Амстердам: куда спешит съезжающая крыша?

12:38, 21 Мая 2015

А ведь они действительно едут, крыши Амстердама, голландской столицы. Все дело в том, что дома, построенные на сваях несколько сотен лет назад, дают крен. Но прочны и безопасны, как утверждают власти Голландии. Что ни дом в историческом центре Амстердама – то «пизанская башня».

Название города произошло от словосочетания «Amstel dam» и показывает, как зародился город: дамба на реке Амстел находилась на месте нынешней площади Дам. Появившись как небольшая рыбацкая деревушка в конце XII века, в период Золотого века Нидерландов Амстердам превратился в один из важнейших портовых городов мира. В то время он был ведущим центром в области финансов и торговли алмазами. В XIX и XX столетиях город значительно расширился, образовались новые районы и пригороды. В этот период он и стал однозначно туристическим.

В челюсть с разворота

Дважды в жизни у меня было ощущение, что я попала в поселение, принадлежащее какой-то совсем другой, не гуманоидной даже, цивилизации. Это в городе – пустынном призраке Ашхабаде, отстроенном заново в последний десяток лет и в древнем, почти не изменившемся за века Амстердаме. В каком-то смысле эти города можно назвать антиподами, даже не верится, что они появились на одной планете…

Амстердам – город на каналах. Для жителя гор уже одно это обстоятельство делает экскурсию незабываемой. В мутных водах не плавает никаких пакетов, ошметков, бумаги или сигаретных пачек. Чистят, конечно. Но и мусорить желающих немного. Это при том, что собственно жителей в Амстердаме не больше 700 тысяч, а туристов по городу может болтаться до 4 миллионов. Толпа по этой причине практически везде, и место в гостинице надо бронировать заранее. Хотя, Амстердам приютит в любом случае. Какой-то он… такой. Всепринимающий. В этом есть некое метафизическое, особое родство с Бишкеком, впрочем, корни этого родства наша группа отнесла к вполне понятным веществам. Да. Есть у нас что-то общее с голландцами.

В целом же Амстердам не похож ни на что. Узенькие, в три окошка (ибо налог в средневековой Голландии, когда и строилось все это великолепие, взимался не за площадь, а за место, занятое фасадом), но высокие, местами по пять этажей, темные дома, украшенные белыми рамами окон. Отсутствие почти везде ограждений у каналов (то есть, совсем, даже крохотного бортика нет). Толпы туристов (половина из которых – откровенно обкуренные, извините за жаргон), свободная продажа легких наркотиков, квартал «Красных фонарей», невероятные музеи, здание Национальной оперы, почти сваливающееся в канал, кафе на катерах и «ботинках», качающихся в мутной воде каналов. Ощущение замерших, остановившихся часов, осязаемые столетия, которые будто осели на каменные тротуары. Рои велосипедистов, не подозревающих, судя по всему, о правилах дорожного движения, пешеходы, перебегающие трамвайные пути под носом у разноцветных трамваев – и при этом один из самых низких в Европе уровень преступности, минимальное число ДТП.

Лихой водитель на узенькой улочке паркуется у самого канала, мысль при этом зрелище одна: «Свалится ведь в воду». Нет. Ничего подобного. Никто не тонет в каналах, не попадает под бешеные велосипеды, не валяется на земле из-за перебора с веселящими веществами. Полиции не видно. И… все счастливы.

Правда, узнать дорогу, заблудившись, очень тяжело, встречные либо сами не знают, куда идут, либо отвечают вроде бы по-английски, но… понять ничего не получается. С пятой попытки налетаю на представительного мужчину, явно занятого каким-то серьезным бизнесом, почти вцепляюсь в него, и тараторю приготовленную фразу: «Помогите, мне, пожалуйста, я заблудилась». На лице у мужчины появляется выражение тоскливой вежливости, наверное, он сомневается в моей адекватности, потому что Амстердам ударил по моей нервной системе, как боксер с разворота в челюсть, и я и правда малость не в себе. Но мне всего лишь нужен отель «Виктория» (да, да, тот самый знаменитый отель). Лицо мужчины, который понял, что никакая неприятность от чокнутой дамочки ему прямо сейчас не грозит, светлеет, и он радостно провожает меня до узенького перекрестка, от которого уже рукой подать до «Виктории». А потом провожатый еще долго громко повторяет мне вслед по-английски: «Прямо, пряяяямо, никуда больше не сворачивайте, не сворааачивайте». В общем, жители Амстердама к неадекватным туристам привыкшие, смутить их трудно.

Одна группа туристов из Бишкека отстала от автобуса (мы ведь без этого никак) и заметалась по площади в поисках возможности позвонить (зачем же заряжать телефон и брать с собой зарядное устройство?). Зашли в первый попавшийся отель, объяснили ситуацию. Портье картинно закатил глаза: «Двадцать первый век на дворе, четыре человека, и что, ни у кого нет смартфона и роуминга? Как вы вообще живете там? Как вы в канал не попадали?» Но откуда прибыли столь дикие туристы, не поинтересовался, телефон одолжил свой и денег за звонок не взял. Так что жители Амстердама – люди хорошие. Точка.

Не прячьте ваши денежки…

Сервис, конечно, на высоте. Амстердам не навязывается, куда бы ты ни пошел, ты найдешь только то, что ищешь, а мимо того, что тебя на самом деле не интересует, проплывешь, даже не обернувшись. Хочешь сыра? Лавки будут попадаться на каждом шагу. Коробит от порока? Пройдешь мимо баров с леденцами, кексами и сигаретами с известной начинкой, не оборачиваясь, а знаменитый квартал «Красных фонарей» вообще не заметишь. Не нравится экзотика? Выйдешь к современным магазинам. Ищешь распродаж? Оооо, пожалуйста, целый квартал стоков и фирменных магазинов. Музеи? К вашим услугам. Особенно «вторичные», возле баров с тем самым веществом. Как вам, например, «музей Ван Гога», где, в отличие от настоящего музея, выставлены фотографии с копий работ мастера? А туристы, недавно посетившие упомянутый бар, начинают понимать, что что-то не так, только на 15 минуте «культурного досуга». Есть только одно «но» в этой услужливой ориентации – деньги потратишь все равно. Это неизбежный результат прогулки по Амстердаму. Собравшись вместе после моциона, наша группа довольно уныло обозревала сделанные в сувенирных и сырных лавках приобретения:

- Ты не знаешь, зачем мне шесть открывашек для пива, вот эти непонятные предметы и пачка блокнотиков?

- Лучше ты скажи, где я собираюсь хранить столько сыра.

Сыр, кстати, благополучно доехал до Бишкека, пережив полдюжины перелетов и самые разные гостиницы, и оказался настолько вкусным, что стал «едой, за которой я буду скучать». У нас ничего похожего не продают. Ничего-ничего, даже капельку похожего, несмотря на изобилие в магазинах.

Тюльпаны, деревянные башмаки, мельтешащие туристы… И все же Амстердам не хуже, а лучше, чем картинки в туристических буклетах. Это как пойти на фильм, ожидая, что он будет, как обычно, намного скучнее трейлера, и посмотреть зрелище, которое превосходит трейлер в несколько раз.

Самый-самый

О достопримечательностях и исторических особенностях Амстердама лучше меня расскажут энциклопедии и туристические проспекты. К ним и обращусь, причем, подробно.

«У Амстердама богатая архитектурная история, смешение стилей. Самым старым зданием города является het Houten Huys в Бегейнхофе. Это деревянное здание было построено примерно в 1425 году и является одним из всего лишь двух сохранившихся деревянных строений. В то время в строительстве придерживались стиля ренессанса: здания того периода можно легко узнать по фасадам, завершающимся наверху в виде лестницы. Этот стиль получил название Голландский ренессанс. В Амстердаме достаточно быстро развилась собственная архитектурная разновидность ренессанса.

В XVII веке в Голландии, как и повсюду в Европе, в моду вошел архитектурный стиль барокко; по времени это приблизительно совпало с Золотым веком Амстердама. Знаменитое здание в этом стиле барокко — Королевский дворец на площади Дам.

К 1815 году архитекторы отказались от стиля барокко и начали строить в других стилях. В тот период были построены многие здания в стиле, напоминающем готический, и поэтому о них говорят, что они представляют нео-готический стиль. В конце XIX века получил распространение Югендстиль или Арт Нуво, и именно в этом стиле было построено множество новых зданий.

Большинство исторических построек в центре и поблизости являются жилыми зданиями, как, например, обрамляющие каналы знаменитые купеческие дома.

О музеях нужен особый разговор. В Рейксмузее находится крупнейшая и наиболее важная коллекция классического голландского искусства. Музей открылся в 1885 году. В его коллекции почти один миллион экспонатов. С Амстердамом наиболее тесно связано имя Рембрандта, работы этого художника, а также его учеников, выставлены в Рейксмузеуме. Шедевр Рембрандта «Ночной дозор» — один из лучших художественных экспонатов музея. Здесь также находятся полотна таких художников как Ван дер Хелст, Вермеер, Франс Хальс, Фердинанд Боль, Альберт Кюйп, Ван Рейсдаль и Паулюс Поттер.

Ван Гог довольно непродолжительное время также жил в Амстердаме, поэтому здесь есть музей, посвященный раннему периоду его творчества. В коллекции хранятся некоторые из наиболее известных полотен Ван Гога, например, «Едоки картофеля» и «Подсолнухи». Музей Ван Гога — наиболее посещаемый музей Амстердама.

Рядом с музеем Ван Гога находится музей Стеделийк. Это самый большой в Амстердаме и один из крупнейших в мире музей, посвященный современному искусству. Одним словом, Амстердам – это еще и один из важных культурных центров Европы».

Ну вот вроде бы и все, что смог вместить мой мозг в течение короткой поездки. Если говорить о ценах в Амстердаме – тут их разброс очень широк. От среднеевропейских до совсем невысоких. Несмотря на безумный поток туристов, Амстердам сохранил достоинство и не стал дорогим, загаженным и бессмысленным городом-иллюзией. В том и фокус голландской столицы – в ней все настоящее. Даже не верится. До новой встречи, Амстердам.

Светлана Бегунова

***    ***    ****

Кафешопы Амстердама

Попасть в этот удивительный город и не зайти в кафешоп просто невозможно. Кафешопы расположены на каждом углу центральной части столицы Голландии. И поначалу даже не верится, что можно просто зайти и купить себе легкий наркотик. На самом деле все очень просто. В заведении нет музыки, не пахнет съестным. Посетитель подходит к бармену и покупает сигаретку, которая упакована в специальный пластмассовый футлярчик. Цвет крышки поведает о том, насколько сильна и забориста марихуана. Здесь представлена вся палитра от светло зеленого до ярко красного, выбирай на свой вкус. Цены от 4 до 7 евро. Причем действие расписано тут же в таблице – какая сигаретка для смеха, какая для вдохновения, а какая для дум о вечном.

Посетители, в основном молодежь, располагаются в мягких диванах и ведут себя необычайно пристойно и тихо. Не спеша беседует о чем-то, покуривая и запивая колой. Нет ни буйных, ни вульгарных. Зато много ушедших в себя, умиротворенно улыбающихся. Все очень цивилизованно и на первый взгляд скучно.

Если прогуляться по улочкам этого городка, то постоянно встречаются группы людей очень веселых, смеющихся от души, беззаботно и даже по-детски. Этот город возвращает легкость бытия и открывает новые грани человеческой сущности.

Курить травку можно на всей территории Амстердама и даже в соседней Бельгии. Однако продавать в приграничных странах строго запрещено, как и вывозить семена этого растения.

Для юных натуралистов здесь есть специальный музей марихуаны. Ничего особо пикантного и запретного здесь нет. В музее можно узнать о целебных и наркотических свойствах конопли, а также о ее применении во многих отраслях производства – от масла для ламп и полироли для мебели до штанов, очков и посуды из конопли. В буклетах музея красочно и подробно расписаны сорта марихуаны, условия их произрастания и сферы в которых их можно использовать.

Некоторые знатоки и ценители этого легкого наркотика утверждают, что в Амстердаме качество марихуаны намного выше, чем, скажем, в Средней Азии, возможно потому, что это растение здесь культивируется, скрещиваются лучшие сорта и в целом селекция возведена на серьезный научный уровень.

Многие кыргызстанцы, посетившие Амстердам, начинают серьезно обсуждать тему легализации марихуаны на территории нашей страны. Дескать, это и туристов привлечет и понизит криминагенность региона. Я считаю, что это утопия. Чтобы легализовать марихуану, нужны несколько составляющих – законопослушность местного населения, четкая дисциплина и отсутствие коррупция. Всего этого у нас нет. А поэтому местным любителям остается только мечтать о тех временах, когда наше общество дойдет до более высокой стадии развития, чтобы покурить травку было не чем-то запретным, а своеобразным вариантом проведения досуга или лечения от стресса.

Лейла Саралаева

 Фото Вячеслава Оселедко

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям