Принцип аборигенов Евразии: все свое ношу с собой! Часть 2

10:16, 9 Апреля

На фото: В таких вот неприглядных, потрепанных временем и ветрами юртах, обитают кыргызы с афганского Памира. 

История юрты, как мы уже убедились в первой части своего обзора, насчитывает тучу лет, но до сих пор она остается исконным жильем многих кыргызов, в частности, на джайлоо, на выпасе живности. А кроме того, остается важным атрибутом для проведения исконных обрядов, начиная от свадеб и рождения ребенка и заканчивая похоронами. Ведь устройство переносного дома продумано до мелочей и проверено веками.

На дорогах пыльной Азии их чужие звезды сглазили…

Мы писали, что когда-то на неизведанных и опасных просторах Евразии месили грязь фантастического размера повозки, принадлежавшие степным аристократам, о чем упоминал еще прославленный «отец истории» Геродот. Они служили и домом на колесах, и гаремом для наложниц, и мобильным цейхгаузом, и передвижным продуктовым складом, и Бог знает, чем еще! При нападениях же врагов такие «трейлеры», сколоченные из бревен и обитые грубой кожей, ставили в круг, выставляли по периметру лучников с сабельщиками, и кочевники могли долго держать оборону, пряча в центре ставки свое богатство.

Однако такие варианты были лишь у вельмож, привыкших, как и все сибариты, к комфорту даже во время завоевательных походов. А вот простые подданные империи Чингисхана, пастухи-араты и подневольные воины, пользовались юртами разборными, попроще, но практичней. В итоге на огромной части азиатского континента постепенно, под цокот копыт и бой боевых барабанов, распространился так называемый монгольский тип складной юрты, именуемый гэр (дом).

Здесь крыша имеет коническую форму, опираясь на прямые жерди, крепящиеся одним концом к светодымовому обручу в центре крыши и другим концом – к решетчатой стене. Но для устойчивости этого недостаточно, и потому внутри жилища стоит еще пара опорных столбов, поддерживающих тюндюк, называемый у монголов тоно. Ныне формат гэр распространен также у народов Тибета, Якутии, Тывы, Бурятии и Калмыкии.

На фото: Внутреннее убранство гостевой юрты известного предпринимателя Ташкула Керексизова 

Чем различаются дома тюрков и монголов?

В отличие от монгольского гэр у тюркского типа скрепы-жерди изогнуты на конце, из-за чего форма крыши становится округлой, и такой купольный свод крепко держит всю постройку, позволяя не ставить опорные стойки по центру и тем самым освободить внутреннее пространство. А это крайне важно для полноценной, не стесненной жизни семей номадов, не признающих всяких рамок и ограничений.

«Юрта - это уже большой шаг в развитии цивилизации человека, в юрте и теплее, и просторнее, в ней даже можно развести огонь, что в палатке немыслимо... юрта удобнее палатки», - с восторгом писал российский генерал-майор Лев Феофилович Костенко (1841- 1891 г.г.), дипломат, географ и участник нескольких экспедиций конца XIX века по изучению Памиро-Алая.

Правда, кыргызский боз уй сложнее в изготовлении нежели гэр, ибо почти месяц нужен, чтобы сделать остов, ведь ключевые элементы каркаса, включая изогнутый тюндюк, тщательно подбираются, обтачиваются, распариваются в специальных печах, им придается особая форма на самодельных станках, жерди сушатся, красятся…

В Кыргызстане на ниве производства юрт специализируются в основном два айыла: Кызыл-Туу в Прииссыккулье и Кочкорка в Нарынской области. Это, конечно, не единственные юртостроительные центры, но наиболее авторитетные, с опытом и традициями. При этом если жители южного побережья «голубой жемчужины» специализируются на каркасах юрт, то тяньшанцы - на войлоке и этнических коврах-шырдаках.

Кстати, мастера из Кызыл-Туу в 2006 году изготовили и поставили недалеко от села Тосор рекордно величественную юрту для участников духовно-эзотерического фестиваля «Планетарное око». Ее диаметр составил почти 13 метров, и тогда она была признана самой большой по размеру в Кыргызской Республике!

А в целом тюркский тип используется, кроме кыргызов, еще и казахами, башкирами, татарами, туркменами, каракалпаками и ногайцами. Ведь несмотря на тысячелетнюю летопись юрта остается очень функциональной, актуальной, особенно для пастухов, да и вообще конкурентоспособной на рынке легких сооружений, из-за чего не утихает интерес со стороны современных предпринимателей, которые могут изготовить на заказ юрту любого размера. Конструктивное устройство мобильных тюркских жилищ одинаково, различия у разных народностей проявляются лишь через особенности внешнего декора и интерьера. 

На фото: В юрте, укрытой «дышащими» кошмами, тепло зимой и прохладно летом. 

Долгие годы под единым небом свободы

Тем не менее, несмотря на специфику обеих разновидностей юрт, у кыргызов и этно-ментально близких нам монголов, двух народов, издревле живущих по сути в едином обширном регионе и на протяжении веков часто смешивавшихся кровью, есть много общего и в традициях домоводства.

«Мы являемся потомками легендарных народов небесного происхождения, живущих в войлочных юртах. Наши предки жили на одной земле, пили воду из одного источника, вместе поклонялись небесам, поддерживали огонь в очаге и пасли свой скот. У нас единая судьба и скорбь, общая героическая летопись и гордость», - об этом, выступая перед депутатами Жогорку Кенеша в апреле 2012 года, заявил тогдашний президент Монголии Цахиагийн Элбэгдорж в ходе своего официального визита в Кыргызстан.

Посланник земли Чингисхана также отметил, что на известной Орхонской наскальной стеле на севере Монголии до сих пор отчетливо видна надпись «Хиргис», исполненная древнетюркскими рунами. А в западной части его государства средь Алтайских хребтов расположен былинный водоем Хяргас-Нуур, что означает Кыргызское озеро. Здесь, согласно монгольским преданиям, останавливались древние кыргызские племена во времена перехода из Минусинский котловины Хакассии в горы Тянь-Шаня с целью ПМЖ. После них остались загадочные каменные петроглифы, в том числе с изображениями юрт. А пару лет назад недалеко от Хяргас-Нуур археологи нашли мумию женщины, завернутую в войлок, которая относится к IX-X векам Кыргызского каганата.

Господин Элбэгдорж не просто провел переговоры с властными лицами в Бишкеке, но и посетил культурный центр «Рух Ордо» в городе Чолпон-Ата, где увидел все богатство и самобытность национальной юрты кыргызов. Плюс он встретился с представителями местных калмыков, осколков ойратского племени, переселившихся сюда из Синьцзяна под натиском ханьцев еще в XIX веке и компактно расселившихся на окраине Иссык-Куля. Для Элбэгдоржа, выходца из ойратской этногруппы захчинов, это было крайне любопытно! Видно, чувствуя духовную близость с кыргызами, которые, как и его подданные, живут в юртах, господин Цахиагийн после этого еще дважды побывал в нашей стране: в сентябре 2013 года, участвуя в саммите ШОС, и в январе 2015 года в Бишкеке с рабочим визитом.

К слову, 90-летняя мать нынешнего президента Монголии, именитого художника, атлета, демократа и бизнесмена Халтмаагийна Баттулга, избранного на этот пост в июле 2017 года (между прочим – долларового миллиардера!), скромно обитает в одном из обычных юрточных кварталов Улан-Батора, в самом простом войлочном жилище…

На фото: Такие вот нелепые бетонные юрты строят власти Синьцзянской автономии для китайских кыргызов, пытаясь сделать этих кочевников оседлыми. Поселок Суу-Баши в СУАР у подножия вершин Музтаг-Ата и Конгур. 

За что кочевники могли сделать виновнику секир-башка?

Так вот, возвращаясь к теме тесных параллелей между гэр и тюркским вариантом юрты.

И там, и тут используются раздвижные каркасные стены из ивового тальника или тополя, применяются кошмы с оригинальными узорами, самотканые полотна, защищающие жилище от дождя и снега, вышивки на войлочных стенах и богатые аппликации. А также есть входной проем с легкой резной дверью и рулонным пологом, канаты для опоясывания стен и купола, тесьмы для стягивания жердей, соломенные циновки из чия.

Внутри украшением как боз уй, так и гэр часто служили шкуры диких животных, тех же волков, лис, барсуков, барсов, водившихся как в Монголии, так и в стране Ала-Тоо.

В зной можно поднять вверх боковые кошмы, и тогда юрта легко проветривается с любой стороны сквозь решетчатые стенки, позволяя людям отдыхать в обдуваемом тенечке. Благодать!

Жилье кочевника нельзя осквернять, раньше за это могли и секир-башка сделать! Наступать на порог, плевать в очаг, хулить хозяев – все это запрещалось. Путнику надлежало, прежде чем войти в дом, спешиться с коня и оставить снаружи поклажу, а в знак своих добрых намерений – и оружие снять.

Главная аналогия – внешняя простота планировки как варианта гэр, так и боз уй, но при этом древний минимализм очень продуман. В частности, от входа вглубь жилища проходит принципиально важная диагональ, которая делит юрту на две части. И у кыргызов, и у монголов левая сторона издавна считается мужской, где хранится чабанский и охотничий инвентарь, седла, сбруи, ружья и прочие причиндалы. Справа от входа – женский закуток: здесь котлы, сундуки, бурдюки, ковши, чугунные или глиняные светильники, чашки, ложки, поварешки, всякая хозяйственная утварь и съестные припасы. При необходимости обе половинки могли отделяться ширмами из соломки.

И кыргызы, и монголы отводили самое почетное место аксакалам и иным VIP-персонам всегда на противоположной от входа стороне юрты, где смыкались мужская и женская части жилища. Очень удобно – лежишь себе в элитном месте на тюфяках и попиваешь кумыс подальше от дверного сквозняка и поближе к теплу, которое дает уютный очаг в центре юрты!

Символ домашнего благополучия, кстати, мог быть разным – начиная от простого кострища в обрамлении закопченных камней с треногой для казана, заканчивая подобием печки-буржуйки, чья дымоходная труба уходит вверх, сквозь тюндюк, и на которой с помощью дров или кизяка готовили бешбармак да кипятили чай. Но вне зависимости от вида очага это самая сакральная часть обжитого дома и для кочевого кыргыза, и для аборигена монгольских равнин.

Впрочем, это лишь бедняки ютились скопом в одной кибитке, в тесноте и часто в обиде, так как под одним тюндюком приходилось делить кров сразу нескольким поколениям, притираться друг к дружке, а здесь без проблем не обойтись. Порой смерды прямо в юрте, рядом со своими постелями, укрывали от непогоды народившихся ягнят, телят и козлят.

А вот верховная знать, что кыргызская, что монгольская, рядом с главной юртой часто ставила мобильный лабаз, где хранили запасы продуктов, там и пайку готовили. Были еще войлочные «апартаменты» отдельно для второй, третьей или …дцатой жены нувориша, а также индивидуальные жилища для женатых сыновей. Ну, и имелись эдакие временные бунгало - гостевые юрты по случаю тоев, игрищ, похорон, поминок, которые разбирались сразу после отъезда гостей.

На фото: Тепличный комплекс в стиле Nomad Greenhouse, разработанный в КР, выгодно отличается малыми затратами на строительство и экономичными аспектами ухода за теплицей, которую будут покрывать изоляционным термовойлоком. 

Секрет популярности

Почему юрта по-прежнему так популярна среди кыргызов? А судите сами – фундамента не нужно, дорогих стройматериалов тоже, меж тем через час-полтора сборки получаешь около 30 квадратных метров полезной и уютной жилплощади, где потолки под три метра!

Традиционно для юрт используют настоящую шерсть, жерди и решетки из дерева, а для украшения своеобразных гобеленов - натуральные красители. Но, увы, вездесущие китайцы и здесь проявили оперативность: для тех, кто не может себе позволить такие элементы, торговцы из соседней КНР активно предлагают на рынках собственные варианты юрт – с каркасами из металла, синтетические ткани для покрытия стен, «ковры» из подобия пластика…

Другая проблема: почему наши власти, как мантру повторяющие лозунги о необходимости «укрепления патриотизма», ничего не делают для обеспечения кыргызов «за ближним бугром» теми же юртами? К примеру, уже шестой год за большие миллионы снаряжаются караваны с гуманитаркой для соплеменников на афганском Памире, которым худо-бедно доставляются продукты, лекарства, одежда, витамины, учебники… А надо бы им побольше надежных, теплых войлочных жилищ. Древесины же там, в суровых горах, нет, поэтому они вынуждены покупать переносные кибитки в Пакистане, куда юрты доставляют из Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР, изготавливаемые в свою очередь китайскими кыргызами. Или же заказывать более качественные, но дорогие образцы у единокровников из Мургабского района в Таджикистане.

(Окончание увлекательного рассказа о юртах, следует)

На фото: Буфет, стилизованный под юрту в аэропорту «Манас», привлекает большое внимание туристов. 

Азиз Карашев

Фото WWW

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям