В огне брода нет: в истории Кыргызстана были свои жуткие трагедии, как в Кемерово… Часть 1

10:14, 26 Апреля

Кошмар в Кемерово, где в ядовитом дыму адского пламени погибли за раз 64 человека, причем, самое страшное, 41 ребенок, заставило мобилизоваться спасателей во многих уголках СНГ. В том числе и в Кыргызстане, где МЧС тут же провело внеплановые учебные тренировки в ряде торговых центров и на рынках столицы. Подобные экстренные учения намечены и в других регионах.

Да, именно печальный опыт пожара в «Зимней вишне» заставил напрячься наши экстренные службы, чтобы в случае – не дай Аллах! – повторения такого же ЧП в Бишкеке суметь отреагировать споро и грамотно. Однако мало кто знает, что в летописи Киргизии были и свои ужасающие примеры масштабных пожаров, которые привели к десяткам жертв и многомиллионным убыткам. Чего только стоит кошмарный случай зимой 1969 года в Таласской области, когда за ночь сгорели заживо 39 детей чабанов в специнтернате!

Впрочем, давайте обо всем по порядку…

На фото: «МЧС в лицах» - так называлась специальная акция, проведенная в апреле 2017 года в стенах Мемориального дома-музея им. М. В. Фрунзе. Она посвящалась истории развития спасательных служб, где посетители могли увидеть массу любопытных экспонатов. 

Прошедшие огонь, воду и медные трубы 

После присоединения Киргизии к России (1863-1865 гг.) с просторов царской империи сюда хлынул поток крестьян-переселенцев, привезших с собой, кроме прочего, опыт пожарного добровольчества и какой-никакой инвентарь. Главная цель – защита от огня полей, складов, подворий, мануфактур и лавок.

Постепенно дело налаживалось, и 15 июня 1926 года во Фрунзе открылся первый пожарный двор и сформировалась интернациональная команда огнеборцев. С тех пор эта дата, согласно правительственному решению от 1994 года, была установлена как День работников противопожарной службы нашей республики.

«Тушилы», а именно так на профессиональном сленге именуются укротители огня, имели на вооружении два насоса, три бочки с водой, четыре конных экипажа и одну автомашину. На юге республики подобная служба появилась три года спустя, в 1929 году.

В те годы выезд на тушение представлял собой забавное зрелище. Впереди команды на дрогах ехал трубач и что мочи дудел в рожок, расчищая тем самым обозу путь к месту ЧП. Ныне ручной рожок заменила мощная сирена, но, увы, мало кто из толстокожих, равнодушных к чужой беде автовладельцев, уступает место «тушилам», мчащимся на вызов…

Для конных пожарных Пишпека норматив сбора и выезда составлял 10 минут. Сейчас – 30 секунд, плюс от 5 до 20 минут отводится на само время в пути.

Раньше, приехав на место происшествия, люди в брезентовых робах начинали качать воду медным насосом, называемым «трубами». Теперь вы знаете, откуда пошло знаменитое выражение о бывалых людях, лихо прошедших «огонь, воду и медные трубы»!

На фото: Раньше с этой пожарной каланчи в центре столицы бойцы наблюдали за окрестностями – нет ли где дымка? Сегодня здесь, возле моста по ул. Абдрахманова (бывшая ул. Советская) борцовский зал да Первомайский райсуд располагаются… 

Первые укротители огня 

В прежние времена тактика тушения была примитивной: длинными, от 3 до 6 метров, баграми пожарные растаскивали горящие конструкции здания, а уж потом заливали их и все вокруг водой.

Руководил процессом брандмейстер, нередко с брандспойтом в руках. На нем и его подчиненных были каски с высоким гребнем, они спасали голову от ударов падающих сверху предметов и сотрясения мозга. Длинный же козырек сзади предохранял от попадания воды и искр за шиворот. Все было продумано!

В пору отсутствия телефонов очевидцы возгораний самолично прибегали в пожарный двор и сообщали, где и что увидали. Были в Пишпеке и наблюдательные вышки, откуда дежурный оглядывал окрестности – не видно ли где дымка – но из-за растущих ввысь тополей башни-каланчи скоро утратили свое значение. А вот экипировка рядового бойца сохранилась почти без изменений: прочная куртка, шлем, рукавицы, пояс с карабинами, топорик, фонарик… И молитва об удаче!

Началась Великая Отечественная. Многие пожарные рвались в пекло войны, фронт забирал отборные людские ресурсы, поэтому в тылу мужчин не хватало, и их места заняли женщины: водители, ствольщики, связные и другие.

В 1957 году в СССР учредили медаль «За отвагу на пожаре», которой с той поры были отмечены более сотни кыргызстанцев. Среди них милиционеры, чабаны, механизаторы, врачи, учителя и даже пять школьников! Несколько лет назад, кстати, МЧС КР учредило новый формат старой награды. Ею, например, осенью 2016 года в Бишкеке наградили россиянина Юрия Лугвина, который по зову сердца помогал спасать жертв печально известного пожара в московской типографии, где работали девушки-мигранты из нашей республики.

На фото: Медаль суверенного Кыргызстана за отвагу на пожаре, вручаемая МЧС своим отличившимся «тушилам» и простым, но смелым гражданам.  

Когда и где буйствовал «красный петух» 

В истории Кыргызстана было немало чрезвычайных происшествий, связанных с разгулом огненной стихии. Однако прежде о них сообщалось крайне скупо либо вообще замалчивалось.

К разряду таковых можно, например, отнести крупный пожар на складе лакорастворителей комбината «Киргизмебель» во Фрунзе в начале 50-х годов. Дым и пламя отрезали работникам пути к отступлению, и в итоге сгорели сразу 11 человек.

Долговременный пожар, который тушили целые сутки, произошел в 70-х годах на столичном мясокомбинате. Благодаря самоотверженности «тушил» была предотвращена утечка десятков тонн аммиака. Если бы он вытек, жертвы среди фрунзенцев исчислялись бы сотнями!

В те же годы поток паводка вымыл мазут из наземных емкостей золоторудного «Макмала» и полностью залил Орловку. Одной искры было достаточно, чтобы сжечь село дотла! Лишь оперативные меры предотвратили тогда трагедию.

В 1956 году загорелся шелкокомбинат в Оше. В честь начальника областной пожарной инспекции И. П. Петрова, спасшего ценой собственной жизни стратегический объект, одну из улиц в южной столице назвали его именем.

В том же городе, но уже в ноябре 1979-го, на станции «Ош-2» вспыхнул целый эшелон. Произошло это из-за взрыва цистерн с бензином, шедших под уклон и столкнувшихся с составом. Взрыв был настолько сильным, что двух пожарных подбросило волной на высоту аж 15 метров! Горящее топливо вылилось в арыки, и эта раскаленная лава стремительно двинулась вниз по течению, испепеляя дома села Нариман. Кстати, схожая история случилась в 1993 году на станции Кызыл-Аскер, где загорелись три цистерны, для тушения которых пришлось использовать специальный пожарный поезд. «Жив» ли ныне этот спецпоезд – неизвестно…

1 июня 1977 года чуть ли не полгорода Кызыл-Кия было снесено селем. Как ни странно, частым спутником потопов становятся массовые пожары, в основном из-за контакта оголенных электрокабелей с водой и замыканий, приводящих к возгоранию оставшихся на поверхности зданий. В результате много жилых домов и учреждений сгорели, как и местная нефтебаза.

На фото: В дни революций полыхало по всему Бишкеку… 

С риском для жизни 

Порой при запредельных температурах или иных специфических условиях пожароопасными становятся внешне безобидные предметы. Например, облако мучной пыли от простой спички способно разнести к чертовой матери всю мельницу. А селитра, будучи банальным азотным удобрением, либо порошок серебряной краски используются как компоненты для изготовления настоящих бомб!

В 1983 году во время пожара на базе «Хозторга» начали взрываться раскаленные баллончики для… бытовых сифонов. Тысячи смертоносных металлических «снарядов» разлетались в радиусе до 500 метров, не щадя никого и ничего. Вот пожарным и пришлось срочно надевать поверх касок тут же найденные… ведра. Вот вам смешно, а их тогда чуть не поубивало!

Самым сложным в истории нашей страны был, без сомнения, пожар на нефтескважине Избаскент на юге Джалал-Абадской области. Он произошел в марте 1957 года в местности Кочкор-Ата, в горах, на высоте 1500 метров. Столб вырвавшихся наружу пылающих газов наши бойцы, не имевшие соответствующего опыта действий на буровых, смогли загасить лишь с помощью приглашенных коллег из Узбекистана, Таджикистана и даже Азербайджана. Представляете себе масштаб пожарища?!

А вот по количеству жертв наиболее драматичным было ЧП, произошедшее зимой 1969 года в таласском селе Кировка. По вине сторожа ночью вспыхнул интернат для детей чабанов. Нянечки, бросив воспитанников, спустились из окон на связанных простынях. Спасательные же работы были затруднены, так как вода для тушения постоянно замерзала при 40-градусном морозе.

Позже на пепелище нашли 39 обугленных детских трупов. Их пол позже устанавливали по кусочкам чудом сохранившейся кое-где ткани. Если лоскуток маечки – значит мальчик, цветная комбинация – это была девочка…

По итогам той трагедии было даже проведено заседание бюро ЦК Компартии. Парторганы всерьез подозревали, что это – диверсия. Дело в том, что лишь в одном этом Кировском районе за короткий промежуток времени пожары вспыхивали три раза кряду. И где - в семилетней школе, в десятилетке и в детском интернате!

Однако злого умысла в таласском ЧП так и не было обнаружено, все, как всегда, из-за преступной халатности случилось…

На фото: Мало кто знает, но в истории кыргызских огнеборцев был и такой период, когда их обучали и делились своим опытом спецы из пожарного подразделения американской авиабазы «Ганси». 

P.S. Окончание следует.

Азиз Карашев

Фото WWW

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям