специальные учебные заведения. На самом высоком уровне должны быть обеспечены гарантии получения нормального светского образования для детей.

Нужно менять методы профилактической работы, в том числе с вовлечением сообщества. Такая работа начата давно, но на местах часто упор делается на «дежурных» представителей сообществ. С ними госорганам легко работать, хотя в действительности их влияние на жителей очень слабое. Значит, упор нужно делать на реальных лидеров сообществ. Сообщества могут стать реальными союзниками в преодолении экстремистских настроений. Наверное, самый серьезный вопрос сейчас связан с тем, смогут ли правоохранительные органы найти с ними общий язык? Такие организации, как Управление ООН по наркотикам и преступности, Гражданский союз, - среди тех, кто пытается помочь в развитии диалога и партнерства на местах как по вопросам общественной безопасности, так и в преодолении радикализма.

Наконец, пора всерьез задуматься о создании национальной психологической службы. У нас нет таковой. Люди, которые вернулись из Сирии, равно как и из колоний, должны получать психологическое сопровождение, проходить программу реинтеграции в нормальную жизнь.

- Но ведь и методы вербовки становятся все изощреннее, например, часто это происходит через Интернет, соцсети.

- В регионах люди бьют тревогу – если в телефоне обнаружат какое-нибудь запрещенное видео, человека могут привлечь к уголовной ответственности. Вы можете даже не знать, когда вам рассылают такое видео, например, по WhatsApp. Видео сохраняется автоматически, поэтому у силовых структур появляются основания для возбуждения уголовного дела по хранению и распространению материалов экстремистского характера. Бывает, люди сохраняют такое видео по незнанию, не думая о возможных последствиях. Потом такого человека сажают, например, вместе с идеологически подкованным членом «Хизб ут-Тахрир» или с тем, кто еще вчера участвовал в боевых действиях на стороне экстремистских движений. И кем, с каким мышлением он выйдет на свободу? У нас за хранение гораздо больше уголовных дел, чем за распространение.

Поэтому лично я убежден, что только за хранение запрещенных материалов наказание, связанное с лишением свободы, – чрезмерная мера. И даже вредная с точки зрения борьбы с экстремистскими течениями. Я больше поддерживаю идею широкой образовательной программы по медиаграмотности. Она поможет людям не стать жертвами вербовщиков и клеветников. С фокусом на том, как обезопасить себя в различных мессенджерах, как вести себя в социальных сетях, вовремя замечать противозаконную активность и что делать, если тебя пытаются завлечь в экстремистские сети.

Алмаз Исманов

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям