Благословенный Туркестан. Акбура

12:25, 16 Октября 2015

У меня за плечами немало путешествий по святым местам, и ни одно не обошлось без приключений и непредвиденных обстоятельств. Всегда происходило что-то необыкновенное, из ряда вон выходящее. Собираясь, каждый раз всегда гадаю: «Что будет в этой поездке?».

Например, у меня был опыт сорокодневного «отшельничества» в палатке среди гор, но внизу находился мазар, куда днем я могла спускаться и общаться с людьми. А ночью пребывала в первобытном страхе, все сорок ночей.

Меня часто спрашивают: «Зачем тебе это нужно? Почему не можешь жить, как все нормальные женщины?» Предпочитаю в такие минуты отмалчиваться – берегу силы. В путешествии пригодятся...

Внезапный звонок отвлек от привычных будней, предложили с хорошими знакомыми съездить в таинственное место. Времени на размышление не было. Ночью в дорогу. И я согласилась. День на подготовку – это даже много, учитывая, что иногда мне давали всего два часа. Для таких случаев у меня в углу всегда стоит готовый рюкзак. Супруг и сын уже привыкли и понимают, что спорить бесполезно. Ночью выехали в Талас, чтобы испросить у Манас ата благословения на дорогу. А далее – в путь. К Акбуре.

Местность Казыгурт овеяна легендами и сказаниями. В этот край не прекращается людской поток, несмотря на то, что дороги-то почти и нет. На достаточной высоте, в горной ложбинке спрятан укрытый от посторонних глаз мазар святого Акбура. Чем примечательна местность?

В XI-XII в.в. жил в этих краях великий провидец, целитель Акбура. О нем шла молва, как о сильнейшем знахаре, который обладал необыкновенной силой и могуществом. В процессе лечения всегда рядом показывался народу белый великан-верблюд, который охранял целителя от влияния темных сил. Поэтому и прозвали дервиша Акбурой, что означает «белый верблюд». По легенде, изгонял он и всякую нечисть, исцелял от любой болезни. О сказочном старце рассказывают, что он мог и летать, словно птица, мог появиться одновременно в нескольких местах. Так гласит легенда. В один и тот же день его видели в разных городах – намаз он читал в родном Туркестане и в это же время в священной Мекке. Когда пришел момент ухода святого, то его верный верблюд горько оплакивал смерть хозяина и превратился в камень у подножия Казыгурта. Так и стоит по сей день у мазара святого. Говорят, что человек, побывавший раз в этом месте, обязательно вернется еще, чтобы испить драгоценной водицы из святого источника.

Мы торопились туда, хотели попасть засветло. И хотя прибыли к подножию часов в восемь вечера, все равно опоздали и долго блуждали, ища тропу. Спрашивали у местных, но будто кто-то нас водил за нос. Крутые подъемы, глубокие рвы, десятки истоптанных, изъезженных троп, которые вели к высокогорным селам, сбивали нас с верного пути. Мы заблудились и застряли... ночью. Машина из-за камней, арыков, ухабов не могла ехать нормально. Нам пришлось идти еще и пешком, чтобы водитель все-таки смог проехать без происшествий.

Представьте, жуткая ночь. Вокруг только горы. Низко над головой мерцают звезды, но все равно темень и только фары машины освещают путь. Парами четыре женщины, одна из которых – наша провожатая, целительница (она не разрешила назвать своего имени) – сама не может найти дорогу. Но уверенности у нее хоть отбавляй.

Она, которая старше нас почти на двадцать лет, легко взобралась на близлежащую вершину, чтобы понять, где мы находимся. А мы в душе запаниковали, хотя и скрывали это. Все неимоверно бодрились, будто еженощно вот так гуляют по безлюдным горам. Я немного отстала от своих «смелых и отважных» попутчиц. Машина ехала сзади и, видимо, я оказалась на пути, мешала проехать. Водитель просигналил. Да так, что я от страха подпрыгнула на метр в воздух. Водитель признался, что сам не на шутку испугался.

Странно, вокруг никаких признаков жизни. Но наша «руководитель» уверена, что мы обязательно доедем во что бы то ни стало и ведет, смело шагая в пустоту. Мы, отчаявшиеся, немного ворчим-брюзжим, недовольные тем, что остались ночью в непонятном месте, где ничего и никого. А я была уверена, что в этой глубинке мы абсолютно никого не найдем. Так мы блуждали почти четыре часа.

Никто явных нервных упреков не высказывал, да и нельзя в таких местах так себя проявлять, себе дороже обойдется. Я неосторожно ляпнула, что неплохо бы убраться нам сейчас отсюда подобру-поздорову, пока машина цела и пока мы невредимы. Но они – эти не к месту подобранные тихие слова – так и повисли в воздухе. Молча шли, а наша провидица присматривалась к каждой травке, к каждому камню.

Нужно отдать должное нашей эжешке, она не сомневалась ни на одну минуту и ее уверенности можно было позавидовать. Она то и дело легко и грациозно взбиралась на горные кручи, высматривая дорогу во тьме и снова спускалась, и шла дальше. Мы плелись, волочились, боясь остаться среди камней и ям, среди бурханов и колючек. Машина медленно двигалась за нами. И водитель оказался профессионалом. Удивительно, как осторожно он смог проехать, не повредив транспорт, не проколов шины и не поцарапав бока. Просто свершил невозможное. А мы тащили свои обессилевшие тела в непроглядную темень, не зная, что самое сложное и самое жуткое ждет нас впереди...

- Меня еще не оставляли мои отцы и деды. Они обязательно приведут нас к цели. И мы гарантированно найдем дорогу. Обязательно попадем на мазар,- торопливо и взволнованно говорила наша целительница и уверенно шла вперед, освещая себе путь фонариком от «сотки». За ней вяло, спотыкаясь и оступаясь, плелись три измученные женщины, уже полностью разуверившиеся, что в такой темноте сможем найти заветное место.

Мне казалось, что не живут в этой безжизненной местности люди, невозможно здесь жить. Ничего – ни зелени, ни воды, ни деревьев. Горы, колючки, камень, глина, песок. Самой последней плелась я, даже машина уже уехала вперед. Мне нужно было удержать в поле зрения свет фар и свет от фонарика. И через «не могу» не отставать. В животе урчало, ужасно хотелось горячего чая. Весь день мы торопились сюда, чтобы попасть засветло, чтобы вовремя прибыть. Но не удалось. И толком не поели.

И вдруг радостный победоносный крик донесся до нас. Это крикнула наша эжешка, указывая на выстроенную в высоту пирамидку камней. Это был знак, указывающий, что мы идем в правильном направлении. Так строят камни в святых местах на Тибете и у нас, в Азии. Значений много. Но в этот раз нам пирамидка реально помогла. Она нам показывала путь! Она давала нам надежду! И она нами была принята, как послание от наших предков – все правильно, вы на верном пути. Отлегло от сердца, упала такая ноша, стало даже легче дышать, хотя мы проделали достаточно долгий путь. Уже и на романтику потянуло. Звезды, горы... поэзия. Уже вроде и дорога более-менее выровнялась и мы смогли сесть в машину, спустя какое-то время снова вышли, а потом опять сели и снова вышли... И наконец, смогли сесть и проехать до конца. Дальше провидица знала дорогу и только повелевала: направо-налево, прямо. Света на мазаре не было.

Наконец-то мы заехали в ночной оазис. Он будто появился из ниоткуда. Живописнейшее место – деревья, ухоженная территория, тропы, палисадник с яркими цветами. Нас встречали огромные псины, виднелись постройки, скамейки, жилой дом. На веранде спали люди, проснувшиеся от шума машины. Самое любопытное началось сразу же. За нами из темноты вынырнула ниоткуда красная маршрутка. Это было самое непонятное. Откуда она вообще появилась? Мы хотя бы должны были увидеть свет от фар в горах, но ничего не заметили. А показалась она за нами, спустя минуты две-три. Из маршрутки вышло немало людей в белых одеждах. Кто они, откуда, мы не знали. Они пригласили нас к чаю, который собирались готовить сразу же, но мы отказались. Единственный мужчина, наш водитель, решил дождаться их угощения. А мы стали укладываться спать.

Хозяева мазара показали нам, в каком доме можно устроиться на ночлег. Электричества у них вообще не было. И впотьмах, цепляясь друг за друга, мы стали готовиться ко сну. Тут же были добротные тошоки, одеяла, а простыни мы взяли с собой. Ничто не предвещало чего-то такого, что могло бы нарушить наш заслуженный сон. Время было уже около часу или двух ночи. Я спокойно закрыла глаза и почти мгновенно заснула...

Внезапно меня разбудили странные звуки. Сначала не поняла и не могла разобрать, что вообще происходит. Сутки назад мы ночевали на другом мазаре и тоже слышали голоса людей. Подумали, что соседи буянят. А наутро соседи предъявили претензии нам, что мы, мол, не давали им покоя. Признаться, я ошалела. Ведь мы четко различали женские и мужские голоса, ходьбу вокруг нашего дома и т.д. Соседи тоже это слышали, возмущались нами. А больше никого на мазаре не было… Потом сами хранители святого места рассказали, что часто такое бывает и они привыкли. Главное, никто никого не трогает, а просто надо читать молитвы и воздавать хвалу Богу. И теперь, проснувшись, я подумала, что опять «духи» разошлись...

Сначала тихий женский голос издавал странные междометия. Громкость нарастала. Непривычно и жутко звучало это причитание в ночи. Мы лежали на полу, наша проводница специально легла рядом со мной, чтоб я не боялась. Она взяла мою руку и тихо прошептала: «Не бойся, читай молитву». Мои губы беззвучно двигались. Но крики становились душераздирающими и невыносимыми, ко всему прочему стал слышен мужской вой, а потом прибавились заунывные звуки какого-то музыкального инструмента. Весь этот ор продолжался так долго, что в какой-то момент я не выдержала и… решила встать и посмотреть, что вообще происходит в соседней комнате, где расположились пассажиры приехавшей за нами маршрутки.

Только я встала, и вдруг на стенах нашей комнаты, которая была плотно закрыта, начали играть «солнечные зайчики». Яркие круги, будто от большого фонаря «плясали» на стенах. Меня удержала проводница, прижав к себе. Передать, как я испугалась, не смогу. Мне казалось, что я окаменею от этой жути и страха. Весь танец «зайчиков» продолжался под эти невыносимые звуки в соседней комнате...

Это была самая кошмарная ночь в моей жизни! Много было паломничеств, много было страхов, много было невероятных историй в Индии, Непале, Китае и Тибете! Но такой жути еще не было! Я буквально приросла к полу в леденящем душу страхе. Казалось, вот-вот дверь откроется и они, хозяева этих звериных голосов, ворвутся к нам и загрызут нас, всех до одного.

С другой стороны в меня вцепилась еще одна женщина, напуганная до смерти. О другой, которая спала с мужем- водителем, я мельком подумала, что они с краю и муж рядом, возьмет удар на себя. Вопли, вой, загробные звуки душераздирающей мелодии все продолжались. То утихали, то нарастали, то становились набатом в ушах, то полностью исчезали...

Одним словом, не пойму никак, как мы остались живыми?! Естественно, невозможно было уснуть уже вторую ночь подряд. В душе я себя корила, мол, какого черта сорвалась из теплого дома?! Сейчас бы спала в уютной постели и спокойно бы видела цветные сны! Ощущения, впечатления, чувства страха и ужаса неописуемы. Ты просто в шоке и ступоре, ты ничего не можешь сделать. Лежишь, как оловянный солдатик и не можешь двигаться.

Едва забрезжил рассвет, как я вскочила, не в силах оставаться в этом месте. И, естественно, встали и остальные. В этот момент проводница сказала, что это был такой зикр, обряд вхождения в транс для получения информации свыше. И звуки издавали люди, которые приехали на красном бусике.

Я вышла и увидела разгуливающих туда-сюда соседей. Вроде люди как люди… Я не смогла, вопреки воспитанию, удержать свой нездоровый интерес. Вглядывалась в их лица, бесцеремонно разглядывала и пыталась найти что-то звериное. Но нет. Обычные люди. Прилично одеты. Лица светлы... Так что за метаморфозы с ними ночью происходят? На этот вопрос мы так и не узнали ответа, потому что они поднялись на вершину свершать еще какие-то обряды. А наша проводница пожурила их, сказав, что надо думать о других.

Хранители утверждали, что никто и никогда не проводил здесь раньше таких обрядов, не было ничего подобного, своих «чудес» каждую ночь хватает, но то от силы непонятной, а это – люди... Странные «зверогости», извиняясь, пригласили нас в Алматы на «лечение испуга». Но мы отказались, нам даром такое «лечение» не нужно.

Утром все было по-другому, мило и приветливо. Место удивительное. Зашли в мавзолей¸ почитали молитву, испили воды из родника, позавтракали с горячим чаем, искупались в водоеме, где плавали рыбы. Простыли...

Ах, да, забыла рассказать, что в тот момент, когда еще мой покой не нарушили леденящую душу звуки, приснился мне чудесный сон. Такой яркий и прекрасный, будто в раю побывала.

А место то все равно роскошное. Тенистое, скрытое среди гор. И изумительно красивое. Может, и правду говорят, что приехав однажды, обязательно вернешься. Самое любопытно, что когда мы уезжали, то без труда нашли нужную тропу, и не было у нас таких трудностей, как нынешней ночью. Проехали и ни разу не выходили из машины. Не пойму только, почему так быстро выбрались к трассе. Ведь ночью блуждали почти четыре часа. Домой, домой, домой. Нескоро я забуду это путешествие…

Аймира Урустемова 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям